Зафар Гулиев: Азербайджан и Совет Европы: 10 лет игры в демократию

Баку, 22 января 2011, 21:30 — REGNUM  

25 января исполняется 10 лет со дня принятия Азербайджана в Совет Европы (СЕ). Как передают СМИ, в этот день в Страсбурге будут организованы юбилейный концерт и официальный прием по случаю 10-летия вступления Азербайджана в данную европейскую организацию. Армения и Азербайджан были приняты в Совет Европы одновременно - став соответственно 42 и 43 членами организации. Из европейского ареала стран СНГ только Беларусь с 1997 года "заморожена" в статусе кандидата в члены СЕ. А первыми в СЕ были приняты Молдавия и Украина в 1995 году, затем Россия в 1996 и Грузия в 1999 годах. Став членами Совета Европы, все постсоветские страны взяли на себя ряд обязательств по обеспечению демократических ценностей, свободы слова и прав человека, но говорить об успехах демократии в пространстве СНГ еще мало оснований.

Рассмотрим ситуацию с юбиляром - Азербайджаном. Более 5 лет страна упорно добивалась вступления в эту авторитетную европейскую организацию и только весной 2000 года Совет Европы приступил к реализации плана принятия Азербайджана. В марте 2000 года Азербайджан подписал большой пакет обязательств как условие для его принятия в СЕ. В требованиях СЕ особое внимание уделялось предстоящим в ноябре 2000 года парламентским выборам. Повышенный интерес к выборам был обусловлен как соображениями развития демократии, так и обеспечением правовых механизмов преемственности власти и сохранения прозападного курса страны. Таким образом, парламентские выборы 2000 года имели тестовый характер для Азербайджана.

Отличительной чертой периода подготовки и проведения этих парламентских выборов явилась очень активная роль западных наблюдателей и то, что основные субъекты данного процесса (власть и оппозиция) старались максимально усилить свои позиции и политические аргументы в контексте обсуждения вопроса о принятии Азербайджана в СЕ. В апреле 2000 года СЕ отложил принятие, увязав это с необходимостью либерализации избирательного законодательства. Но президент Гейдар Алиев, игнорируя требования СЕ, явно саботировал взятые обязательства, что не могло не спровоцировать Запад на ответные шаги. 23 мая 2000 года комитет СЕ отказал Азербайджану в принятии. Официальный Баку воспринял это как проявление двойных стандартов. Тем не менее прессинг Запада вскоре возымел действие и Г.Алиев пошел на некоторые уступки: Милли Меджлис в июне одобрил новый закон о ЦИК и заметно либерализовал правовую базу выборов. 28 июня сессия ПАСЕ рекомендовала СЕ принять Азербайджан, но окончательное решение было отложено на поствыборный период. Тем самым, Г.Алиеву вновь был предоставлен шанс - подтвердить готовность выполнить взятые обязательства. 6 сентября того же года СЕ решил изучить ситуацию в Азербайджане и рассмотреть вопрос после выборов. Такая позиция СЕ вселяла оппозиции и избирателям надежду на возможность честных выборов или, в случае тотальной фальсификации, на непризнание их итогов. 7-9 ноября СЕ решил провести специальный мониторинг с целью изучения уровня демократии, состояния свободы слова, хода выборов и поствыборной ситуации. Было объявлено, что в зависимости от результатов мониторинга в январе 2001 года будет вынесен окончательный вердикт. Но и без мониторинга было ясно, что официальный Баку, проигнорировав многие пожелания Запада, провел выборы по своему сценарию и сформировал в итоге почти "однопартийный" парламент. Оппозиционные партии 14 ноября подписали соглашение о непризнании итогов выборов и неучастии в работе парламента. В ожидании вердикта СЕ команда Г.Алиева осуществляла "имитационную косметику" и спешно, но безуспешно, заметала явные следы фальсификации.

Сразу после завершения в Азербайджане парламентских выборов в Страсбурге состоялось заседание Комитета министров Совета Европы на уровне послов, где обсуждался вопрос вступления Азербайджана и Армении в СЕ. Были заслушаны доклады руководителя международной миссии наблюдателей от Парламентской ассамблеи СЕ Андреаса Гросса и члена делегации из Венгрии Андраша Барсоли, вылетевших в Страсбург из Баку, которые поделились далеко не приятными впечатлениями о ходе выборов Азербайджане. По итогам докладов мнения "за" и "против" принятия Азербайджана и Армении разделились. В результате было принято предложение о приеме Азербайджана и Армении в СЕ, но с предъявлением Азербайджану пяти, а Армении - трех условий. Этот альтернативный между "принятием" и "непринятием" план предложила Германия. Пять требований к Азербайджану включали в себя необходимость мирного решения карабахского конфликта, исправление недостатков, обнаруженных на парламентских выборах, демократизацию и соблюдение прав человека, либерализацию законодательства и возможность мониторинга Советом Европы ситуации в Азербайджане. Два условия, предъявленные к Армении, были схожи с требованиями к Азербайджану - мирное решение карабахского конфликта и возможность мониторинга ситуации в стране. Последнее же условие было связано с демократизацией и изменением законодательства, касающегося дискриминации по национальному и религиозному признаку.

Азербайджан обязали в течение месяца - ко дню торжественной церемонии принятия страны в СЕ - представить доклад, отвечающий на критику международной группы наблюдателей в связи с допущенными нарушениями на парламентских выборах и исправлением выявленных фальсификаций. Было заявлено, что если к указанному времени все проблемы будут успешно решены, двери в СЕ откроются для Азербайджана.

Несомненно, что СЕ в ходе мониторинга собрал достаточный материал для доказательства того, что Азербайджан не выдержал тест на демократические выборы. И предоставленный шансовый месяц ничего по существу изменить не мог. Тем не менее, как это уже не раз бывало ранее и многократно повторялось впоследствии, Запад "закрыл глаза" на недемократичные выборы и принял Азербайджан в свои ряды. Эмиссары СЕ в основном пытались уговорить властные структуры и оппозицию пойти на взаимные компромиссы: первым внушали необходимость повышения квоты оппозиции в Милли Меджлисе, вторым рекомендовали пойти на повторные выборы и участвовать в работе парламента. В итоге часть оппозиции решила участвовать в работе парламента. К этому времени уже никто не сомневался в положительном вердикте Совета Европы. Так и произошло.

Значение приема Азербайджана в Совет Европы трудно переоценить. Для республики и ее граждан открывались большие перспективы во многих областях европейского сотрудничества. Безусловно, членство в СЕ было также важно с точки зрения развития демократии в Азербайджане и решения многих проблем страны. Но решение СЕ о принятии Азербайджана сразу после скандальных выборов выглядело как награда власти за фальсификацию и потому вызвало в обществе массу недоуменных вопросов. Ведь Азербайджан был принят по итогам странной игры в демократию вокруг недемократичных парламентских выборов. Показательно, что СЕ вынес положительный вердикт после того как убедился в нежелании Г.Алиева выполнить рекомендации по демократизации выборного процесса. Президент провел выборы по своему сценарию и добился принятия страны в СЕ. Возможно, обе стороны этой странной игрой в демократию камуфлировали прагматические мотивы: президент с авторитарным "талмудом" входит в СЕ, но в обмен предоставляет Западу иные (геополитические и энергетические) компенсации. В этой игре Г.Алиева вряд ли можно упрекнуть в непоследовательности, а вот Запад озадачил своей беспринципностью. И, несмотря на радость от принятия страны в высшее европейское сообщество, многие тогда в Баку пытались найти ответ на вопрос: почему СЕ, забыв свои же требования, пошел на явные уступки? Такое странное поведение пытались объяснить в рамках двух версий:

* одни полагали, что геополитические реалии и реальная угроза "события Х" (в связи с нарастающей болезнью Гейдара Алиева) побуждают СЕ поскорее интегрировать Азербайджан в свою структуру, чтобы закрепить прозападный курс страны и иметь возможность для активного влияния на развитие ситуации;

* другие считали, что авансовым кредитом доверия, Совет Европы стремится стимулировать движение Азербайджана в прозападном и демократическом направлении и ускорить реализацию желаемых преобразований в стране.

Так или иначе, но Азербайджан через 10 лет после обретения государственной независимости - 25 января 2001 года - стал полноправным членом Совета Европы. С тех пор также прошло 10 лет. Срок немалый для подведения итогов.

В момент вступления страны в СЕ в азербайджанском обществе преобладали оптимистические ожидания. Многие полагали, что под неусыпным мониторинговым контролем Европы и перманентно усиливающимся с ее стороны политическим давлением азербайджанское общество в короткий срок трансформируется в демократическое. За прошедшие 10 лет СЕ на самом деле добился только того, что в Азербайджане в сугубо имитационном ключе произошли некоторые реформы, свидетельствующие о формальной либерализации общества. Достигнут определенный прогресс в решении проблемы политических заключенных. В стране уже который год функционирует институт омбудсмена. С осени 2005 года наконец-то начало свою работу Общественное телевидение. Были также пересмотрены (не всегда в лучшую сторону) многие положения Избирательного кодекса и осуществлены некоторые корректировки в ряде законодательных актов. Все эти новации, невзирая на их формальный и имитационный характер, тем не менее, можно условно отнести к позитивам многолетнего сотрудничества Совета Европы с руководством Азербайджана.

Вместе с тем немалая часть требований СЕ (и обязательств Азербайджана), сформулированных 10 лет назад, так и остались на бумаге. Более того, в последние годы в Азербайджане наблюдается явный откат даже от тех мизерных демократических завоеваний, которые были достигнуты ранее. Таким образом, можно констатировать "провал" продекларированного официальными лицами СЕ курса на демократизацию Азербайджана. В то же время, необходимо признать "успех" стратегии руководства страны по защите собственных авторитарных позиций и саботированию целого ряда своих обязательств перед СЕ. Как бы то ни было, но итог всех этих имитационных игр в том, что Азербайджан за последние годы не только не стал ближе к демократии, но ещё более удалился от неё.

На сегодня всё ещё остается нерешенной до конца проблема с политзаключенными и более того - действующая система власти перманентно продолжает практику преследования лиц по политическим мотивам. Функционирование института омбудсмена протекает в теневом режиме "защиты интересов власти" и практически не оказывает заметного влияния на либерализацию азербайджанского общества. Наиболее наглядно имитационность проявилась в трансформировании национального телевидения в общественное. Формально телеканал уже давно работает, но его вряд ли можно назвать независимым, плюралистическим и открытым для всего общества: он по-прежнему обслуживает интересы правящей элиты и потому проблематично рассчитывать на реализацию позитивной его миссии. Таким образом, и в этой сфере ожидания общества были девальвированы: причем СЕ предпочел "закрыть глаза" на этот нонсенс, как до этого не замечал другие. В стране уже который год действует негласный запрет (даже в период проведения выборов) на свободу собраний, манифестаций, митингов и т.д. Продолжается, к тому же, в нарастающем ключе, политика ограничения свободы слова и преследования журналистов. Который год откладывает принятие закона "О диффамации". Нет ощутимых подвижек в процессе мирного урегулирования карабахской проблемы. Что же касается выборной демократии, то с переходом Азербайджана к системе абсолютно формальных советских выборов, эта тема уже почти снята с повестки дня СЕ.

Кстати, все указанные негативные тенденции Совет Европы в прежние годы формально фиксировал в своих отчетах, осуществлял периодически мониторинги и официальные обсуждения по ситуации в нашей стране, подвергал руководство Азербайджана дежурной критике и давал конкретные рекомендации по устранению имеющихся проблем. Правда, толку от этой мониторинговой активности, дежурной критики и пустых рекомендаций было не очень много. Ведь руководство Азербайджана, по сложившейся традиции, очень часто ограничивалось имитационными шагами или просто "игнорировало" рекомендации Совета Европы и продолжало свою недемократическую практику. Тем не менее, были редкие примеры (амнистия политзаключенных, реформы избирательного кодекса, блокирование поправок в закон об НПО и т.д.), когда Совет Европы проявлял настойчивость и "принуждал" власти Азербайджана к осуществлению каких-то новаций или к отказу от определенных шагов. Эти редкие примеры лишь подтверждают горькую истину, что "провал" курса демократизации Азербайджана обусловлен не столько тем, что Совет Европы и официальные круги Запада не могут влиять на ход развития процессов в нашей стране, сколько тем, что они в этом пока серьезно не заинтересованы.

В подтверждение этих слов можно вспомнить грустное откровение самих представителей СЕ. Так, А. Херкель ранее откровенно признал провал миссии СЕ по демократизации Азербайджана и объяснил это негативным влиянием нефтяного фактора на поведение некоторых европейских политиков, что и "фальсифицирует" процесс демократизации в этой стране. Он открыто указал, что некоторые западные государства и их эмиссары испытывают зависимость от таких нефтедобывающих стран как Азербайджан и, если такая ситуация не будет своевременно "исправлена", то такое поведение может "разрушить" идеалы и принципы демократического бытия европейского сообщества. Другими словами, он констатировал факт тайного и небескорыстного сотрудничества недемократичного азербайджанского режима с некоторыми западными государствами и международными организациями, в ущерб, конечно же, самой демократии.

Таким образом, за 10 лет членства в СЕ Азербайджан, если и совершил продвижение, то лишь в сторону квазидемократии. Так что, СЕ может "заслуженно гордиться" тем, что азербайджанская нефтекратия вносит заметный компрометирующий штрих в ее демократический имидж. За время членства Азербайджана в СЕ произошли существенные изменения и в настрое азербайджанцев: если раньше многие очень рассчитывали на демократическую последовательность Европы, то теперь осознали иллюзорность прежних завышенных прозападных ожиданий. Примечательно, что в последние годы СЕ, по сути, заметно ограничил свою формальную активность и словно отказался даже от имитационной игры в "защиту демократии в Азербайджане". По мере роста в последние годы геополитической и энерготранзитной значимости Азербайджана, вопросы демократизации этой страны фактически полностью выпали из повестки дня СЕ. Всё реже проходят мониторинги и официальные обсуждения по ситуации в нашей стране, все меньше должного внимания к проблемам либерализации Азербайджана. Многие негативы СЕ предпочитает просто не замечать или забыть: полную дискредитацию выборов, пожизненное президентство, репрессии против СМИ и оппозиции, томящихся в тюрьмах журналистов и политзаключенных, систематические нарушения прав граждан и т.д. Критический прессинг в адрес руководства страны большей частью носит дежурный характер, но даже в те редкие периоды, когда залпы критики внезапно усиливаются, они мотивируются не столько заботой о судьбе демократии в Азербайджане, сколько тщательно завуалированными геополитическими и энергетическими соображениями.

Приходится с сожалением констатировать, что негативное влияние нефтяной геополитики на процессы либерализации Азербайджана и на демократическую миссию ЕС все более возрастает. До недавнего времени "нефтяной фактор" оказывал как бы "рикошетное" воздействие на процессы демократизации Азербайджана - влиял в закулисной и "незримой форме". Теперь же, в условиях новой энергетической стратегии, наступила эпоха однозначного и открытого "давления" этого фактора (нефтяной геополитики и нарастающего потока нефтедолларов) на все стороны жизни не только самого Азербайджана, но и на наши взаимоотношения с Западом (СЕ, ЕС, НАТО, США и т.д.). Должно быть, для обеспечения безопасности энергетической стратегии и защиты своих прагматических интересов, Запад дал карт-бланш руководству Азербайджана на всемерное укрепление позиций внутри страны, пусть даже явно в ущерб демократии.

Конечно же, сегодня на кону иные ставки, обусловленные энергетической безопасностью Европы, острой конкуренцией Запада и России, а также возросшей географической, нефтегазовой и транзитной значимостью Азербайджана. Выполняя волю своих правительств, структуры СЕ, видимо, реализуют негласную геополитическую установку на сохранение в Азербайджане действующей системы власти, служащей оплотом реализации конъюнктурных интересов Запада и гарантом удержания страны в подневольно стабильном состоянии. Понятно, прагматичный мир больше нуждается не в процветающем и демократическом, а в стабильном и функционально послушном Азербайджане. Проблемы же демократизации Азербайджана, как и других стран СНГ, мало кого интересуют в СЕ и могут опять подождать. Возможно, до следующего юбилея.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
21.02.17
Песков: В повестке дня Путина пока нет вопроса о выборах-2018
NB!
21.02.17
В Кремле назвали некорректным вопрос о признании Россией ЛНР и ДНР
NB!
21.02.17
Порты: Литва купит украинский порт для белорусских грузов?
NB!
21.02.17
Население Украины так беднеет, что сбережений не будет в принципе: обзор
NB!
21.02.17
Споры вокруг ОДН в Орле дошли до Конституционного суда
NB!
21.02.17
Ростуризм выяснил, какие виды отдыха являются «мужскими»
NB!
21.02.17
Ростов-на-Дону: за долги арестованы трамваи
NB!
21.02.17
Кандидат от оппозиции назвал президентские выборы в Эквадоре «вонючими»
NB!
21.02.17
54% граждан России не поддерживают проведение акций протеста: опрос
NB!
21.02.17
The Observer: «Миру нет дела до старушки Европы»
NB!
21.02.17
Радио REGNUM: первый выпуск за 21 февраля
NB!
21.02.17
Ведущие университеты России получат 10,3 млрд рублей на развитие
NB!
21.02.17
СМИ: Минфин и МЭР рассматривают варианты ограничений на расчёты наличными
NB!
21.02.17
«Рубль передумал слабеть»
NB!
21.02.17
Китайские власти: Птичий грипп мутировал и стал опасней
NB!
21.02.17
Косово подаст новую заявку на членство в ЮНЕСКО
NB!
21.02.17
Выделение бесплатной земли: «Вам гектар на Хоккайдо? Да пожалуйста!»
NB!
21.02.17
Выборы в Германии: ХДС/ХСС снова опережает СДПГ
NB!
21.02.17
«Они хотят геноцида, но Порошенко этого не может»
NB!
21.02.17
Под видом «культурных центров» в Италии финансировались бордели для геев
NB!
21.02.17
После визита Пенса в ЕС на американском флаге стало больше звезд
NB!
21.02.17
Явка на конституционном референдуме в Нагорном Карабахе составила 76%