Скандал в Страсбурге: Венгерский национализм против риторики ЕС: Венгрия за неделю

Рига, 23 января 2011, 20:56 — REGNUM  

19 января венгерский премьер-министр Виктор Орбан представлял в Страсбурге в Европарламенте на пленарном заседании программу председательства своей страны на текущие полгода в Европейском союзе. Накануне он встретился с лидерами ведущих фракций, в том числе и с главным своим оппонентом - социал-демократом Мартином Шульцем. Орбан знал, что заседание будет нелегким для него. Но в итоге случившееся явно превзошло опасения наблюдателей.

Не успел Орбан в 10 ч. 38 минут начать в стенах Еропарламента свою речь, как председатель заседания поляк Ежи Бузек вынужден был остановить его. Бузек призвал присутствующих на левой половине зала прекратить демонстрацию и обструкцию выступления венгерского премьера. Одни депутаты закрыли себе рот клейкой лентой, а другие держали листы символических венгерских газет с надписью "под цензурой". Так члены фракций социалистов и зеленых Европарламента протестовали против принятого в Венгрии в декабре минувшего года закона о средствах массовой информации. После того, как они подчинились требованию председателя, Орбан смог продолжить свою речь. Его 20-минутное выступление прошло относительно спокойно и даже шесть раз прерывалось аплодисментами депутатов.

Для начала Орбан заявил, что Венгрия первой встала с оружием в руках против Советской Империи после II Мировой войны и отдала больше всего человеческих жизней, пролив свою кровь в борьбе за свободу. (Отметим, что здесь он, конечно же, не прав. Венгерские жертвы несравнимы с масштабами аналогичных потерь поляков или литовцев). Венгрия, по мнению Орбана, первой "выбила кирпич из стены коммунизма", благодаря чему вся конструкция потом рухнула. Будапешт, по словам венгерского премьера, подтвердил миру, что коммунизм не только бесчеловечная доктрина, но и опасная угроза Западной цивилизации. Это положение депутаты Европарламента приветствовали дружными аплодисментами.

Изложенную В.Орбаном программу председательства Венгрии в Евросоюзе под лозунгом Strong Europe можно свести к нескольким пунктам:

1) Проблема долга, которая может быть разрешена развитием труда;

2) Энергетическая политика и инновации. Создание единого энергетического рынка Европы и диверсификация источников поставки энергоносителей;

3) "Рома-стратегия" - выработка совместной программы интеграции цыганства в европейское общество;

4) Расширение ЕС, включение в Союз Хорватии;

5) Распространение Шенгенской зоны на Румынию и Болгарию;

6) "Дуна-стратегия" - программа адаптации к климатическим изменениям и защита окружающей среды;

7) Проблемы демографии и семьи.

В заключение В.Орбан попросил депутатов Европейского парламента не смешивать вопросы критики внутренней политики Венгрии с ее председательством в ЕС. В противном случае, он предупредил, что готов дать им отпор. Возможная конфронтация, по словам В.Орбана, принесет больше вреда Европе, чем Венгрии. Венгерский премьер напомнил, что у него есть личная договоренность с председателем Еврокомиссии Жозе Мануэлом Баррозу по поводу злосчастного венгерского закона о средствах массовой информации. Поэтому В.Орбан еще раз подтвердил готовность венгерского правительства модифицировать этот закон в соответствии с предъявленными замечаниями Еврокомиссии.

Вслед за венгерским премьером с 10-минутной речью к парламенту обратился сам председатель Еврокомиссии. Он заявил о поддержке председательских усилий Венгрии. Что касается закона о средствах массовой информации, то, по его словам, Европейская комиссия изучает акт, чтобы уже на этой неделе сообщить венгерскому правительству свои замечания.

Вслед за ним выступил лидер фракции Народной партии (христианские демократы) Жозеф Доль. Правящая в Венгрии партия Фидес входит в это объединение. Поэтому не случайно, что дальше на пленарном заседании 19 января члены фракции (Вернер Лангерн от Германии и Эрнст Штрассер от Австрии) солидарно защищали Орбана и его венгерскую внутреннюю политику. Что касается Жозефа Доля, то он зачитал с листа текст своего выступления. Он выразил уверенность, что Европейская комиссия исполнит свою функцию, а венгерский премьер-министр выполнит свое обещание и подчинится ее решениям относительно модификации закона о средствах массовой информации.

Как показало дальнейшее развитие событий в Европарламенте, депутаты проигнорировали и примирительные пункты из речи венгерского премьера, и деловое выступление Бароззу, и заверения Доля. Последовавшие дебаты прошли совсем в иной тональности. Выступающие не стали обсуждать предложенную венгерским премьером программу председательства Венгрии в ЕС и со всей страстью обрушились на внутреннюю политику фидесистского кабинета. По образному выражению Виктора Орбана, в его программной речи 90% информационного пространства было посвящено проблемам Евросоюза и только 10% - внутренней политике Венгрии. Евродепутаты перевернули эту формулу и 90% времени своих выступлений уделили внутренней политике кабинета Орбана и только 10% - программе председательства. Как и ожидалось, в центре полемики оказался венгерский закон о средствах массовой информации. В критике его объединили свои усилия фракции социалистов, либералов и зеленых. Мартин Шульц, председатель фракции "Социалистический и демократический альянс", просто предложил Орбану "отбросить закон и вернуться с новым". Лидер либерально-демократической группы в Европейском парламенте (группа ALDE) бельгиец Ги Верхофштадт в своем выступлении заявил, что для поддержания плюрализма в Венгрии, изменения в законе нужно сделать как можно скорее. Фидесистскую Венгрию он сравнил со слоном в посудной лавке. Всех превзошел лидер фракции зеленых (Европейские Зелёные - Европейский свободный альянс) Даниэль Марк Кон-Бендит. Этот в прошлом бунтарь и вожак студенческих волнений во Франции 1968 г., теперь в 2011 г. назидательно и эмоционально учил венгерского премьера буржуазной демократии. Кон-Бендит прямо заявил, что Орбан отрекся от своего антикоммунистического и либерально-демократического прошлого и "превратился в европейского Чавеса, в популиста, который не понимает структуру демократии". Эмоции явно захлестнули вождя зеленых в Европарламенте, и он обращался к венгерскому премьеру, как к провинившемуся гимназисту.

В целом, дебаты в Европарламенте относительно венгерского закона о масс-медиа продемонстрировали невысокий уровень понимания депутатами проблемы. Исключение составляет разве что выступление социал-демократа Мартина Шульца. Все остальное - это общие слова и назидания. Ведь речь должна идти не о конце "свободы слова" в Венгрии. Наличие или отсутствие таковой зависит от конкретной практики применения закона, которая может быть разной. Поэтому дальше в своем ответе В. Орбан легко отбил нападки на этом направлении: "Вы действительно думаете, что в эпоху интернета можно подавить свободу слова?" От себя отметим иное. "Кащеева игла" венгерского закона сокрыта в структуре управления венгерскими масс-медиа, которая позволяет нынешнему премьеру получить существенные преимущества перед оппозицией на двух ближайших парламентских выборах. И преимущества эти, по-видимому, таковы, что гарантируют победу Фидес.

Сильно задело В.Орбана очередное выступление другого известного либерального политика в Европарламенте - графа Александра Ламсдорфа. Последний выразил опасение, что Венгрия при правлении В.Орбана движется от демократии к тоталитаризму.

Против закона о медиа выступил венгр Лайош Бокрош (Группа европейских консерваторов и реформаторов), немец Лотар Биски (Европейские объединённые левые (Лево-зелёные северных стран)) и др. Л. Бокрош намекнул и на другие проблемы внутренней политики Венгрии: "в посудной лавке можно найти не только слона закона о медиа".

В какой-то момент бурных дебатов политики сбросили маски. Орбан явно нервничал: об этом говорили руки и взгляд, когда он делал короткие записи. Сидевший по правую руку от венгерского премьера министр иностранных дел Венгрии Янош Мартоньи опустил глаза и не смотрел в зал. Лицо сидевшего сразу за Орбаном венгерского министра экономики Дьёрдя Матолчи окаменело. У председателя Еврокомиссии Баррозу некоторые пассажи выступлений депутатов вызывали веселый смех. Политическое действо принимало явно неполитический театральный характер. Больше часа европарламентарии терзали венгерского премьера. Наконец дали слово и ему. Виктор Орбан встал и в ответ излил в зал 12 минут холодной силы.

Так с европейским парламентом еще не разговаривал ни один премьер или президент стран Союза за всю историю существования этого учреждения. Вот некоторые фрагменты из этой речи: "Уважаемый господин Ламсдорф. Я говорю с Вами, как европеец с европейцем, как венгр говорит с немцем. Ваш закон о медиа несомненно демократичнее, чем наш новый. Положите его на стол дискуссии. Но я не приму ни от немцев, ни от кого... Только потому, только потому, что мы 40 лет жили при диктатуре не для того, чтобы теперь кто-то мог усомниться в демократических обязательствах венгерского народа. Медиа-закон... Медиа закон... Медиа-закон, естественно. можно и нужно критиковать. И я, естественно, принимаю это. Но нельзя оскорблять нацию. И я хочу прояснить, что венгерского народа и венгерского правительства демократические обязательства несомненно... [прервали]. Здесь стращали, что Венгрия движется к диктатуре. Что это, как не оскорбление венгерского народа? И мне надо сказать, что я здесь и всегда Родину-Венгрию буду защищать. Это не вопрос закона о медиа!".

Во время выступления венгерский премьер нервничал. Порой его жесты были точны, а порой нелепы - это когда он демонстративно снял перед собранием депутатов воображаемую шапку премьер-министра. Кем представил себя Орбан в тот миг? Магнатом в государственном собрании Венгерского королевства или шляхтичем на провинциальном сеймике? Трудно сказать. Тем не менее, это было очень сильное выступление с точки зрения ораторского искусства. Голос Орбана то понижался, то повышался. Темп речи изменялся. Он по очереди переводил взгляд с председателей фракций - своих оппонентов. Внешне все выглядело импровизацией. Однако венгерский премьер не повторялся, тезисы его выступления были логически законченными, порядок изложения последовательным. Все это выдает наличие "домашней заготовки". Между тем, Орбан мог легко уйти от конфронтации с Европарламентом. Для этого ему достаточно было достать из кармана и зачитать перед залом на английском заранее заготовленную шпаргалку. Это сняло бы напряжение в Европарламенте. Но он сознательно ушел от этого.

Орбан говорил на венгерском, поскольку выступление его была адресовано не только и не столько депутатам Европарламента. Его должны были слушать и услышать все венгры Дунайского бассейна. И им можно было гордиться в эти 12 минут. Речь Виктора Орбана "Я буду защищать Родину" в Европарламенте в 12.45 пополудню 19 января, вне всякого сомнения, останется в венгерской истории.

В своей речи Орбан обвинил своих критиков - депутатов Европарламента - в двойных стандартах. Указал, что закон о масс-медиа является всего лишь поводом для нападок на внутреннюю политику Венгрии. Он отверг притязания депутатов Европарламента на вмешательство во внутренние дела Венгрии, обосновав это тем, что сам он собственно для проведения своей политики имеет легитимацию конституционного большинства венгерских избирателей. Спустя несколько дней после "скандала в Страсбурге" венгры объявили, что причиной их конфликта с руководящими органами ЕС является борьба за суверенитет собственной страны. Точки над і окончательно расставлены.

"Скандал в Страсбурге" дал новое дыхание антивенгерской кампании в масс-медиа Запада. Вот только несколько заголовков из ведущих газет Старой Европы: "Холодный прием венгерского премьер-министра в Страсбурге" (Die Zeit), "Закон о медиа: Чавес Орбан готов к борьбе" (Die Presse), "Орбан сжимает кулаки. Он готов драться" (Der Standard), "Скандал" (The Neue Zürcher Zeitung), "Венгрия заметает спор с ЕС под свой ковер" (The Financial Times) и т. д.

Между тем, спустя два дня после происшествия стало известно, что в пятницу венгерское правительство получило обещанное Баррозу письмо Еврокомиссии с конкретными замечаниями относительно венгерского закона о средствах массовой информации. Венграм дается две недели для рассмотрения его и ответа.

Итоги "Скандала в Страсбурге"

1. Конфликт Венгрии с Евросоюзом из скрытого состояния перешел в стадию явного противостояния и вышел на уровень верховных учреждений Союза;

2. Европарламент в очередной раз продемонстрировал себя безответственной говорильней. Зачем нужно было нарушать повестку дня пленарного заседания? И если нет реальных инструментов воздействия, то зачем нужно унижать венгров?

3. Еврокомиссия опять показала, что не заинтересована в развитии политического конфликта с Венгрией, особенно в период председательства этой страны в ЕС. Но евробюрократия явно недовольна самостоятельным поведением венгерских политиков;

4. "Венгерскую проблему" в ЕС попытаются решить во второй половине 2011 г. Но задействованы для этого будут не верховные учреждения ЕС, а система межгосударственных отношений внутри Союза. Венгрии предстоит столкнуться с "державами", на противоречиях между которыми она попробует сыграть;

5. "Скандал в Страсбурге" продемонстрировал, что Венгрия против Старой Европы выступает пока изолированно, не получая помощи от других стран Новой Европы. Поэтому она продолжит поиск поддержки и прежде всего - у поляков;

6. Венгерский премьер Виктор Орбан смело пошел на обострение конфликта с Евросоюзом и в Страсбурге прямо обратился за поддержкой к венгерской нации. И эту поддержку он получил;

7. Популярность В.Орбана после "скандала в Страсбурге" среди собственных граждан возросла. В итоге градус национализма в Венгрии повысился. О поддержке политики Фидес в конфликте с ЕС открыто заявили радикальные националисты. Из их кругов последовало даже предложение Венгрии выйти из Союза в случае продолжения нападок на внутреннюю политику этой страны. Евродепутата от Венгрии, выступившего в среду против политики своего национального правительства, собственная партия, Венгерский демократический форум (MDF), собирается уже в феврале лишить мандата.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail