Николай Радов: Станет ли Литва спасательным кругом для Белоруссии?

Вильнюс, 6 Января 2011, 14:54 — REGNUM  

Взаимоотношения между Евросоюзом и Белоруссией, прошедшие в своей современной истории несколько этапов (1991-1996 гг. - этап становления и тесного сотрудничества, 1997-2008 гг. - период конфронтации и 2008 - декабрь 2010 года - попытки ЕС наладить отношения с Минском), в новом году имеют все шансы перейти в ранг "холодной войны". Многие европейские эксперты говорят о том, что решение о развитии отношений между ЕС и РБ будет принято 31 января на совещании глав МИД стран ЕС. Однако это отнюдь не означает, что белорусский вопрос до этого времени будет находиться на периферии европейской политики, так как однажды сказав "А" и пригласив Белоруссию в программу "Восточное партнерство", Брюсселю нужно будет сказать и "Б", причем не выставив себя дураком Поэтому к будущему совещанию ЕС должен подойти уже с определенными установками.

Евросоюз в последние несколько недель прибывает в определенной растерянности: месяцы кропотливой работы с официальным Минском находятся под угрозой срыва. Президентские выборы, результаты которых не стали полной неожиданностью для Европы и США, и события, последовавшие вслед за ними, заставляют ЕС в срочном порядке вырабатывать новую стратегическую линию своего поведения. Правда, на наш взгляд, нельзя с полной уверенностью утверждать, что вариант с нынешней ситуацией в Белоруссии не рассматривался в Брюсселе и Вашингтоне заранее. Иначе сложно понять, почему лидеры западных стран выразили лишь "сожаления" по поводу событий 19 декабря и заключения под стражу лидеров оппозиции. Не было ни официальных нот протеста, ни широкомасштабной информационной атаки на "последнего диктатора Европы", ни запугивания отказом в будущих кредитах или чего-либо подобного. Только невнятные намеки на возможное возвращение политических санкций в отношении Лукашенко и его приближенных.

На наш взгляд, Европа вряд ли будет устраивать серьезный торг с Минском, требуя освобождения политзаключенных в обмен на кредиты, инвестиции и т.п. И вот почему. Даже в период острой конфронтации второй половины 1990-х и начала 2000-х годов, когда белорусская оппозиция не знала по каким карманам "распихивать" западноевропейские и американские гранты, Запад не отказывался от экономического сотрудничества с Белоруссией. А уж теперь, когда появилась реальная возможность поучаствовать в приватизационной и инвестиционной дележке страны, никто по-настоящему ссориться с Лукашенко из-за кучки дискредитировавших себя оппозиционеров не будет. Однако, как говорится, время покажет.

Давайте вернемся к сегодняшней ситуации, сложившейся как в самой Белоруссии, так и вокруг нее. Несколько дней назад официальный Минск, наконец, решился сделать то, о чем мечтал уже долгое время - 31 декабря МИД Белоруссии распространил заявление, в котором сообщил о закрытии минского офиса ОБСЕ. Стоит напомнить, что Белоруссия стала членом ОБСЕ 30 января 1992 года, а 1 января 2003 года в Минске был открыт ее офис. При этом мандат офиса действует в течение года и продлевается при согласии белорусского правительства.

Желание распрощаться с ОБСЕ у белорусских властей возникало уже неоднократно. Так, в сентябре 2009 года глава Администрации президента РБ Владимир Макей заявил, что "белорусская сторона вынуждена серьезно задуматься над перспективами дальнейшей деятельности офиса ОБСЕ в Минске, тем более что объективных оснований для существования полевого присутствия ОБСЕ в Белоруссии нет". Правда, тогда мандат продлили, так как оставалась надежда на новые европейские кредиты и создание из ЕС своеобразного противовеса России в предвыборный год. К тому же Минск в свете создания Таможенного союза и обострения отношений с Москвой не желал портить настроение Назарбаеву, который в качестве президента Казахстана получил возможность председательствовать в ОБСЕ в 2010 году.

Белорусское заявление, сделанное накануне нового года и практически копировавшее прошлогоднее: "...решение, которое обусловлено отсутствием объективных оснований для сохранения миссии ОБСЕ в Белоруссии" - на сегодняшний момент можно было бы назвать критическим для правящего режима, если бы не одно "но". Присутствие в Белоруссии офиса ОБСЕ на протяжении последних 7 лет практически никоим образом не повлияло ни на ситуацию в стране, ни на отношение ЕС к ней. Если к этому приплюсовать тот факт, что зачастую минский офис не только никак не проявлял себя, но и закрывал глаза на некоторые события в стране, то говорить всерьез о том, что прекращение деятельности миссии ОБСЕ в Белоруссии станет серьезным препятствием на пути Европы к "синеокой", нельзя.

На наш взгляд, складывающаяся ситуация вокруг Белоруссии с наибольшей выгодой может быть использована сегодня лишь двумя европейскими странами - Польшей и Литвой, положение которых в настоящий момент можно рассматривать двояко. С одной стороны, являясь членами объединенной Европы, эти две страны участвуют в разыгрываемой Брюсселем игре "Злой полицейский (Польша), добрый полицейский (Литва)". Позиция Варшавы, которая, если откровенно, не далеко ушла от идеи воссоздания Речи Посполитой в рамках 1772 года, представляется своеобразной эссенцией негативного отношения ЕС к режиму Лукашенко. После президентских выборов и вечерних событий 19 декабря именно Польша сделала ряд самых резких заявлений в сторону официального Минска, которые отличаются от общих и витиеватых заявлений других стран Запада. Так, помимо осуждения польским МИДом "массового избиения и задержания манифестантов на улицах Минска" и призыва немедленно освободить задержанных, глава Комитета по иностранным делам Сейма Польши Анджей Халицки прямо заявил, что "мы должны действовать, чтобы покончить с террором в Белоруссии". Учитывая тот факт, что Польша является непосредственным соседом Белоруссии, по-видимому, именно ей и будет предоставлено право руководить подобным процессом.

Литва же, наоборот, представляется последние несколько месяцев как друг и помощник Лукашенко в деле улучшения его отношений с Европой. Кажется маловероятным, что президент Литовской республики Даля Грибаускайте абсолютно самостоятельно решила стать для Белоруссии мостиком в Евросоюз из любви к немолодым и усатым мужчинам. Ее заявление, сделанное на встрече с послами стран ЕС в Вильнюсе еще в ноябре 2010 года о том, что "Лукашенко - это гарант экономической и политической стабильности в Белоруссии, ее независимости" уже тогда можно было расценивать как намек Брюсселя на согласие Евросоюза на четвертый срок, при условии изменения внешнеполитического курса. И сегодня Вильнюс очень мягко говорит о неполном соответствии европейским стандартам прошедших выборов, не призывая в открытую ввести какие-либо санкции и оставаясь своеобразной приманкой для Лукашенко.

С другой стороны, и Польша, и Литва преследуют только свои, сугубо личные, интересы, пытаясь вести с Белоруссией определенную игру, в основе которой лежит использование противоречий между Минском и Брюсселем.

Варшава, которая за последние годы сделала достаточно много для расширения своего культурного и, в какой-то степени, экономического влияния в западных областях Белоруссии, крайне заинтересована в создании в РБ серьезной политической организации польской направленности. При пророссийской политике Лукашенко подобное движение или политическая партия шанса появиться практически не имеют, поэтому нынешний глава Белоруссии абсолютно не устраивает Польшу. Однако идти против общей европейской политики в Варшаве вряд ли когда-нибудь решаться. В такой ситуации, по словам главы польского МИДа Радослава Сикорского, "политика Польши в отношении Белоруссии должна быть не агрессивной, но эффективной". При этом предлагаются "умные санкции": возобновить запрет на въезд в ЕС должностным лицам, причастным к преследованию оппозиции, расширить молодежные и культурные обмены и увеличить финансирование электронных СМИ, вещающих на Белоруссию. И заметьте - никакого разговора о финансировании политической деятельности белорусской оппозиции. Первый шаг Варшава уже сделала - с 1 января 2011 года решено отменить плату за обработку и выдачу национальных польских виз для граждан Белоруссии. В своем заявлении пресс-служба МИД Польши отметила, что "это выражение солидарности и признательности белорусскому народу, который 19 декабря послал мощный сигнал желания демократических изменений. Мы хотим помочь нашим соседям в укреплении европейской идентичности через контакты с поляками и другими народами Европейского Союза". Таким образом, события, развернувшиеся на площади у Дома правительства в день выборов, практически идеально вписались в польскую стратегию, касающуюся Белоруссии: не дать Минску занять место Варшавы в европейской структуре сотрудничества с Россией при одновременном усилении своего влияния на "Кресах всходних" (территория западной и частично центральной Белоруссии).

Позиция Литвы гораздо сложнее. С одной стороны, ей приходится соотносить свою деятельность с общей позицией Евросоюза гораздо более серьезно, чем той же Польше, экономика которой в меньшей степени зависит от европейских кредитов. С другой стороны, непосредственное участие в решении белорусского вопроса является, пожалуй, единственной возможностью для Вильнюса поднять свой международный престиж. Для этого Литве просто необходимо добиться возвращения офиса ОБСЕ в Белоруссию и заявить о себе как о главном посреднике между Брюсселем и Минском. Поэтому Вильнюс, в отличие от практически всех стран ЕС, не сделал никаких жестких заявлений, выразив только "сожаление и разочарование".

При решении вышеуказанного вопроса, на наш взгляд, карта под названием "политические заключенные" не будет ключевой, а ее место может занять вопрос о приеме и транзите венесуэльской нефти по территории Литвы (ведь, несмотря на соглашения в рамках Таможенного союза, "венесуэльский проект" не потерял своей актуальности) и ряд других вопросов, связанных с энергетической тематикой (строительство АЭС, сжиженный газ и т.п.). Косвенными подтверждениями подобного тезиса могут являться заявление министра иностранных дел Литвы Аудронюса Ажубалиса о начале неформальных консультаций с белорусской стороной о возможном продолжении работы ОБСЕ в РБ и полуофициальный визит 5 января заместителя главы МИД Белоруссии Валерия Воронецкого и посла Белоруссии в Литве Владимира Дражина в резиденцию президента Литвы в Вильнюсе. Несмотря на то, что цель визита не разглашается, можно предположить, что он представляет собой подготовку к началу серьезного переговорного процесса с Литвой и через нее с Евросоюзом.

Каждая из сторон уже сегодня начала готовить почву для переговоров. Например, Грибаускайте заявила о необходимости рассмотреть Еврокомиссии "предложение об упрощении процедуры выдачи и снижении цены на визы для белорусских граждан" (то есть т.н. "Шенгенская виза"), при этом и словом не обмолвившись о введении санкций в отношении Лукашенко и других высокопоставленных чиновников. Правда подобное решение вряд ли будет принято в ближайшее время, так как Европа, задыхающаяся от переизбытка рабочей силы при наличии бешеной безработицы, вряд ли захочет получить еще один источник восточноевропейских гастарбайтеров. Лукашенко же, со своей стороны, не только лично не высказался о закрытии офиса ОБСЕ, что дает ему определенный люфт в действиях, но и начал небольшими порциями выпускать на свободу задержанных оппозиционеров (А. Дмитриев, В. Рымашевский и т.д.), оставив, правда, своих личных врагов на закуску.

Польша и Литва, каждая из которых по-своему претендует на роль главного игрока на поле битвы за Белоруссию, на сегодняшний день могут быть использованы не только Брюсселем, но и самим Минском. Однако предугадать, в каком русле события будут развиваться дальше, достаточно сложно, так как, помимо непредсказуемости Лукашенко, до сих пор остается окончательно не выясненным один факт - четкая позиция России по "белорусскому вопросу". И от того, насколько данная позиция будет близка к европейской, и будет зависеть судьба всей Белоруссии в краткосрочной перспективе.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
05.12.16
В Калуге написали «Самое короткое открытое письмо Президенту Путину»
NB!
05.12.16
Вместо памятника истории — парковка для суда, мэр Уфы сказал «не нагнетать»
NB!
05.12.16
«Газлайтинг»: свести с ума, ограбить, убить
NB!
05.12.16
Радио REGNUM: выпуск за 5 декабря
NB!
05.12.16
«Сексуальное насилие — часть брутальной карибской субкультуры»
NB!
05.12.16
Человечество страдает от чистоты?
NB!
05.12.16
Ударный беспилотник-самоубийца разработан в Польше
NB!
05.12.16
Кризис четверти века: Казахстан за неделю
NB!
05.12.16
Путин поручил создать в РФ орган власти, отвечающий за адаптацию мигрантов
NB!
05.12.16
Выборы в Эквадоре: генерал и друг индейцев Пако Монкайо вырвался вперед
NB!
05.12.16
Times: «ЕС хочет купить мир в Сирии»
NB!
05.12.16
Аргентина: «Солидарность и борьба или голод и репрессии»
NB!
05.12.16
Отставки Андрея Турчака больше ждут в центральных СМИ, чем в Пскове
NB!
05.12.16
Константинопольские следы белой русской разведки. Очерк I
NB!
05.12.16
Объявлен в розыск: Экс-мэр столицы Северной Осетии пустился в бега
NB!
05.12.16
Необандеровцы Украины и неонацисты «Советской Белоруссии»: близнецы-братья
NB!
05.12.16
«Смоленская трагедия» с правительством Польши чуть не повторилась в Лондоне
NB!
05.12.16
«Алтайскому краю нужна не кадровая рокировка, а системная помощь из Центра»
NB!
05.12.16
Детский омбудсмен требует запретить перевозки детей рейсовыми автобусами
NB!
05.12.16
Надежда теплится: Аслан Тхакушинов может сохранить пост главы Адыгеи
NB!
05.12.16
В Севастополе — транспортный коллапс из-за скользких дорог
NB!
05.12.16
У владимирского губернатора есть еще один «спокойный» год