Ермолай Слышик: Белоруссия после "кровавого воскресенья"

Москва, 31 декабря 2010, 19:58 — REGNUM  То, что произошло в конце года в Белоруссии, никоим образом не имеет отношения к выборам. Это вполне ясно осознают и режиссеры общереспубликанского фарса, финалом которого стал окровавленный снег площади Независимости и разбитые стекла Дома правительства. 19 декабря 2010 года совершенно четко ассоциируются именно с этими символами, а не с очередной "элегантной победой" бессменного Александра Лукашенко.

Почти век назад в столице России была расстреляна вера в "доброго царя". 19 декабря в Минске была избита вера в справедливые выборы, право выбора как таковое, а также ряд других демократических прав и свобод. Жестоко избита, но не убита. 19 декабря в мирных акциях протеста в Минске приняли участие десятки тысяч человек, по разным оценкам - от 3 (трех) до 60 (шестидесяти) тысяч человек. Нижнее значение озвучивают госСМИ (по формуле N=(200+200)x10=4000), верхнее - оппозиция и очевидцы. К слову, для столицы Белоруссии даже 3 тысячи митингующих - это очень много. Учитывая особенности пресловутой белорусской "толерантности" и "рассудительности", а также беспрецедентных мер давления на общественное мнение и актив оппозиции со стороны госагитпропа и спецслужб, даже 3 тысячи человек в центре столицы - это беспрецедентно много. На самом же деле выразивших свой протест персональным волевым актом, гражданским поступком с четким осознанием его последствий оказалось кратно больше.

Выложенные в Интернет видеоматериалы не позволяют точно оценить численность людей, участвовавших в шествии по проспекту Независимости. Один из автомобилистов в переулке проспекта ждал 20 минут, пока пройдет колонна тех, кого, по словам Лукашенко, "не будет". Таким образом, "разбор полетов" в Администрации президента, в Совете безопасности и прочих "заинтересованных" обещает быть интересным для узкого круга режиссеров, постановщиков и исполнителей "перевыборного" спектакля. Каждый из них, включая "старуху-процентщицу" и подчиненных ей новоявленных "членов общественных объединений" в участковых избирательных комиссиях прекрасно осознаёт последствия произошедшего для себя, своих семей и всего белорусского народа.

Среди пришедших на Октябрьскую площадь Минска, принявших участие в шествии по проспекту Независимости и митинге на площади Независимости было немало активистов партийной и прочей структурированной оппозиции. Однако основную массу участников акций составляли именно противники Лукашенко из числа обычных граждан: по отчетам МВД и наблюдениям очевидцев, около 70% участников составляла молодежь и люди среднего возраста (18-30 лет), от 25 до 30% - граждане старше 30 лет. Таким образом, во всебелорусском собрании протеста приняла участие наиболее активная часть общества - разительный контраст с так называемым "IV Всебелорусским собранием", на котором А.Г.Лукашенко собрал своих сторонников (а те, в свою очередь, от имени всего белорусского народа одобрили его политику). Кстати, на официозное "всебелорусское" не избирали, а рекрутировали посредством административного ресурса по понятной только Администрации президента схеме. Поэтому, неизвестно, какая часть из формальных адептов Лукашенко его искренне поддерживает и готова поддержать лицом к лицу с вооруженным спецназом.

Еще до формального объявления начала выборов президента Белоруссии всем было понятно, что выборов не будет - будет имитация выборного процесса. Фактически, будет осуществлена постановка спектакля с известным финалом и привычными декорациями. Надо отдать должное прозападной оппозиции: при всех проблемах, которые давно не снились "развитым демократиям", Владимир Некляев, Андрей Санников и Ярослав Романчук достигли многого. На риторический вопрос о том, зачем им понадобилось участвовать в данном процессе, давно дан ответ Анатолием Лебедько и другими участниками "выборов по-белорусски": иначе невозможно донести до избирателей свои идеи, вскрыть фальсификации, доказать недемократичность политической системы в целом. Ситуация напоминала известный эпизод из книги Ильфа и Петрова, когда "товарищ Бендер" проводил показательный турнир по шахматам. Изобличить "великого комбинатора" помог именно процесс игры по правилам.

До 19 декабря всем было понятно, что Гарант Конституции не собирается соблюдать даже те нормы права, которые он называет "царскими полномочиями", которые были написаны "под Лукашенко", которыми прикрывается откровенный произвол и беззаконие. Один из кандидатов в президенты (Дмитрий Усс) попытался озвучить данный тезис, но не смог его развить по понятным причинам субъективного характера.

Среди главных итогов 19 декабря - очевидность единственного персонифицированного субъекта внутриполитического процесса при наличии ряда субъектов, претендующих на статус акторов второго-пятого уровней. Среди этих субъектов внезапно обозначилась народная масса. Точнее, внезапно потерявшая страх часть этой массы, безмолвствующей и дающей волю чувствам на кухне, не связывающая себя ни партийными, ни профсоюзными, ни какими-либо иными обязательствами с Лукашенко или его публичными оппонентами.

Обычные граждане, преодолевшие свой страх до и во время 19 декабря, почувствовавшие необходимость личного волевого акта (с точки зрения realpolitik имеющего лишь символическое значение) сделали больше для своей страны и будущего своих детей, чем пресловутые "зарубежные центры" и их "агенты влияния". "Непротивление злу силой", как оказалось, может быть достаточно эффективным не только в колониальной Индии, но и в лимитрофной Белоруссии. Однако не все разогнанные спецназом так считают.

Одним из итогов кампании является разгром инфраструктуры оппозиции и деморализация оппозиционного актива собственными же лидерами. К аресту счетов, изъятию оргтехники и т.п. все были готовы до 19 декабря. Прозападная оппозиция явно деморализована заявлениями оставшихся на свободе лидеров. В частности, "покаянием" Ярослава Романчука, поставившего крест не только на своей политической карьере, но и нанесшего тяжелый удар по выдвинувшей его Объединенной гражданской партии - одной из старейших, авторитетных и дееспособных оппозиционных структур. Заслуживают внимания более чем странные заявления Григория Костусева и Ярослава Романчука о заинтересованности России в дестабилизации обстановки в Белоруссии и роли ФСБ в событиях вечера 19 декабря. В высшей степени показательно заявление экс-спикера парламента Белоруссии, фактического руководителя республики в 1991-1994 гг. Станислава Шушкевича о желательности ввода российских войск в Белоруссию.

Провосточная оппозиция по многим параметрам уступает прозападной. Будучи представленной различного рода НГО, не успев окончательно структурироваться, она также осмысливает происходящее. Многие из тех, кто был 19 декабря на обеих площадях и участвовал в шествии по проспекту Независимости, шли под чужими флагами против общего врага, отстаивая общие идеалы - гражданских свобод, правового государства и т.д. Поздравление Лукашенко с победой на "выборах" со стороны патриарха Кирилла, а затем и президента России, были ожидаемы как худший сценарий. До последнего многие из "восточников" надеялись на непризнание, хотя и заявляли, что чуда, скорее всего, не будет - вся логика событий последних 10-15 лет давала основания именно для признания Москвой де-юре того, кто де-факто находился у власти в любой из постсоветских республик. Поэтому поздравительные послания в адрес Лукашенко со стороны патриарха Кирилла, а затем и президента Дмитрия Медведева стали не неожиданностью, но началом размежевания аморфного сообщества "русских белорусов".

Последнее обстоятельство вынуждает обратиться к истории церковных расколов и прогнозировать различные сценарии развития государственно-церковных отношений внутри Белоруссии, обратиться к опыту "сергианства" начала ХХ века. Начало уже положено открытым письмом представителей православной общественности Белоруссии на имя главы Московского патриархата. Судя по всему, письмами дело не закончится.

На фоне общей оценки ситуации накануне и после 19 декабря, совпадения ряда ценностных ориентиров (народовластие, свобода слова и общественных объединений, расширение экономических свобод и т.д.) возможно сближение прозападной и оппозиции и тех, кого сегодня именуют "пророссийскими", "провосточными", "западнорусистами". Они уже имеют общность оценок происходящего (см. заявления в электронных СМИ) и, видимо, будут сближаться. Опыт сотрудничества левой оппозиции с правой на почве общего врага и общих фундаментальных ценностей уже имеется, и Сергей Калякин тому живое свидетельство. Есть основания считать, что Площадь-2010 стала символом общественного консенсуса относительно происходящего в стране на протяжении последних лет и в настоящее время, а также и видения будущего республики именно как республики "без Лукашенко". Республики без диктатуры, с реальной политической конкуренцией, парламентаризмом, общими оценками не всех, но ряда принципиальных вопросов внутренней политики с вынесением проблематики политики внешней на повестку для после ликвидации авторитарного режима.

Разумеется, спецслужбы не будут безучастно наблюдать за происходящим, попытаются воспрепятствовать консолидации левой и правой оппозиции, "прозападной" и "провосточной". В 2011 году Гарант Конституции при помощи назначенных им "депутатов" и чиновников разных уровней, сотрудников спецслужб и прочих "заинтересованных" продолжит "закатывать под асфальт" пробивающиеся, не смотря ни на что, ростки общественной самоорганизации. Министерство юстиции совершенно четко дало понять официальное видение роли т.н. "некоммерческих организаций" (НКО) в общественной жизни Белоруссии.

Во время "выборов" количество выданных членских билетов формально лояльных к персоне Лукашенко политических партий и общественных организаций существенно превысило количество написанных ранее заявлений о вступлении. Входящим в статус "независимых наблюдателей от общественных организаций и партий" тупо выдавали членские билеты любых форматов и расцветок - от местного "красного креста" до справедливо-спортивного клиентела. Соответствующие "корочки" загодя были завезены и хранились, зачастую, в том же сейфе, что и бюллетени. Однако ни подставные "независимые наблюдатели", ни откровенно "липовые" экзитполы, ни разбросанные после разгона митинга на площади Независимости обрезки арматуры и бутылки, а также начиненный пиротехникой и заточками микроавтобус, якобы принадлежащий поэту-оппозиционеру или что-либо иное, не могут изменить ни общественное мнение в республике, ни восприятие происходящего в Белоруссии из-за рубежа.

В новейшей истории республики не было случая, чтобы спустя несколько дней после очередной "элегантно-убедительной победы" Лукашенко официальный Минск оставался, фактически, в международной изоляции. Кроме России, до сих пор ни одна из стран-соседей Белоруссии, ни одна европейская страна не признали легитимность Лукашенко. Да и со стороны РФ это было сделано в своеобразной форме с символичным "временным лагом", за время которого Лукашенко поздравили руководитель Грузии, а также Абхазии и Южной Осетии.

После 19 декабря официальный Минск может себе позволить лишь "форточку на Восток", "окно в Европу" наглухо заколочено до полной смены политического режима в Белоруссии. При этом эксперты официального Минска (видимо, те же самые, которые обосновывали игру на противоречиях в московском "дуумвирате") снова сели в лужу, обосновывая умопомрачительные перспективы "прорыва" на западном направлении. Оказалось, что для той же Голландии есть нечто нематериальное, более дорогое для западноевропейцев, нежели мазут, выработанный на НПЗ "последней диктатуры Европы".

Сложно себе представить, чтобы до закрытия избирательных участков в США сотрудники ЦРУ или ФБР избили Барака Обаму, а после закрытия - Хиллари Клинтон, бросив их в Алькатрас. Причем не только их, но и Брайана Мура, Роберта Барра, Чака Болдуина и вообще всех, кроме безобидного Ральфа Нэйдера и, собственно, не желающего оставлять Белый дом Буша-младшего.

Количество подозреваемых по уголовному делу об организации массовых беспорядков в Минске превысило два десятка человек. По делу проходят 7 из 10 бывших кандидатов в президенты, 5 из них находятся в СИЗО КГБ. Случай беспрецедентный в новейшей истории Европы. Беспрецедентным для Белоруссии является обвинение руководителя Интернет-ресурса в организации и участии в "массовых беспорядках".

Белоруссию захлестнула волна репрессий, даже 31 декабря не прекращаются обыски и задержания. По всей видимости, реализуется команда "привлечь" в той или иной степени всех, кто имел хотя бы малейшее отношение к массовым акциям протеста. И так как следственные изоляторы Минска и Жодино едва вместили арестованных "первой волны", то к концу года многие рядовые участники акций протеста отделались лишь "профилактическими беседами" и "опросами". Выполнить задачу по безусловному наказанию десятков тысяч человек оказалось делом чрезвычайно сложным и практически невыполнимым. Со стороны "правоохранительных органов" начался откровенный саботаж, имитация наказаний, бумаготворчество...

"Правоохранительная система" современной Белоруссии на самом деле является карательной. Подтверждением сему являются не только чудовищные по цинизму и жестокости акции 19 декабря, но и вал жалоб граждан на имя Лукашенко на протяжении многих лет, комментарии на бюллетенях для голосования. Отчаявшиеся граждане прекрасно понимают, что бессмысленно искать справедливость в суде или прокуратуре, являющихся, по сути, придатками карательного аппарата. Поэтому белорусы пишут челобитные "на самый верх".

Одним из итогов 2010 года является демонстрация руководством Белоруссии сути того, что помпезно именуется "государственной идеологией". Речь идет о сохранении любой ценой неограниченной ни законом, ни временем, ни чем иным личной власти Александра Лукашенко. И если для этого понадобится устроить межнациональную, межконфессиональную, межрегиональную или иную рознь - власти предержащие, несомненно, пойдут на этот шаг. Что они, собственно, и продемонстрировали, натравливая "нищую провинцию" на "зажравшийся Минск", бросив на подавление массовых акций протеста в столице спецназ внутренних войск из Бобруйска (при том, что в самом Минске и пригороде расположены части ВВ МВД).

Очевидной тенденцией в жизни бюрократии Белоруссии после 19 декабря остается усиление роли "силовиков" и продолжение деградации остальных "блоков правительства". Кадровые перестановки в конце года наглядно показали, что кадровая работа, "идеологическая", "пропагандистская" и многие другие направления откровенно "завалены". При этом "скамейка запасных" не просто малочисленна - ее вовсе нет. В итоге странные люди (по профессии и призванию) оккупировали гуманитарное направление, а социально-экономическое - пропахшие нафталином выпускники минской высшей партийной школы. Поэтому надежда у Лукашенко остается только на "силовиков", которых курирует его старший сын Виктор.

Расколотое общество лишилось шанса на сочленение "мертвой водой" 19 декабря. Лукашенко прекрасно понимает цену своей пирровой победы. И Шейман понимает, все понимают. Поэтому "победой Лукашенко" назвать то, что произошло 19-20 декабря, по меньшей мере, некорректно. Мыслителям суверенной Белоруссии до сих пор не удалось обосновывать тезис о том, как долго можно объявлять себя победителем шахматного турнира, играя по правилам хоккея на траве. Очевидно: бессменный авторитарный правитель снова одержал верх, но на этот раз - откровенно силовым путем. Да, он подавил сопротивление оппонентов, заткнул им глотки резиновыми дубинками, упрятал за решетки, но не победил. Возможно, действуя по собственным правилам, Лукашенко выиграл сражение, но проиграл войну.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.