Сергей Шиптенко: Белоруссия заканчивает с "многовекторностью"

Москва, 31 января 2011, 17:26 — REGNUM  

Перспектива введения Евросоюзом комплекса санкций в отношении официального Минска - главная тема для обсуждения как в среде белорусской оппозиции, так и чиновничества. США и ЕС ранее применяли визовые и экономические санкции, однако приостановили их действие, не отменив полностью. Вашингтон и Брюссель пытались разыграть известную партию "добрый и злой следователь", надеясь различными способами принудить официальный Минск стать полноценным "восточным партнером" Запада.

В Минске охотно откликнулись на данную инициативу и успешно отыграли роль колеблющегося союзника России. Нельзя сказать, что эта роль была навязана и противоестественна. Однако успех имел, преимущественно, нематериальное выражение и не мог удовлетворить власти Белоруссии, рассчитывавших на "маленький рублик" вместо большого англосаксонского "спасибо". Уже вначале 2010 года многим в Минске было понятно, что "западный вектор" внешней политики РБ откровенно провалился, и с "многовекторностью пора кончать". Однако не была понятна схема более-менее красивого выхода из откровенно некрасивой ситуации, которая стала осложнять не только внутриполитическую ситуацию в республике, но и реализацию Минском "восточного вектора", и без того максимально осложненного информационно-пропагандистскими баталиями с Кремлем и торговыми войнами.

Всё образовалось в декабре. Подписание декабрьских соглашений в Москве о беспошлинных поставках нефти, ратификация Минском пакета соглашений о создании ЕЭП и принятие председательства в ОДКБ, признание итогов президентской кампании 2010 года со стороны Кремля предопределили разворот Минска в восточном направлении. Образно говоря, в то время, когда Запад показал Минску кнут, Кремль предложил пряник и удочку, с помощью которой можно наловить много рыбы в общем евразийском море России, Казахстана и Белоруссии.

Минск стремится последовательно реализовать ряд ключевых вопросов и его не останавливает цена решения этих вопросов. Задачей №1 было сохранение внутриполитического status quo: Лукашенко у власти, оппозиция в андеграунде. Задача была выполнена, а какой ценой - разговор отдельный. Факт заключается в том, что Лукашенко исполняет полномочия президента и, если не произойдет чего-то экстраординарного, будет оставаться на вершине власти третий десяток лет (возможно, станет "елбасы"). В данной ситуации, учитывая местную специфику, стимулятором "экстраординарного" может выступить лишь внешний фактор. И в этом нет ничего удивительного: на протяжении последних 15 лет было сделано всё для того, чтобы закатать под асфальтобетон любые обсуждение альтернативы общественного развития, не говоря уж о том, чтобы дать этим альтернативам (оппозиционным по своей сути) развиться, институционализироваться.

Когда независимые белорусские СМИ намекают, а западные прямо пишут о том, что в Белоруссии нет развитого гражданского общества, политическая система недемократична и т.д. - в этом нет искажения действительности, но это лишь часть правды. Запад заинтересован в поддержке независимых НГО в Белоруссии не потому, что он так любит белорусов и ненавидит Лукашенко, а потому, что желает видеть альтернативу в Белоруссии, потому, что желает поддерживать те силы в белорусском обществе, которые ориентируются на Брюссель и Вашингтон, а не на Москву. При этом Запад прекрасно отдает себе отчет в том, что Белоруссия - не просто зона геополитической ответственности России, но и часть Союзного государства. Данное обстоятельство предопределяет выбор средств, которые может себе позволить Запад в отношении официального Минска. Однако, в целом, Брюссель и Вашингтон мало интересует Белоруссия сама по себе и, тем паче, персона Лукашенко. Их интересует обладание очередным рычагом воздействия на Кремль.

Заинтересован ли Кремль в сохранении status quo в Белоруссии? А почему бы и нет, если это, в настоящий момент объективно в российских интересах? Разве у Кремля есть выбор? Нельзя сказать, что Медведев (и, тем более, Путин) в восторге от персоны Лукашенко. Однако, в то время, когда США и ЕС инвестировали в создание ориентированных на себя групп влияния в белорусском обществе, Кремль спонсировал режим Лукашенко. В итоге, к декабрю 2010 года, когда настала кульминация президентской кампании, у Запада на балансе числились 7 из 10 кандидатов в президенты, а у Кремля - 0. Попутно отметим, что факт регистрации 10 кандидатов в президенты не является свидетельством развитости гражданского общества в Белоруссии или креатива минских политтехнологов. Скажем прямо: президентскую кампанию 2010 года в Белоруссии нельзя назвать президентскими выборами. "Фальсификация итогов выборов" стала общим местом оппозиционной публицистики, однако подобного рода умозаключения простительны для людей, мало знакомых не только с соответствующим параграфом учебника политологии, описывающим стадии избирательного процесса, но и белорусской спецификой. Коль нет выборов (реального, осознанного, свободного выбора), то и фальсифицировать их итоги невозможно.

Москва в сложившейся ситуации сделала ряд вполне логичных шагов навстречу Минску, не выступая его защитником перед Западом. Брюссель и Вашингтон не могли смириться с разгромом прозападной оппозиции и применили к властям Белоруссии санкции. При таком раскладе курс официального Минска на ЕЭП является вполне естественным и, по большому счету, безальтернативным. Ибо только "союз трех" даст Лукашенко возможность сохранить ту систему, которую он выстраивал столь длительное время. Евразийский интеграционный проект предоставляет бессменному руководителю Белоруссии не только легитимность, но и доступ к ресурсам России, емкому рынку сбыта белорусской продукции с более-менее приличной добавочной стоимостью, которую крайне проблематично продать где-либо вне СНГ. А что может предложить Запад официальному Минску? Лишь санкции.

Таким образом, внутри Белоруссии и вокруг неё не происходит чего-то экстраординарного. Всё логично, закономерно, понятно. Идет геополитическая игра.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.