Нур Омаров: Киргизия может перестать существовать

Бишкек, 17 Января 2011, 11:38 — REGNUM  

Интервью ИА REGNUM директора Ассоциации политологов Киргизии, доктора исторических наук, профессора Нура Омарова.

ИА REGNUM: Каковы итоги года в Киргизии?

Одно из главных событий, произошедших в республике в 2010 году, - попытка изменить политическую систему. Но реальных изменений пока еще не произошло. Потому что полноценного перехода к парламентской республике нет. Заявленная цель создания парламентской формы правления опровергается самим текстом Конституции, так как мы видим вариант парламентско-президентской формы. Происходит смещение акцентов со стороны президента в сторону более сильного парламента. Однако каким будет этот более сильный парламент, не совсем очевидно, потому что то, что мы видели в течение двух последних месяцев ушедшего года, показало, что согласие найти в этом парламенте достаточно трудно, и как он будет работать - тоже очень большой вопрос. Приведет ли это событие к стабилизации или, скорее, наоборот, к еще более масштабной дестабилизации в стране, станет ясно позднее. Также наиболее важный момент минувшего года - после событий апреля 2010 года, кровопролитных столкновений в мае и июне мы наблюдаем процесс деградации государственной власти, падения авторитета и доверия к ней, а это ведет к ослаблению киргизской государственности и вообще является в определенном смысле негативным примером для всей Центральной Азии. Это может стать катализатором глубинных дестабилизирующих процессов, которые сегодня назревают в регионе.

ИА REGNUM: О каких процессах вы говорите?

Все то, что происходит в Киргизии, в определенном смысле является отражением тех процессов, которые происходят в регионе в целом. Несмотря на силу авторитарных режимов, которые сложились в регионе, существует оппозиция, пример Киргизии для которой является в определенном смысле заразительным. Оппозиция не только гражданская, но и религиозная, в частности представленная религиозными экстремистами. Я считаю, что превращение Киргизии в зону нестабильности толкает представителей разного рода оппозиционных движений из стран Центральной Азии на повторение киргизского сценария.

ИА REGNUM: Правильно ли я понимаю - одной из главных причин негативных тенденций, проявившиеся сейчас в Киргизии, является ослабление государственной системы в целом?

Безусловно. Самое главное - то, что мы видели на примере 7 апреля и после: население последовательно утрачивает доверие к органам государственной власти. И, соответственно, получается, что игра идет с двоякими результатами - с одной стороны, сужается поле действия самих государственных органов, поскольку если население не доверяет им, то как они могут действовать, резко снижается эффективность их деятельности и возможность управления ими ситуацией. С другой - нарушается принцип обратной связи между населением и государством, потому что получается так: если государственные органы не видят поддержки у населения, то теряется социальная база и во многом смысл самой деятельности государственных органов. Пример последних дней 2010 года - учителя заявили о возможности масштабной забастовки, тут же последовали, на мой взгляд, чисто популистские заявления о том, что можно в 2-3 раза увеличить зарплату педагогов при дырявом бюджете с огромным дефицитом. Я думаю, что это невыполненное обещание приведет к очередному росту, с одной стороны, протестного потенциала и падению доверия к органам власти, с другой.

ИА REGNUM: Почему люди, которые много обещали, когда были оппозиционерами, и преподносили себя как борцов за свободу и права, придя к власти, не сдержали свое слово?

Это обычный парадокс. Дело в том, что очень многие политики, находясь в оппозиции к власти, часто дают заведомо невыполнимые обещания. Когда же они попадают в систему власти, она "съедает" их и их благие намерения. Тому существует масса примеров. Случается и так, что люди, находившиеся в оппозиции, придя к власти, принимают решения еще более антинародные, чем их противники, которым они противостояли. Сегодня ситуация во многом повторится.

ИА REGNUM: Как вы оцениваете то, что окружение Бакиева, потерявшее в апреле большую часть влияния и частично выехавшее заграницу, сейчас возвращаются назад, в страну, в большую политику?

Этого и следовало ожидать, потому что все те люди, которые окружали бывшего президента, не могли в одночасье покинуть и политическую обойму, и страну, тем более что против них выдвигались уголовные дела. И потом, для Киргизии, равно как и для стран Центральной Азии и постсоветского пространства, характерна такая политическая схема - существует некий достаточно узкий круг влиятельных политиков, влиятельных с точки зрения финансов, поддержки в регионах, определенной внешнеполитической поддержки, который просто-напросто не пускает новое поколение в политику, всячески блокирует его продвижение и в конечном итоге всегда остается наверху. К примеру приведу революцию 2005-го и 2010 годов - происходит смена одних и тех же лиц, сегодня они в оппозиции - завтра во власти и так далее. Происходит круговорот политиков во власти, молодые лица они пускают крайне неохотно и дозировано, и исключительно из числа своих сторонников.

ИА REGNUM: Говоря о закрытости местной элиты... У вас нет ощущения, что местная политическая элита начинает вырождаться?

Есть. Об этом многие говорят. Итоги последних лет сводились к тому, что необходимо кардинальное обновление политической элиты Киргизии. И обновление не только за счет молодых политиков, - порой молодые политики показывают примеры еще большей коррумпированности, чем политики старые. Нужны люди с инновационным подходом и новыми решениями. Но, к сожалению, сама система власти и система формирования политических элит, которая на сегодня сложилась в Киргизии за счет формирования так называемых региональных элит, отвергает все прогрессивные изменения в своей среде.

ИА REGNUM: А откуда в таком случае брать инновационных политиков?

Было бы хорошо, если бы была возможность притока сил извне. Здесь можно вспомнить своеобразный вариант модернизации, который проводился достаточно жестко - во времена Ивана Грозного. Так называемая опричнина по сути дела стала возможностью притока новой крови в российскую политическую элиту того времени. Просто за счет того, что старая была уничтожена физически. Понятно, что этот вариант представляется крайним, но это был один из вариаций обновления элиты, который привел к появлению нового класса в виде дворянства, покорно служившего царям на протяжении нескольких столетий. В Киргизии, понятно, версия такого рода не пройдет. Я думаю, в стране необходим вариант смены, условно говоря, боярщины на дворянство, которое будет служить действительно интересам государства, а не отдельных лиц или регионов.

ИА REGNUM: Это механизм, который может запустить только сильный правитель, диктатор.

Поэтому в Киргизии многие люди и представители в широком смысле гражданского общества склоняются к такого рода варианту, когда говорят о необходимости сохранения так называемой сильной руки, лидера, в каком-то смысле отца нации. То есть того человека, который сумел бы запустить процесс смены политических элит, контролировать их и обеспечить приток свежей крови. Демократические преобразования в Киргизии обречены на провал, предлагается некая новая модель - парламентаризм, - условно говоря, но на самом деле, по большому счету, от парламентаризма в ней ничего нет. Потому что мы видим там в основном выдвиженцев от определенных регионально-клановых элит, которые пытаются разделить сферы влияния в нашей республике. Все остается по-старому, хоть и в новой оболочке.

Здесь вообще есть парадоксальная вещь - дело в том, что весь пример демократического развития Киргизии за последние 20 лет, при том что Киргизию называют островком демократии, показывает, что все так называемые демократические реформы ведут к двум важным следствиям - с одной стороны, реофеодализация общества, то есть феодальные стандарты, стереотипы все более врастают в новые политические структуры, с другой - ведут к их консервации, то есть к еще более жесткому их закреплению, потому что даже так называемые партии, по сути дела, - просто представители каких-то региональных групп, которые, манипулируя общественным сознанием, облачаясь в демократические одежды, продолжают прежнюю политику разделения Киргизии на разные улусы, кланы, регионы.

ИА REGNUM: Человеку, проводящему коренные преобразования, необходима серьезная поддержка сильных силовых структур. Таковых, как я понимаю, на настоящий момент в Киргизии нет.

Почему и в свое время пали Аскар Акаев и Курманбек Бакиев? Отчасти из-за того, что силовые структуры в стране серьезно дезориентированы и деморализованы. Даже то, что мы видим сейчас, - попытки суда над бойцами спецподразделения "Альфа", каких-то силовых ведомств, - ведет к тому, что настоящая власть не может в полной мере рассчитывать на поддержку силовиков. Потому что представители силовых структур всегда оказываются в роли козлов отпущения, они всегда чувствуют себя преданными.

Необходимо изменить подходы государственных деятелей к силовикам, - если так будет продолжаться, то никто из правоохранителей не встанет на защиту любой действующей власти.

ИА REGNUM: Возможно ли появление у власти этакого "киргизского Пиночета", человека, с одной стороны, образованного, с другой - обладающего авторитетом среди правоохранительных структур?

На сегодня просчитываются разные варианты развития ситуации. Один вариант - все попытки реформирования государства и продвижение в сторону парламентской республики приведут к возобновлению опять же президентской республики и как следствие провалу эксперимента. Другой - хаотичное сметание власти и приход неких охлократических лидеров, которые на волне неудовлетворенных ожиданий населения могут представиться как некие спасители нации, вывести народ на площадь, смести власть, не совсем представляя, что дальше они будут делать. И еще вариант - когда силовики, устав, от того, что их постоянно шпыняют, решат взять власть в свои руки.

ИА REGNUM: Когда вы говорите о парламентаризме, об эксперименте, у вас нет впечатления, что его проваливают сознательно - или случайно?

Во-первых, Киргизия еще не созрела для парламентской республики, поскольку для этого необходимо не только желание двигаться в сторону парламентаризма, нужен и определенный набор условий - это реально действующие политические партии, умение находить компромиссы между представителями различных политических элит и разными ветвями власти, а также должно быть развитое гражданское общество, которого в Киргизии, по сути, нет. Когда говорят о гражданском обществе в нашей республике, его ассоциируют с десятком-двумя, ну пятьюстами НПО, но это не гражданское общество в широком смысле этого слова.

У меня часто складывается впечатление, что исторической задачей парламента пятого созыва Киргизской республики является похоронить саму идею парламентаризма в Центральной Азии - это, повторяю, историческая задача. Потому что тот самый негативный демонстрационный эффект, который показывается деятельностью нового парламента, приведет к тому, что на нас будут показывать пальцем все авторитарные режимы центральноазиатских государств и говорить своему населению: "Посмотрите, что означает парламентаризм в действии", а это система коллективной безответственности, элементарное неуважение к интересам рядового населения.

ИА REGNUM: Какие перспективы есть у Киргизии в 2011 году?

О чем-то конкретном пока рано говорить, но, скорее всего, учитывая то, что происходит в республике, безусловно, ожидается волна акций гражданского неповиновения. Тем более по итогам текущей зимы, учитывая аховую ситуацию в бюджетной сфере. Во-вторых, ситуация с югом крайне тяжелая. Каким образом правительство будет решать эти проблемы, я не совсем представляю. Очень многие действительно не зря называют это правительство "правительством камикадзе", потому что на них, с одной стороны, свалились весьма серьезные задачи, с другой - есть серьезная проблема в ограниченном кадровом потенциале этого правительства. Если бы там действительно собрались профессионалы, вне зависимости от их партийной, этнической, гендерной принадлежности, то, я думаю, где-то еще что-то и получилось бы, но на сегодняшний момент эта задача выглядит трудно достижимой.

Потом, я полагаю, будут продолжаться попытки дестабилизировать ситуацию. Тут можно говорить сразу о нескольких векторах влияния - это сторонники бывшей власти, которые будут пытаться тем или иным образом реставрироваться и во власти, и в политическом ландшафте нашей республики; представители радикальных исламских движений, которые все больше облюбовывают Киргизию как некую площадку для своих действий; и внесистемная оппозиция в лице простого населения, которое может в определенный момент собраться и провести решительные действия по смене политического режима.

Год будет тяжелый, и здесь нужна консолидированная политическая воля представителей всей политической элиты, но, к сожалению, то, что мы видим сейчас, показывает обратное. Люди в элите совершенно не понимают того, что, продолжая драчки между собой за портфели и ресурсы, они целенаправленно ведут республику к гибели. Что необходимо для того, чтобы Киргизия все-таки функционировала, как нормальное гражданское государство? Необходим, по крайней мере, период стабильности в два-три года. Если этого не будет, то перспективы неутешительные - через какой-то промежуток времени - пять-семь лет - Киргизия может распасться как государство и перестать существовать.

ИА REGNUM: Есть ли вероятность того, что новая смена власти произойдет уже в феврале-марте 2011 года?

Вероятность существует, и причинами, на мой взгляд, может стать неурегулированная ситуация на юге. Проблема в межэтнической сфере до конца не решена, конфронтация скрытая и открытая между населением на юге продолжается до сих пор, и не решены социально-экономических проблемы. Там действительно люди сидят в палатках, им предлагают какие-то нереальные кредиты, которые пострадавшие взять для восстановления своего жилья не могут, узбеков загоняют в высотки огромными семьями в двух-трехкомнатные квартиры. Я думаю, это может стать серьезным катализатором дестабилизации ситуации.

ИА REGNUM: Возможно ли реальное разделение Киргизии на север и юг?

Латентное разделение уже состоялось. Давно. Надо четко понимать, что на сегодня существуют две субэтнические общности внутри Киргизии - юг и север, - которые живут совершенно разными установками, традициями, для которых характерны совершенно различные менталитеты. Формально территориально страна едина, но, повторю, народ разделен на две субэтнические группы. Формальное разделение Киргизии на юг и север теоретически не исключено. Между регионами просто-напросто нет экономической связки. Здесь тоже серьезный момент - почему никак не образуется одна нация. Юг ориентирован на Узбекистан, север - на Казахстан и Россию. То есть экономически они растянуты в разные стороны, и нет сцепки между собой, потому что до тех пор, пока не будет создана экономическая сцепка между ними, до тех пор и не будет объединения между народами. Но я думаю, что формального распада никто не допустит, так как никто в этом не заинтересован - Узбекистан не хочет получить пылающую территорию, Казахстан не заинтересован. Я полагаю, будут приложены все усилия к тому, чтобы хотя бы формально на международном юридическом уровне сохранять Киргизию как единое государство.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
19.01.17
США должны поддержать создание курдского государства — NI
NB!
19.01.17
Financial Times: «Пришло время США дрожать»
NB!
19.01.17
Волгоград: Ученые и историки против переноса краеведческого музея
NB!
19.01.17
КС разрешил России не платить почти 2 млрд евро по «делу ЮКОСа»
NB!
19.01.17
Радио REGNUM: первый выпуск за 19 января
NB!
19.01.17
The National Interest: Почему системы THAAD США – «красная черта» для КНР?
NB!
19.01.17
Вторая профессия для священника: у РПЦ финансовые трудности?
NB!
19.01.17
США нужно пересмотреть свой подход к Афганистану — NI
NB!
19.01.17
Аксёнов: Многие украинцы признают Крым частью РФ, но боятся сказать об этом
NB!
19.01.17
На Сахалине пациентка отсудила 1,3 млн за удаление здоровой почки
NB!
19.01.17
Суд США заставит Пентагон рассекретить фотографии пыток в тюрьме Абу-Грейб
NB!
19.01.17
Си Цзиньпин: Китай построит «новую модель отношений» с США
NB!
19.01.17
«Трамп в состоянии победить в этой войне»
NB!
19.01.17
Хотят ли американцы войны?
NB!
19.01.17
Человек русской культуры грузинского происхождения
NB!
19.01.17
Европейский либерализм у власти
NB!
19.01.17
Лукас Лейва впервые забил за 6 лет и принес «Ливерпулю» победу
NB!
19.01.17
Почему уничтожают психиатрию?
NB!
19.01.17
Инаугурация Трампа
NB!
19.01.17
Начнет ли Трамп с конфронтации с Китаем?
NB!
19.01.17
Минобороны Украины заявило о задержании российского военного под Мариуполем
NB!
19.01.17
Порошенко ищет «крышу» в Белом доме США