Модернизация в Казахастане - "перестали воровать туалетную бумагу": интервью Эдуарда Полетаева

Москва, 14 Января 2011, 13:41 — REGNUM  Вопросы модернизации экономики в Казахстане поднимают сравнительно недавно, фактически, это новая, вслед за диверсификацией, идея фикс казахстанской власти. Обновленная философия подразумевает поиск и создание рычагов - в итоге в конце ушедшего года чиновники высокого ранга и номенклатуры в унисон заговорили об инновационных и, естественно, прорывных программах - в частности, была широко презентована программа форсированного индустриально-инновационного развития. При этом, ни правительство Казахстана, ни обслуживающие его научные круги так и не ответили на существующие вопросы о том, откуда будут изысканы ресурсы для модернизации. Вместе с тем, политолог Эдуард Полетаев предлагает не смотреть на предложенную властями страны философию только лишь в рамках обновления технической инфраструктуры государства - по его мнению, модернизация подразумевает эволюционное развитие всего общества. Непонятно, правда, насколько его тезисы поддерживает современная бюрократическая элита Казахстана.

ИА REGNUM: В конце прошлого года Казахстан запустил масштабные программы по модернизации экономики. Как вы их оцениваете?

Вообще, весь прошлый год вполне можно назвать переломным. Ведь, например, страна преодолела некоторые кризисные явления. Конечно же, не полностью: например, строительная отрасль еще не отошла от шока. Но вместе с тем, государство именно в прошлом году определило и запустило ряд пусть неоднозначных, но довольно важных программ. Речь идет, например, о ФИИР (программе форсированного индустриально-инновационного развития), программе развития здравоохранения. Если к этому прибавить ресурс, например, Таможенного союза, который запущен тоже в прошлом году, то у страны появится целое направление для работы. Безусловно, ясно, что добиться результата будет сложно. И победные реляции, которые сейчас звучат - они несколько преждевременны. Но, тем не менее, важно, что в Казахстане продолжают внедряться системные программы. Я уже не говорю о том, что вместе с Таможенным союзом начали вырисовываться контуры Единого экономического пространства. Вдумайтесь, за 20 лет независимости, при таком огромном количестве интеграционных объединений впервые создается новое - и оно позволит вкусить экономические плоды альянса. Не просто поговорить на общие темы вроде безопасности или интеграции, а реально положить в карман выгоду от союза. Причем - в среднесрочной перспективе, как минимум.

ИА REGNUM: Ну, о результативности программ говорить пока рано...

Конечно, у ряда наблюдателей и представителей бизнеса определенного рода скепсис присутствует. Модернизационный рывок трудно назвать рывком, поскольку много времени уходит на переговоры, договоренности, организацию процессов. Но и значительная часть наших бизнесменов, особенно представителей МСБ - есть скептики-консерваторы, игнорирующие контент XXI века. Владельцы магазинов или аптек пока не понимают, зачем стране, к примеру, производство компьютеров или сверхпроводников. Модернизация - это не только модный лозунг (как и в России), это долговременный психологический тренд для жителей государства, установка на лучшее. Ведь ментальность некоторых: "лучше украсть и молчать, чем надеяться и верить" надо менять.

ИА REGNUM: Вам не кажется, что в Казахстане слишком романтизируется само понятие модернизации? Что она воспринимается в отрыве от реальности, не как каждодневный тяжелый труд? Быть может, планы правительства поэтому вызывают только скепсис?

Безусловно, романтизация и героизация планов порождают политическое суеверие. Но если планы не состоялись - суеверие превращается в скепсис и иронию. Поэтому очень важно добиться принципа разумной достаточности - такого психологического настроя населения и экономического курса государства, которые бы не противоречили друг другу, а в унисон были направлены на осуществление эффективных модернизационных мер в развитии страны. К сожалению, в шуме громких реляций и канонады оптимистической статистики часто забывается решение повседневных рутинных проблем. Оглянитесь вокруг места своего проживания - сколько еще необходимо сделать, чтобы жители наших городов хотя бы не мусорили под окнами. Ведь модернизация в общем понимании термина - это просто перманентный процесс, представляющий собой прогрессивное развитие по требованию времени. И все же хорошо, что во многих вопросах развития мы значительно продвинулись вперед. Скажем, по сравнению с советским временем улучшился сервис в сфере торговли. Продавцы учтивы и вежливы, вместо серой бумаги товары пакуют в бесплатные пакеты... Многие казахстанцы овладели компьютерами, знают языки... В местах общего пользования перестали воровать туалетную бумагу... Значительная часть жителей городов одеваются стильно и дорого, лучше, чем многие европейцы. Все эти явления - тоже следствия модернизации, только эволюционной, ползучей, о которой никто не говорил с высоких трибун.

ИА REGNUM: Вы действительно считаете, что в Казахстане запущены системные программы? Ведь ни для кого не секрет, как это обычно делается в нашей стране - силами местного бизнеса запускается какое-то предприятие, которое позже усилиями администрации попадает в список предприятий, построенных в рамках, допустим, ФИИР. В итоге - выдается блестящий результат, не имеющий ровным счетом никакого отношения к системности. Как вы считаете, есть ли в стране понимание: что пора бы уже начать модернизацию?

Что такое системная программа? Это продуманный документ, где определяется продуманное соотношение сил и средств для достижения цели, это структурное определение ключевых этапов, понимание процессов функционирования, определение поведения при возникновении форс-мажора, оценка востребованности и т.д.

Системное мышление у элиты есть, оно характерно для президента страны - ведь он, по сути, единственный на постсоветском пространстве, кто в тяжелые 90-е годы выдвинул программу, рассчитанную до 2030 года. А на сегодняшний день подобные стратегические программы приняли сразу несколько государств Евразии. Но при этом, вы правы, от лоббирования интересов чиновников никуда не уйти. Они пользуются, как правило, официальными данными о действительности, в которых отражены государственные интересы. Есть такое общее правило бюрократического познания: если чиновник знает действительность, он судит о ней предвзято, а если не судит предвзято, то он ее не знает. В результате многие благие намерения двигаться куда-то в сторону благополучных стран подвержены опасности торпедирования бюрократическим своекорыстием. И нынешние программы пятилеток, которые у нас просто теперь иначе называются, они без выгоды для сторон работать будут с низкой эффективностью. Хотя на дворе ситуация другая, экономика уже давно не плановая, да и новая, западная культура управления пытается прижиться. Но пока в существующих условиях - когда весь крупный бизнес на карандаше, и во многом зависим, надо искать золотую середину. То есть, чтобы в карманы чиновников много денег не утекло, бизнесу было выгодно работать, а государство развивалось. Надо реально смотреть на жизнь: на сегодняшний день есть только одна страна в мире, где бюрократизации общественной жизни и бизнеса просто нет. Это Сомали, государство-пугало, где жить никто не хочет.

ИА REGNUM: И вы сами верите в модернизацию Казахстана?

Экономическая мобилизация необходима любому государству. Она представляет собой комплекс мероприятий, обеспечивающих готовность власти и бизнеса к конкретным акциям. В конце концов - одна из главных целей политики - это создание общего блага, или качества жизни, уровня жизни - как угодно. Я не хочу ударяться в концепции философских изысканий, но скажу, что даже вне зависимости от реальных установок властей, от лености чиновников, государство объективно вынуждено создавать ряд общих благ - повышать пенсии, налаживать транспортную систему, охранять территорию, улучшать конкурентоспособность экономики и т.д. А прогрессивные режимы как раз характеризует способность преследовать цели и стараться их решать. Я не знаю ни одного лидера государства, который бы говорил с трибун нечто вроде: страна у нас бедная, перспектив никаких, будем жить, как в хлеву. Безусловно, я не идеализирую ситуацию. Сколько за прошлые годы было списано в утиль государственных программ! А на них потрачены довольно большие деньги. Кто за них будет отвечать? Вопросов эффективности государственного менеджмента никто не отменял. Но все же я нахожу поводы для оптимизма. Любая программа предусматривает ряд положительных моментов. Пусть некий проект закамуфлирован под инновации - а на деле это простой завод с оборудованием третьей свежести из Германии. Но ведь у нас не было и такого, правильно? На момент выхода из СССР в Казахстане работали заводы, которые были перевезены сюда в ходе ВОВ, а некоторые из них - закупались еще Иосифом Сталиным в рамках индустриализации. Поэтому сейчас все, что у нас делается под маркой новомодного слова "инновации", для нас в определенной степени действительно инновации. Это тоже хорошо. Нельзя стоять на месте, нужно что-то делать. Догнать индустриальные страны будет трудно - слишком большой отрыв и слишком маленькие у нас возможности. Не стоит забывать, что мы развращены относительно сытой и стабильной жизнью. У нас нет необходимости за чашку риса тащить страну наверх, как это было, скажем, в Японии после 1945 года. У нас нет стимула вытаскивать себя за хвост, как это делала Корея в шестидесятые годы. Здесь есть ресурсы и возможность прокормить себя. В ближайшее время в Казахстане не предвидится трудных и лихих годов. Страна выкрутится в любом случае. В таких условиях инициатива должна исходить исключительно от государства, оно должно обозначать какие-то вехи стратегического развития на ближайшее время.

ИА REGNUM: Но ведь на поверку - ничего нового правительство так и не придумало - Казахстан двигается скорее, в рамках инерции советского периода.

Безусловно, наследие советского времени чувствуется во всех начинаниях чиновников. Даже программа индустриализации более масштабно реализуется, в основном в тех областях, для которых она была характерна и в советское время. К примеру, во время телемоста, проходившего в конце прошлого года в рамках Дня индустриализации, главе государства было представлено 80 проектов. Индустриально развитый Восточный Казахстан представил 11 проектов - это гораздо больше, чем в Южном Казахстане - у него всего два проекта.

И все-таки у власти есть понимание необходимости действовать в связке с бизнесом. Ему нужно системно помогать. Не каждый предприниматель рожден Биллом Гейтсом, у большинства - все еще барахольный менталитет. Поэтому бизнесу надо четко определиться, либо он живет сам по себе, вкладываясь в традиционные сферы, приносящие прибыль, либо вместе с властью делает общегосударственное дело на перспективу. Главное, в конце концов, чтобы страна двигалась.

ИА REGNUM: А имеется ли у страны интеллектуальный потенциал для реализации заявленной модернизации? Если вернуться к итогам прошлого года - то трагедия в поселке Кызылагаш (где в результате прорыва плотины погибло почти 50 человек), на мой взгляд, обозначила крайне неприятный тренд - отсутствие интеллигенции, которая могла бы обеспечивать должный уход хотя бы за инфраструктурными объектами советской эпохи. Можно ли в таких условиях говорить о по-настоящему прорывных проектах? Где они, когорты современных математиков и физиков?

Люди, как и полезные ископаемые, тоже должны являться козырем в конкурентной борьбе с другими странами. Людей надо беречь и использовать рационально. Как правило, страны, которые нуждаются в трудовых ресурсах - пользуются услугами высокопоставленных гастарбайтеров из других стран, где такая интеллигенция есть. Их можно привлечь при помощи улучшения условий, то есть повышенных заработных плат. Либо - какими-то карьерными перспективами - например, пригласить на должность СЕО, в то время, как в своей стране он был бы максимум главным инженером. И второй вариант - отправлять на обучение своих сотрудников, повышая их квалификацию. Это происходило и в хорошие времена, когда специалисты у нас были и трудились по профилю. Второй момент - я скорее не согласен с тезисом о том, что у нас отсутствуют специалисты. Просто происходит своеобразная внутренняя миграция из профессии в профессию. Жители деревень стали горожанами - не от хорошей жизни. А многие мои знакомые с отличным техническим образованием ушли в бизнес - потому что там гораздо больше перспектив на заработок, достойную жизнь. И скажем прямо - пока техническая интеллигенция не станет востребованной и высокооплачиваемой - вряд ли в такие профессии потянутся люди. И весь этот передовой отряд, который в советское время чувствовал себя в профессии достойным человеком, эти люди стали работать либо в бизнесе, либо делают карьеру чиновников. Есть уже понимание, что госслужба, как и бизнес - место, где, проявив себя, ты можешь еще и заработать. Во всяком случае, получить влияние - а это тоже ресурс. Кроме того, в стране уже начали прикладывать усилия к возвращению на родину талантливых людей, которые в свое время покинули республику.

ИА REGNUM: Авторы этой идеи выглядят пока довольно смешно.

Да, и я тоже пока не вижу эффективных механизмов, ясно показывающих, как это сделать. Но похожий проект действует еще и в России - а там какие-то перспективы уже видны. На мой взгляд, надо заманивать ученых не просто квартирой или высокой зарплатой. Надо дать им уверенность, что их идеи всегда будут оценены Казахстаном, вне зависимости от конъюнктуры времени. Надо создать систему государственных тендеров и грантов с реальной конкурсной комиссией, может быть, привлекать членов жюри из-за рубежа. Они должны отобрать свежие, актуальные для региона и реализуемые в наших условиях работающие идеи, полезные стране. Это может быть реальным шансом для государства. А в рамках этих грантов следует привлекать не только зарубежных, но и местных ученых на равных основаниях.

ИА REGNUM: А на каком языке в Казахстане может быть проведена модернизация?

Помню, что в прошлом году российский посол на Украине Михаил Зурабов заявил, что русский язык будет в ближайшее время востребован, как условие модернизации стран бывшего СССР. Возможно, но это не вся правда. Побеждает всегда язык стимулов, а стимулов всего два - это язык колонизаторов, победителей в войне, либо язык бизнеса и карьерных перспектив. Однажды филолог из Польши Макс Вайнрайх сказал: "Язык - это диалект, обладающий собственной армией и флотом". Между тем, политические ценности того или иного государства формулируются в рамках того языка, которым оперируют люди, стремящиеся к власти или обладающие ею. Возьмем в качестве примера Сингапур, на опыт модернизации которого у нас в стране любят ссылаться. Ли Куан Ю и его соратники - это политики, получившие английское образование. В результате, несмотря на то, что большинство страны - это китайцы, малайцы и выходцы из Индии, английский язык наряду с другими является официальным и распространен наиболее широкомасштабно.

Так что в XXI модернизацию эффективно проводить на английском и частично на русском языке. И подключать к этому делу казахский, чтобы языки развивались в согласии между собой. Объективно для модернизации требуется знание языка техники. А доминирует здесь английский или, в какой-то степени, им являлся немецкий - до середины ХХ века, скажем так. И сейчас, для того, чтобы продуктивно работать и разбираться в технических характеристиках многих механизмов, английский язык необходим. И обид здесь не должно быть - он оказывает влияние на многие языки мира, в том числе и на русский. Вспомните, когда в Советском союзе началась индустриализация, в 30-е годы, русский язык очень многое взял у немецкого языка. В языке появилось колоссальное количество адаптированных терминов, названий механизмов, шестеренок. Сейчас, в новое время, в конце 80-х годов, когда началась эпоха компьютеров, в языке появилась масса англицизмов. Именно английский язык сейчас является языковым донором и для русского, и для казахского. Он довлеет, безусловно. Не знаю, как обстоит с этим дело в Казахстане, в России есть специальная языковая комиссия, которая подсчитывает новые слова, введенные в обиход. Подавляющее большинство заимствований на сегодняшний день - это англицизмы. Поэтому наиболее перспективным языком модернизации сегодня является английский.

ИА REGNUM: Насколько в этом плане перспективен китайский?

Китайский тоже заимствует очень многое у английского языка. И пока я бы не стал уделять большое внимание Поднебесной, она все еще находится в арьергарде мировой мысли. Это всего лишь большая фабрика. Они совсем недавно подсчитали, что их доходы совершенно несопоставимы со сверхприбылями западных компаний, которые всего лишь размещают свои производства в Китае. В итоге, они пытаются создать свои собственные бренды, но, по сути, кроме компьютеров Lenovo у Поднебесной ничего конкурентоспособного в глобальной экономике нет. И это - вполне серьезная проблема, над которой сейчас работают лучшие умы, в том числе и Коммунистической партии Китая. Но пока что инновации Поднебесной империи вторичны. Изобретений, которые бы изменили мир, в китайских лабораториях придумано мало. Все инновации пока идут в основном из США или стран Западной Европы.

ИА REGNUM: С другой стороны, еще в самом начале века, страны Западной Европы были всемирной фабрикой по производству товаров невысокого качества, а значит, и Китай может ждать большое технологическое будущее.

В определенной степени, да. В Китае очень глубоко размышляют над современными техническими процессами, и деньги в науку Пекин вкладывает колоссальные, и создает собственные интеллектуальные центры. Уже есть даже определенное недовольство - если вы помните, совсем недавно в Китае, на фабриках по производству телефонов Apple были забастовки, связанные с разрывом в оплате труда и сверхприбылями конечных владельцев. Эти вопросы сейчас все острее стоят перед капиталом и государством - кто в конечном счете будет на кого работать. Если помните, в 60-е и 70-е годы прошлого века научная мысль предрекала, что роботы полностью заменят человека в производстве. Но эта идея оказалась утопичной, особенно в свете ужасающего роста населения Земли. И если в Китае будет сконцентрирована научно-техническая мысль, мировая фабрика постепенно начнет перемещаться в другие регионы.

ИА REGNUM: В Индию, например?

В сторону Индии уже сейчас начался большой переток. Но я думаю, что скоро наступит черед Африки. Это тем более случится, поскольку Китай занял там пустующее место и Соединенных Штатов Америки и СССР, которые в свое время боролись за влияние на новые колониальные режимы. В итоге - Поднебесная очень хорошо представлена во многих государствах Черного континента. И имеет немалое влияние на местную политику. И я думаю, что со временем часть их производств, уже может быть, самостоятельных, будет переведена и начнет в самом худшем случае реэкспорт технологий.

ИА REGNUM: А как может повлиять на Китай создание Таможенного союза?

Я не думаю, что Пекин сильно испугался создания Таможенного союза и потенциально - Единого экономического пространства. Во-первых, Казахстан - это не тот рынок, из-за которого может переживать страна с миллиардным населением. Мы - всего лишь рынок для СУАР, не более того. У нас не так много товаров из других регионов Китая. Безусловно, китайцы не захотят потерять его. Прежде всего, потому что СУАР - это бедный регион, который пользуется немалыми дотациями из Центра. И для китайцев имеет значение, хоть и небольшое, тот факт, что СУАР имеет возможность продавать свои товары в Южную Сибирь и Центральную Азию, развиваться. Но нельзя забывать, что у Китая есть альтернативы. Их продукция за счет своей низкой себестоимости вполне конкурентоспособна и в странах Западной Европы. Да и вообще, пора бы уже перестать опасаться - гораздо выгоднее сотрудничать с Поднебесной - ведь именно Пекин может сейчас предложить Казахстану помимо дешевых товаров - еще и технологии, а также обоюдный туризм. Хватит уже проводить исторические параллели, мир давно изменился. Да и для жителей Китая характерен приморский менталитет - посмотрите, самые развитые регионы этой страны расположены недалеко от побережья. Не надо страдать синофобией - китайцев боятся те, кто думает, что мы хуже их, глупее, заранее проиграем им в конкурентной борьбе. А разве это патриотично? Это мышление неофитов. Гораздо важнее отбросить скепсис и убедить своих граждан в их собственной состоятельности и перспективности.

Михаил Пак, Алма-Ата

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
06.12.16
Липчане устали от «статусного» губернатора, но у оппозиции нет альтернативы
NB!
06.12.16
«Румыны прижали нас к стенке»: Венгрия готова ударить кулаком по столу
NB!
06.12.16
Командование «по-деревенски»: в Госсовете Чувашии раздали зарплаты не тем
NB!
06.12.16
В России за кибератаки будут сажать в тюрьму на 10 лет
NB!
06.12.16
Ульяновские оружейники начнут выпуск новых видов патронов
NB!
06.12.16
«Здесь постоянная война»
NB!
06.12.16
Рейтинг курского губернатора падает, показатели экономики региона — растут
NB!
06.12.16
Радио REGNUM: второй выпуск за 6 декабря
NB!
06.12.16
Заплати налог… Жителям Карачаево-Черкесии налоговики не дали спать спокойно
NB!
06.12.16
«Долго не удержатся» — депутаты Госдумы о руководстве Чувашии
NB!
06.12.16
Бабич посоветовал главам регионов не лезть в работу федеральных ведомств
NB!
06.12.16
Рейтинг доверия Сергею Аксёнову осложняют невыполненные обещания
NB!
06.12.16
Назарбаев: «Казахстан был колонией России»
NB!
06.12.16
Искушение святым Антонием: католики Львова требуют от Украины вернуть свое
NB!
06.12.16
Прокуратура внесла представление главе Севастополя за ледяную блокаду
NB!
06.12.16
«Слабое место» челябинского губернатора и слухи об отставке
NB!
06.12.16
Путин назвал идиотским решение Литвы о запрете на въезд судьям из РФ
NB!
06.12.16
Проект «Айсберг»: осваивать Арктику в интересах РФ будут подводные роботы
NB!
06.12.16
«Шок!»: Первого вице-спикера Рады в Киеве месяцами «разводили» на бензине
NB!
06.12.16
Путин призвал не подвергать эрозии Конституцию РФ
NB!
06.12.16
Global Times: Китай не должен позволять Трампу пользоваться собой
NB!
06.12.16
Офицеры ВСУ проходят учебу в школах НАТО — хакеры «Спрут»