Виктор Ольжич: Атомные мифы Литвы и "коварство России"

Москва, 3 Февраля 2011, 22:49 — REGNUM  

Похоже, что новая АЭС в Литве стала в стране третьей религией после католицизма и баскетбола. Ее хотят строить вопреки здравому смыслу и увещеваниям экономистов. Не имеющая алюминиевых заводов и тому подобных предприятий крупной промышленности страна, которая живет в долг, собирается строить стоящую миллиарды литов электростанцию в регионе, который завтра будет перенасыщен атомными электростанциями. Уже закрытая Игналинская АЭС (ИАЭС) большую часть электроэнергии продавала - благо, она была единственной АЭС в регионе. Но если теперь некуда будет ее продавать, нужна ли Литве АЭС? Сколько Литве нужно электроэнергии? Станет ли она дешевле, чем сегодня, когда Литва покупает электроэнергию на внешнем рынке? Огромные затраты на строительство АЭС не поднимут ли стоимость электроэнергии для литовцев, обессмыслив все жертвы?

Литовские эксперты с цифрами в руках доказывают убыточность будущего проекта, а литовские предприниматели высказывают большие сомнения в том, что разговоры о будущей АЭС не являются "сказкой", очередной аферой политических элит. Однако официальный Вильнюс не хочет даже обсуждать идею возможного отказа от строительства АЭС, как если бы это было самодовлеющим "делом чести". Вступают в силу такие мифические категории, как "опасность ИАЭС", "безопасность новой АЭС", "патриотизм" (Литва без АЭС - не Литва), "энергетическая зависимость" и т.д.

Рассмотрим эти мифы по порядку.

Миф об опасности закрытой Игналинской АЭС

Во-первых, тяжело понять литовских политиков, которые, имея доставшуюся в наследство от СССР самую мощную в регионе Игналинскую АЭС, безопасность которой контролировалась МАГАТЭ и скандинавскими странами, вложившими в усиление безопасности ИАЭС миллионы долларов (ИАЭС поэтому специалисты называли "самой безопасной в регионе"), при вступлении в ЕС пообещали ее закрыть. В то время, как ИАЭС могла спокойно работать еще десяток (а по некоторым прогнозам - и десятки) лет. И не было бы головной боли. Другие страны, вступающие в ЕС, отвоевывали себе у Евросоюза важные для их экономики позиции.

С другой стороны, Брюссель указывал на якобы существующую опасность ИАЭС в связи с тем, что на ней стояли реакторы "чернобыльского" типа. Но весь регион на Востоке Европе застроен АЭС именно с такими реакторами. Так согласно какой логике Брюссель требовал у Литвы закрыть ИАЭС, если в России, на Украине полно этих, по мнению ЕС, "потенциальных чернобылей"? Выросла ли безопасность Евросоюза после закрытия ИАЭС? Уж не говоря о том, что чернобыльская трагедия могла быть - и как показывают десятилетия, прошедшие после нее - была исключением из правила, в котором главную роль сыграл человеческий фактор: ни на одной АЭС с "чернобыльским" типом реакторов после этого не случилось ничего подобного. В то же время довольно серьезные аварии случались на западных АЭС "нечернобыльского" типа.

Миф о "патриотизме"

Новая АЭС как основание гордиться своей страной? Бедная, разоренная страна, в центре которой возвышается мощная АЭС - вряд ли может быть предметом патриотической гордости. Десятки западных стран сегодня гордятся высоким уровнем жизни, развитой экономикой, культурой, не обладая никакими АЭС. Покупая электроэнергию на внешнем рынке или развивая "альтернативную энергетику", производство электроэнергии из местного вторичного сырья (которого, по сведениям экспертов, в Литве вполне достаточно для обеспечения насущных нужд) и т.п.

С другой стороны, табуированной сегодня в Литве считается тема опасности АЭС вообще для таких численно маленьких народов, живущих на территориально маленькой площади, как Литва. В случае атомной катастрофы фактически это означал бы конец нации. Если бы Чернобыль случился в Литве, литовской нации уже не было бы - вся Литва стала бы радиоактивной зоной. Не по этой ли причине соседние Латвия и Эстония пока не планируют реального строительства своих АЭС? А проблема отработанных радиоактивных отходов? Что бы не говорили о безопасности их хранения - это и накладно, и опасно. У такой страны, как Россия, много территории, куда можно вывезти и закопать отходы. А Литва будет постепенно превращаться в кладбище собственных радиоактивных отходов. Уже сегодня Литва имеет головную боль, строя кладбище для радиоактивных отходов уже закрытой ИАЭС: деньги, выделенные Брюсселем на это, куда-то исчезли, а хранилища все еще нет. Говорят, что последний скачок цен на электроэнергию для литовских покупателей во многом связан с необходимостью субсидировать строительство этих хранилищ. Строительство же хранилища для отходов новой АЭС никакой Евросоюз точно не будет субсидировать. Таким образом, "патриотизм" идеи новой АЭС - выглядит довольно сомнительным в виду вышеизложенных соображений. Настоящие патриоты, быть может, должны были бы заявить как раз о "неатомной Литве", природу и генофонд которой нужно сохранить для будущих поколений.

Миф об "энергетической зависимости"

Бывший президент Литвы Валдас Адамкус любил повторять, что Литва является "энергетическим островом". И в этом есть много правды. Литва сегодня отрезана от Запада, зависит почти на сто процентов от российских энергоресурсов: прежде всего, от российского газа, но также и от нефти, которая, после приостановки работы нефтепровода "Дружба", завозится на Мяжейкяйский нефтеперерабатывающий завод танкерами. После закрытия ИАЭС Литва стала также покупателем российской электроэнергии (правда, о поставках электроэнергии через Белоруссию договорено и с Украиной).

Понять желание Вильнюса стать "энергетически независимым" от России можно. Более сложно понять логику, согласно которой этой независимости можно достичь, построив новую АЭС. Не получится ли так, что себестоимость электроэнергии новой АЭС будет гораздо выше себестоимости электроэнергии на соседних АЭС в Польше, Белоруссии и Калининградской области? Что касается Калининградской области, то вполне очевидно, что электроэнергия будет дешевле у того, кто обладает собственным сырьем, ураном. А Литве придется его покупать.

Разве литовцы, обладавшие собственной АЭС, не платили за электроэнергию больше, чем соседи, латыши и эстонцы, АЭС не имевшие (факт, что платили больше)? Разве сегодня бензин в Литве стоит не больше, чем в других прибалтийских странах, несмотря на то, что именно в Литве находится лидирующий в регионе Мяжейкяйский нефтеперерабатывающий завод, доставшийся тоже в наследие от СССР? Так какие есть основания надеяться, что этот парадокс не повторится с новой АЭС?

Ведь вполне очевидно, что энергетическая независимость страны зависит от возможности выбирать. Если сегодня "Газпром" продает Литве газ намного дороже, чем находящейся гораздо более далеко Германии, то не потому, что у Литвы нет газового месторождения. Просто Германия имеет газовые хранилища и возможность выбирать других поставщиков газа.

Тем временем все разговоры о прокладке высоковольтных электролиний через Польшу на Запад, а также электрокабеля в Швецию, так и остаются разговорами. Все силы брошены на осуществление мифа - строительство новой АЭС, которая якобы принесет Литве энергетическую независимость и благосостояние. В чем приходится сильно сомневаться в виду грозящей убыточности будущей АЭС. Литовские политики уже прославились тем, что дважды сделали убыточным мощное предприятие - Мяжейкяйский нефтеперерабатывающий завод (МНЗ): первый раз продав его американцам, второй - полякам. Как те, так и другие не имели своей нефти. И в первом, и во втором случае главную роль сыграл тот же "патриотизм", "идеология", приоритеты выбора "западного" стратегического инвестора, а не здравый смысл и трезвый расчет. Потому что такой объект, как МНЗ, мог быть сказочной курицей, приносящей Литве золотые яйца. Но установка "не подпустить к крану Ивана" (выражение тогдашнего министра экономики в правительстве консерваторов) сделала свое черное дело, лишив завод дешевой нефти и сверхприбылей, а литовский бюджет важного источника пополнения.

Миф о "коварной России"

После закрытия ИАЭС Россия не на шутку обеспокоилась энергообеспечением Калининградской области. Ведь ИЭАС в советские времена была задумана как крупнейшая электростанция, обеспечивающая электроэнергией весь западный регион тогдашнего СССР. Эту функцию она и исполняла вплоть до бессмысленного закрытия по требованию Брюсселя в 2009 г.

Решение строить собственную АЭС, принятое Москвой, вполне укладывается в рамки элементарной логики: коль скоро такая мощная АЭС, как ИАЭС, перестала существовать, нужно строить собственную АЭС, в Калининградской области. Конечно, с перспективой продавать излишки электроэнергии за рубеж, если таковые будут. Такой же логикой, очевидно, руководствуется и Белоруссия, приняв решение строить АЭС. Не забудем, что Россия и Белоруссия несоизмеримы по величине с Литвой и их потребности в электроэнергии несравнимо большие.

Конечно, решение соседних стран строить свои собственные АЭС - не очень приятная новость для Литвы, которая предпочла бы вернуться к ситуации, когда она была единственной страной региона, обладающей АЭС, обеспечивавшей электроэнергией эти страны. Но в прошлое не вернуться, в мире действуют жесткие законы конкуренции и бизнеса. Кто раньше начал, перехватил инициативу, забил площадку, тот и в выигрыше.

Что же делают литовские политики? Пеняют на себя? На свою неповоротливость (никто не мешал им начать проект новой АЭС задолго до запланированного закрытия ИАЭС - и уникальные специалисты-атомщики не разбежались бы)? Нет, они предпочитают винить во всем соседние Россию и Белоруссию, которые сговорились, чтобы не дать Литве построить новую АЭС, чтобы держать ее в "энергетической зависимости".

Поначалу такая позиция казалась настолько странной, что смахивала на фантазии политологов. Однако события последних месяцев не оставили сомнения в том, что литовские руководители на самом деле считают перехват инициативы Россией (и, возможно, Белоруссией) не проявлением более расторопной предприимчивости, а чуть ли не идеологической диверсией. Сначала премьер Литвы Андрюс Кубилюс выступил со странным заявлением, что якобы руководители Кремля ездят по Европе и делают все, чтобы, путем запугивания потенциальных инвесторов, способных субсидировать проект, сорвать строительство новой АЭС в Литве. Кубилюс считает, что главы Кремля "пытаются отговорить потенциальных инвесторов в АЭС", писало литовское агентство ELTA в конце ноября 2010 года. В интервью новостной радиостанции Žinių radijas литовский премьер сказал: "На протяжении всего года мы видели много усилий, различных инициатив в связи с якобы строительством электростанций в Белоруссии и Калининградской области ("якобы строительство" АЭС в Польше он решил не заметить - ред.), много других действий, сами руководители Кремля посещали многие европейские страны, стараясь отговорить потенциальных инвесторов. Меня не удивляет тот факт, что сейчас, когда заявки потенциальных инвесторов получены, в Литве начинаются некоторые процессы, вызывающие хаос".

Если завтра в Литве начнутся, не дай Бог, какие-нибудь социальные волнения в силу неумения властей совладать с экономической и социальной ситуацией (чудовищные масштабы эмиграции трудовой силы из страны и каждый шестой литовец, живущий за счет благотворительности), то уже понятно, где искать виноватого. Конечно же, в Москве.

После того как из списка инвесторов новой АЭС ушли французская компания Electricite de France, а вслед за ней и последний претендент - корейская компания Korea Electric Power Corp. (Kepco), в Литве уже в декабре минувшего года опять стали звучать разговоры о "руке Москвы". Стали опять звучать речи, что давление России на потенциальных инвесторов могло быть одной из причин, из-за которых Литве, объявившей международный конкурс, не удалось найти компанию для строительства новой АЭС в Висагинасе. В частности, ряд литовских политологов озвучил мысли литовских политиков. Среди них - известный эксперт по внешней политике, доцент Института международных отношений и политических наук Вильнюсского университета Кястутис Гирнюс. "Существует серьезная возможность того, что Россия оказывала давление на отдельные компании, чтобы они не участвовали в этом конкурсе", - сказал Гирнюс. Правда, он добавил: "Но я не хочу потеряться в теориях заговора. Однако можно сказать, что России понравилось бы, если бы Литва осталась зависимой от ее энергетики. Существует и возможность того, что будут строиться станции и в Белоруссии, и в России, (и опять умолчание об уже состоявшемся решении о строительстве АЭС в Польше - ред.) так что может возникнуть вопрос: будет ли достаточное число покупателей на литовское электричество".

Но ведь это совершенно разные вопросы: то, что России может "понравиться" зависимость Литвы от российской энергетики, - это ведь естественно. Если инвесторы не решаются рисковать, видя, что Россия и Белоруссия уже начали собственные проекты АЭС, то при чем здесь "рука Москвы"? Допустить, что соседние страны, вкладывая миллиарды, специально строят АЭС, чтобы насолить Литве - могут только люди с бурной фантазией. Может быть, россияне более предприимчивы, больше могут заинтересовать инвесторов. А, может, просто у большой страны больше возможностей и перспектив для инвесторов. В такой ситуации небольшая страна меняет тактику и решает проблему своей энергетической независимости другими путями (см. выше), а не начинает старую песню о "коварной руке" соседа. Одни страны строят электролинии, прокладывают электрокабели, чтобы соединиться с другими рынками и иметь выбор, а, значит, и основание для торга. Другие строят электростанции на альтернативных источниках энергии: сжигают мусор, отходы, строят ветряные электростанции, ищут собственные природные энергоисточники в земле и на дне моря. К тому же, напомним, в Литве нет огромных металлургических, алюминиевых заводов, которым нужны огромные количества электроэнергии.

Надежда, что литовская политика выйдет из плена мифов и начнет трезво оценивать ситуацию, мысля прагматично и просчитывая степень риска, пока себя не оправдала. То "Ивана" к крану не подпустим, то "Иван" мешает АЭС построить. Новый президент Литвы Даля Грибаускайте до последнего времени поддерживала идею строительства АЭС. Однако после провала с инвесторами стала говорить о "неудобном времени" для этого проекта. На самом ли деле опытный финансист считает новую АЭС панацеей для Литвы, или же она просто пока не рискует пойти против национального мифа о Литве как "атомном государстве", прислушавшись к аргументам литовских противников этого мифа, - покажет время.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
09.12.16
ГД примет бюджет-2017: Бюджет стагнации переходящий в бюджет обрушения?
NB!
09.12.16
Госдума обсудит отмену депортации из России бывших граждан СССР
NB!
08.12.16
Новояз США о глобальных вызовах и тенденциях Запада в XXI веке
NB!
08.12.16
Встреча «АЗ» — «Зенит» закончилась победой голландцев
NB!
08.12.16
В чем причины фиаско российского авианосца «Адмирал Кузнецов» в Сирии?
NB!
08.12.16
Губернатора Петербурга просят объяснить передачу «Зенит-Арены» за 1 рубль
NB!
08.12.16
Трамп позвонил президенту Финляндии обсудить Россию и Арктику
NB!
08.12.16
«Украинская постправда» и жители Украины
NB!
08.12.16
США и Китай. 2017 год точно не будет в Америке китайским
NB!
08.12.16
Убийство и самоубийство: Как развалили нашу страну
NB!
08.12.16
Константинопольские следы белой русской разведки. Очерк IV
NB!
08.12.16
«Серые банкиры» обналичили в Крыму 2,6 млрд рублей
NB!
08.12.16
Кадыров опроверг сообщения СМИ: «В Чечне нет батальонов «Восток» и «Запад»»
NB!
08.12.16
Путин: Волосы дыбом встают от несуразиц в правоохранительной сфере
NB!
08.12.16
«Смысл «дела Павловца» — чтобы белорусы боялись симпатизировать России»
NB!
08.12.16
Владимир Путин поручил защитить детей от тюремной субкультуры
NB!
08.12.16
Севастополь продаст госсобственность, чтобы выровнять доходы бюджета
NB!
08.12.16
Известен потенциальный оператор миллиардного «мусорного» рынка Ленобласти
NB!
08.12.16
Госдума не намерена запрещать госслужащим владеть недвижимостью за рубежом
NB!
08.12.16
«Приватизация «Роснефти» — личный триумф Путина» — Financial Times
NB!
08.12.16
Кремль о призыве к новым санкциям против РФ: «Вместо помощи — угрозы»
NB!
08.12.16
Реакция на ледяной коллапс: наказание виновных и покупка спецмашин