Появление государства Южный Судан меняет расклад сил на огромном пространстве - аналитик

Ереван, 8 февраля 2011, 10:22 — REGNUM  "Арабский мир охватила поистине революционная эйфория. После массовых демонстраций и свержения правящего режима в Тунисе, волна столь же массовых уличных протестов прокатилась по Египту, Йемену, Иордании. Одним из наиболее популярных объяснений является борьба народных масс за демократизацию, свободу, против деспотии, коррупции, клановости и т.д. В итоге имеем некий новый тип оранжево-пролетарской революции".

Об этом ИА REGNUM сообщил начальник Главного информационного управления аппарата Президента Нагорно-Карабахской Республики Давид Бабаян.

"Конечно, недовольство масс, коррумпированность правящих режимов, злоупотребление властью, клановость, закрытый режим циркуляции элит, пропасть между народом и власть имущими и т.д, имели место. Без всего этого, на пустом месте, революции не случаются. Но очевидно и то, что в тоталитарных странах, даже при наличии вышеуказанных предпосылок, для начала массовой революции зачастую нужны помощь или вмешательство извне, что имело место и в последних событиях в арабском мире. Однако оставим в стороне внутриполитические аскепты арабских уличных революций и рассмотрим их геополитические императивы", - сказал он.

По утверждению Давида Бабаяна, "совершенно очевидно, что революционное сотрясение арабского мира будет иметь и весьма глубокие геополитические последствия". "Данные последствия, в первую очередь, будут проявляться в корректировке внешнеполитического курса как в ориентации на великие, так и на региональные державы и процессы. Понятно, что силы, которые придут к власти в случае успеха революции, будут ориентироваться на тех, кто поддерживал их во время противостояния, отказавшись от содействия старым режимам. По крайней мере, так будет в течение определенного времени, особенно учитывая то, что стабильность в данных странах наступит не так уж и скоро и борьба за власть там будет продолжаться. Только после того, как новые режимы окрепнут, консолидируют власть до нужной степени, они смогут пересмотреть свои взаимоотношения с основными центрами силы. Но данный период может продлиться достаточно долго, а за это время при проведении соответствующей политики пересмотр внешнеполитического курса может быть уже невозможен или же станет чреват серьезными потрясениями. Именно данный промежуток и является ключевым с политической точки зрения политически периодом, который требует максимального напряжения сил. Между тем на Ближнем Востоке и в Северной Африке происходят процессы, в свете которых революционные потрясения в арабском мире весьма кстати. Таких процессов несколько", - отметил Давид Бабаян.

В качестве примера он привел процессы, происходящие в Судане.

"Как известно, в начале 2011 года референдум о независимости прошел в Южном Судане, после чего стало очевидным, что на карте Африки появилось новое независимое государство. Причем, международное сообщество и ряд глобальных игроков, в частности, США, еще до самого референдума заявили о необходимости признать итоги референдума, призвав власти Судана смириться с неизбежным. Кроме торжества справедливости и закрепления начала нового этапа формирования независимых государств, появление независимого государства Южный Судан существенно меняет геополитический расклад сил на огромном пространстве. На Южный Судан, например, приходится 85% добываемой в Судане нефти. В Южном Судане скоцентрированы серьезные запасы и других полезных ископаемых. Кроме того, с обретением независимости Южным Суданом могут появиться новые бреши в системе экологической, точнее, водной безопасности Северного Судана и Египта", - отметил он. При этом Давид Бабаян заметил, что обретением независимости Южного Судана процесс дезинтеграция Судана не завершится.

"Дело в том, что в еще трех других регионах Судана - Южном Кордофане, Голубом Ниле и районе Абьей должны пройти референдумы о будущем политическом статусе этих территорий. Кроме того, в Судане имеется и известный всему миру регион Дарфур, который также может выйти из состава Судана. Получается, что Судан, будучи до распада крупнейшей по территории страной Африки, а также крупнейшей по территории страной в арабском мире (2,5 млн. км²), кроме Южного Судана (территория 619,7 тыс. км2) может потерять еще более 700 тыс. км2 (158 тыс км2 - Южный Кордофан, 45,8 тыс. км2 - Голубой Нил, 10,4 тыс. км2 - Абьей и 493 тыс. км2 - Дарфур). В сумме это больше половины территории Судана до начала распада. Понятно, что все эти процессы могут вызвать негативную реакцию в арабском мире, особенно в Египте", - сказал Давид Бабаян, пояснив, что на почве этой негативной реакции арабский мир может консолидироваться, и базой для такой консолидации может стать исламизм и антизападный экстремизм.

"Это, конечно может иметь весьма непредсказуемые последствия, особенно учитывая тот факт, что дезинтеграция Судана действительно приняла неизбежный характер. Одним из самых действенных факторов, препятствующих такому развитию ситуации, является подъем революционного движения в арабском мире, предпосылки для которого, как уже было сказано, действительно имеются. Таким образом, арабский мир будет занят другими проблемами. А когда все уладится, в регионе будет уже совершенно иная ситуация. В какой-то степени революционные события будут иметь эффект геополитического наркоза и таким образом позволят относительно безболезненно решить ряд ключевых геополитических задач", - резюмировал Давид Бабаян.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail