Николай Радов: Белоруссия переходит к "управляемой демократии"

Москва, 23 Декабря 2010, 23:15 — REGNUM  

Итак, президентские выборы в Белоруссии состоялись. Результаты оказались достаточно предсказуемыми, если учитывать тот факт, что вертикальная система власти, выстроенная бессменным лидером республики, вновь оказалась сильнее общественного мнения электората. Ожидаемого некоторыми белорусами чуда не произошло, а после оглашения результатов в душе многих остался весьма горький осадок.

Многие наблюдатели и различного рода эксперты в один голос заявляют, что нынешнее голосование, начиная с 10 часов 14 декабря и заканчивая 20 часами 19 декабря, прошли достаточно демократично, что является беспрецедентным для нынешней Белоруссии. Несмотря на то, что в процессе досрочного голосования наблюдалось определенное давление на избирателей (в особенности на учащуюся молодежь, перед которой стояла дилемма - проголосовать досрочно или прекратить свое обучение и проживание в общежитии), нельзя с полной уверенностью утверждать, что власти провели в этот период масштабную фальсификацию. Конечно, многие урны не были опечатаны должным образом и оставались долгое время без присмотра со стороны участковых комиссий, проголосовало определенное количество несуществующих избирателей, на участках наблюдалась агитация за нынешнего президента и т.п., но основные события развернулись именно в день голосования.

19 декабря власть вновь продемонстрировала свою сплоченность и наплевательское отношение к мнению электората. Правда, стоит отметить, что грубых нарушений и в этот день не наблюдалось. Так, по мелочи: голосование без документов, удостоверяющих личность, "помощь" в заполнении бюллетеней, нестыковка в избирательных списках и еще ряд некоторых "мелких" упущений. Все волшебное действо по созданию образа непобедимого Лукашенко было перенесено даже не на подсчет голосов, а на объявление результатов.

Как отмечает большинство наблюдателей, жаловаться на неправомерные действия участковых комиссий в ходе голосования не было смысла, так как вне зависимости от того, как проголосовали белорусские избиратели, окончательные цифры были уже заранее доведены до председателей, которые ее и озвучили в итоговом протоколе. Причем рядовые члены комиссий, зачастую самостоятельно суммировавшие голоса за того или иного кандидата, после оглашения результатов оставались в недоумении: их сумма оказывалась, как правило, меньше количества проголосовавших за кандидата в 4-5 раз.

Правда, не обошлось и без нестыковок. Там, где к подсчету были допущены наблюдатели, или в состав комиссий входили представители оппозиционных организаций, Лукашенко не смог набрать и половины голосов: рейтинг колеблется от 39 до 48 процентов от общего числа проголосовавших. Справедливости ради, необходимо отметить, что альтернативщики суммарно не набрали и этой цифры, так как количество проголосовавших против всех действительно оказалось высоко. О чем это говорит? Лишь о том, что за последние 16 лет, благодаря созданной президентом политической системе и бездеятельности белорусских политиков, в стране так и не появилось настоящего конкурента АГЛ. Конечно, можно сколько угодно говорить о том, что в нынешних условиях это невозможно, что оппозиция находится под постоянным прессом и страхом репрессий, что белорусская мажоритарная избирательная система не способствует, как сказал Лукашенко, "выкристализации" политических партий снизу, но почему же тогда в стране не ведется поиск альтернативных путей смены власти? На наш взгляд, ответ прост - реально никто не хочет получить в руки страну после Лукашенко. К тому же абсолютно всех все устраивает: оппозицию - бездействие, оскорбление власти и проедание западных грантов, население - возможность стабильно иметь свою "чарку и шкварку", а власть - возможность и дальше набивать свои карманы за счет народа.

Но давайте вернемся к выборам. Одной из особенностей нынешнего голосования стало довольно большое количество писем, обращений и жалоб к президенту, брошенных в урны для голосования. Не смотря на то, что ЦИК об этом умалчивает, можно с определенной долей уверенности говорить, что для нынешней власти подобное явление стало определенным знаком - народное доверие уходит, его место занимает раздражение, а вслед за ним и до всеобщего недовольство недалеко. Вот один из примеров подобного обращения: "Александр Григорьевич! Всегда был Вашим сторонником. Поддерживаю вашу хозяйственную деятельность на все 100 %! Крайне не воспринимаю Вашу грубость при общении с подчиненными и себе равными (последнее интервью с российскими СМИ осенью 2010 года). Голосую против. 18.12.2010". Комментарии здесь излишни.

Подсчет голосов 19 декабря вновь заставил белорусов убедиться в правильности выражения: "Голосуй, не голосуй, все равно получишь...". Как бы грубо это не звучало, но пока это белорусская действительность. В связи с этим возникает вопрос: а что сделала оппозиция для недопущения подобных выборов? Вероятно, правильным ответом является слово "НИЧЕГО". Фактически ни один из альтернативных кандидатов, за исключением, пожалуй, Ярослава Романчука, не сподобился направить своих наблюдателей на избирательные участки, заявив еще до начала голосования, что они не признают его итоги и выйдут на "площадь". Наивно думать, что большинство оппозиционеров не понимало, что даже 50 тысяч не смогут сместить нынешнюю власть, а для того, чтобы собрать большее количество протестующих, необходимы очень серьезные социально-экономические проблемы в стране: массовая безработица, продовольственный дефицит, бешеная инфляция и, чего греха таить, иной менталитет у народа. Поэтому возникает вопрос: зачем и кому нужна была демонстрация 19 декабря?

На наш взгляд, здесь есть два ответа. Во-первых, белорусским властям и Лукашенко лично. Несмотря на испуганный вид главы ЦИК и заместителя министра внутренних дел, можно практически со стопроцентной уверенностью говорить, что все беспорядки были спровоцированы переодетыми в штатское представителями правоохранительных органов. Иначе трудно себе представить, что многотысячная толпа не смогла войти в здание Дома правительства, а окна и двери, почему-то заранее забаррикадированные шкафами, "штурмовали" несколько человек со скрытыми наушниками под безразличными взглядами белорусского ОМОНа. Ситуация напоминает взрыв 3 июля 2008 года в Минске, после которого главой государства была проведана чистка аппарата КГБ, МВД и особ, "приближенных к телу", а также назначена добровольно-принудительная откатка отпечатков пальцев у всего мужского населения страны. В нынешней ситуации Лукашенко со спокойной душой заявил на своей "пресс-конференции" 20 декабря, больше напоминавшей очередной съезд Советов, о прекращении политического заигрывания с несогласными в стране под предлогом дискредитирующего поведения прежней белорусской оппозиции. Конечно, выступление президента было до краев наполнено эмоциями и в будущем, по ряду объективных и субъективных причин, его гнев может смениться на милость, но факт остается фактом - белорусской оппозиции в том виде, в котором она существовала последнее десятилетие, по всей видимости, больше не будет. Как доказательство - заявление министра юстиции Виктора Голованова: "Если политические партии и общественные объединения на своих заседаниях принимали решения об участии в несанкционированных мероприятиях, то мы будем ставить вопрос об их ликвидации". Это притом, что фактически ни одна из существующих в Белоруссии 15 партий, кроме БНФ и ОГП, открыто не призывала своих немногочисленных сторонников прийти на акцию протеста вечером 19 декабря.

С другой стороны, массовые "гуляния" по главному проспекту белорусской столицы были также нужны некоторым из альтернативных кандидатов. Для кого-то это был последний шанс заявить о себе как о "настоящем" лидере национальной оппозиции, с целью дальнейшего доения западных грантодателей, для кого-то - возможность отчитаться (или, на крайний случай, пересидеть как "узник совести" в белорусских тюрьмах) за неизвестно куда потраченные средства перед теми же грантодателями, а для кого-то разогнанная демонстрация может стать прекрасным трамплином для дальнейшей деятельности в рамках существующей системы власти.

Известно, что ни у кого из альтернативных кандидатов (и это на практике доказали события вечера 19 декабря) не было четкого плана проведения акции протеста. В итоге, собравшиеся на площади люди за короткое время превратились в практически неуправляемую изнутри толпу, что позволило силовикам перехватить инициативу и направить деятельность митингующих в необходимое им русло. Для тех, кто призывал провести мирную демонстрацию, в какой-то момент такой поворот событий стал полной неожиданностью. Сложилась ситуация, когда митингующие пошли "делать революцию" под руководством тех, с кем они решили бороться. Казалось бы, какую выгоду можно было из этого извлечь? Оказалось можно. Так, представители штабов Романчука и Некляева в тот же вечер отреклись от проводимой акции, заявив, что они не хотели того, что произошло у Дома правительства. Господа Лебедько и Дмитриев (руководители соответственных предвыборных штабов), сориентировавшись в ситуации, попытались получить заочное помилование со стороны режима, попытавшись умиротворить толпу (кстати, на своей пресс-конференции Лукашенко довольно доброжелательно отозвался о г-не Дмитриеве, фактически поблагодарив его за помощь правоохранительным органам). Несмотря на то, что это им не удалось, теперь у них появилась возможность прямо заявить о попытке наладить мирный переговорный процесс с властями, чему помешали Санников, Рымашевский и Статкевич. Таким образом, возможные политические конкуренты были дискредитированы, а Объединенная Гражданская Партия и Движение "Говори правду!" получили реальную возможность остаться на политическом "Олимпе" Белоруссии, заполнив собой грядущий политический вакуум и продолжив свое существование в рамках создаваемой в стране "управляемой демократии".

Учитывая тот факт, что из уст президента за последние несколько месяцев уже неоднократно звучала фраза о возможном изменении избирательной системы (вместо существующей мажоритарной может появиться пропорциональная, где главная роль будет отведена политическим партиям), то можно с определенной долей уверенности говорить, что ряд нынешних оппозиционных организаций, при удачном стечении обстоятельств, могут получить доступ в парламент республики.

Делать сегодня прогнозы о будущем Белоруссии достаточно сложно, так как до сих пор четко не ясна ни позиция России, ни ЕС. Складывается впечатление, что Кремль, добившись от Лукашенко практически всего, чего от него хотели в нынешнем году, решил до поры до времени не вмешиваться в политическую ситуацию в Белоруссии, предоставив возможность победить сильнейшему, а уже потом вести с ним конструктивный диалог. Евросоюз так же ограничился скупыми словами о "недемократичности" выборов, оставив себе простор для маневров: с одной стороны мы не признаем выборы, а с другой - Лукашенко ничем не хуже любого другого из экс-кандидатов. Вероятно, поэтому и не идет пока никакого серьезного торга между Минском и Брюсселем, который ограничивается осторожными заявления о своей обеспокоенности происходящим в Белоруссии.

Как бы там ни было, но 19 декабря 2010 года можно с полной уверенностью назвать если не переломным, то, по крайней мере, очень важным этапом социально-политического развития Белоруссии, для которого главными характерными чертами станет формирование управляемой оппозиционной деятельности и кулуарная борьба во властных структурах за наследие Лукашенко. В таких условиях нынешний президент рискует в скором времени превратиться в белорусского Брежнева или Ельцина, став марионеткой в руках созданной им же самим системы. Подобному утверждению есть ряд косвенных подтверждений. Например, поведение президента говорит о том, что он действительно может не знать о реальной поддержке его кандидатуры на выборах. В таком случае, в ближайшее время белорусов ждут действительно серьезные испытания. Нынешние выборы - это только начало, а впереди долгий и нелегкий путь.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
21.01.17
Власти Латвии кормят свой народ пропагандой, народ едет за едой в Россию
NB!
21.01.17
Трамп наносит первый удар по Ирану
NB!
21.01.17
Порты: Польша встала поперёк Шелкового пути
NB!
21.01.17
Дышите, не дышите...
NB!
21.01.17
Подземный дворец коммунизма: погружение №1
NB!
21.01.17
Система управления погодой должна быть международной
NB!
21.01.17
В Турции состоится референдум по конституционной реформе
NB!
21.01.17
С сайта Белого дома удален раздел об изменении климата
NB!
21.01.17
«Ничто не вечно» — президент Гамбии согласился уйти
NB!
21.01.17
Дубль Левандовски принес «Баварии» трудовую победу над «Фрайбургом»
NB!
21.01.17
Всё решат без нас: чего боятся украинские политики
NB!
21.01.17
«В современной Европе нет юности и юношей». Парадокс русского западничества
NB!
20.01.17
Египет, Сирия, Кавказ: апофеоз Кавказской войны
NB!
20.01.17
Как преследуют защитников усадьбы Кусково в Москве
NB!
20.01.17
Белый дом: США выйдут из Транстихоокеанского партнерства
NB!
20.01.17
В школах Финляндии шведский язык могут заменить на русский
NB!
20.01.17
Гендиректор Воронежского мехзавода уволился после аварии «Прогресса»
NB!
20.01.17
Радио REGNUM: второй выпуск за 20 января
NB!
20.01.17
Госдума снова отказала «детям войны» в статусе и льготах: почему
NB!
20.01.17
Россия и Сирия подписали соглашение о размещении ВМФ в Тартусе
NB!
20.01.17
Ученые Петербурга ответят на варварство боевиков моделью древней Пальмиры
NB!
20.01.17
Лукашенко ищет альтернативу российской нефти: начало конца энергодружбе?