После саммита ОБСЕ Назарбаев занялся "закручиванием гаек": интервью Вячеслава Абрамова

Москва, 21 Декабря 2010, 22:16 — REGNUM  

С председательством Казахстана в ОБСЕ правозащитники республики связывали надежды на улучшение ситуации с правами человека в стране. Однако ожидания не оправдались: Астана пошла не по пути либерализации, а по пути "закручивания гаек". Заместитель директора представительства Freedom House в Казахстане Вячеслав Абрамов не исключает, что власти только таким способом могут контролировать ситуацию, но в реальности объяснить, с чем связан такой объем нарушений прав человека - Абрамов затрудняется. Вместе с тем, он убежден: правозащитники, равно как и журналисты, все равно должны заниматься критикой, они должны продолжать выявлять недостатки и предлагать варианты изменения ситуации к лучшему.

ИА REGNUM: Недавно информационные агентства распространили ваше заявление о том, что в Казахстане планомерно зачищается информационное поле - сейчас никому не интересна "гражданская" тематика. Дескать, раньше - редакторы СМИ присылали своих журналистов на пресс-конференции по правам человека, и только потом принималось решение - материал не публиковать. Теперь же на ваши пресс-конференции ходят только оппозиционные СМИ и информационные агентства. Можете ли вы развить мысль - как, по-вашему, это характеризует казахстанское общество в целом?

Общество реагирует на те темы, которые ему предлагают. В Казахстане информационное поле давным-давно зачищено - в нем нет места свободному мнению, открытым дискуссиям, в том числе и о ситуации с правами человека. Именно этим можно объяснять отсутствие журналистов на пресс-конференциях правозащитников - круг СМИ, которые еще могут представить мнение активиста правозащитной организации о ситуации в стране - сжат до небольшого кольца. В этих условиях измерение заказа общества на информацию - это не более, чем профанация. Если в течение десятилетия люди получают информацию только с одной стороны, они, во-первых, просто не знают, что думает другая сторона, во-вторых, постепенно теряют интерес к поиску информации через СМИ. Думаю, что популярность оппозиционной прессы можно объяснить тем, что люди как раз заинтересованы в том, чтобы получать и альтернативную информацию, каналы поставки которой сейчас чрезвычайно ограничены.

ИА REGNUM: В Казахстане наблюдается в последние годы рост протестных настроений. Понятно, что связано это в первую очередь с ухудшением социально-экономической ситуации. Но все же - можно ли сказать, что несоблюдение законности, а также основных прав - например, права на мирные собрания, каким-то образом подстегивают ситуацию?

Да, возможно, такая связь существует. В Казахстане свобода мирных собраний фактически остается правом на бумаге, оно реализуется только в тех случаях, когда это напрямую выгодно власти и нарушается, когда его пытаются реализовать ее оппоненты. Дело отнюдь не в маршах и спускании пара - дело в возможности людей выразить свое мнение. В Казахстане граждане не могут быть уверены, что их мирный протест или флэшмоб не завершится задержанием или административным арестом - фактически именно так завершались все акции оппозиции и правозащитников в этом и прошлом году. Мне трудно прогнозировать, приведет ли это к тому, что люди вообще откажутся от протестных акций - полагаю, что такого не произойдет. И как раз рост числа таких мероприятий показывает, что тактика властей на подавление не дает никаких результатов - активисты все равно устраивают свои акции, не боясь преследований.

ИА REGNUM: Для многих очевидно, что правозащитные организации и НПО - это рычаг Запада для достижения определенных целей. Причем рычаг - достаточно сильный, как показывает практика, поскольку объединяет, в основном, умных и продвинутых людей, как минимум, получающих высшее образование. То есть теоретически, как это происходило на Украине - вся национальная молодая интеллигенция могут стать носителями западных, англосаксонских ценностей. Вы согласны с этим?

Конечно, не согласен. Правозащитники, равно как и журналисты должны заниматься именно критикой, они должны выявлять недостатки и предлагать варианты изменения ситуации к лучшему. Основная цель активистов - это защита прав человека, привитие обществу и власти уважения к правам человека. При этом НПО в Казахстане преимущественно далеки от политики, они могут заниматься защитой политических и гражданских прав, поскольку именно они являются фундаментом прав человека, но активисты НПО не связаны с партиями или группами влияния и не имеют каких-то политических целей. Вряд ли в Казахстане НПО можно назвать рычагом Запада, во-первых, они не так влиятельны, как на Западе, они работают в интересах конкретных групп населения и в НПО крайне немного молодых людей. Кроме того, в последние годы государство сосредоточено на том, чтобы создавать и поддерживать провластные общественные организации, которые меньше всего настроены критиковать власть и более всего заняты ее восхвалением.

ИА REGNUM: Какую оценку можно дать Казахстану в части динамики развития ситуации с правами человека? Ситуация ухудшается или улучшается?

Ситуация ухудшается. У правозащитников были надежды, связанные с председательством Казахстана в ОБСЕ, но они не оправдались - страна пошла не по пути либерализации, а по пути "закручивания гаек". Возможно, власти только таким способом могут контролировать ситуацию в стране, но в реальности объяснить, с чем связан такой объем нарушений прав человека трудно. Казахстан - стабильное государство с популярным среди населения президентом и это, на мой взгляд, дает возможности либерализовать политическую сферу без страха немедленно потерять власть. Сложный вопрос, к чему это может привести. Вероятно, к росту числа политических заключенных, к искоренению последних независимых (оппозиционных) голосов, к прекращению работы правозащитных институтов.

ИА REGNUM: Считается, что в Киргизии - стране, где количество НПО самое большое в Средней Азии - развитие гражданского общества не привело ни к чему хорошему. Существует мнение, что развитие ситуации напрямую связано со слишком сильным гражданским обществом и неконтролируемым потоком денег от западных стран, заинтересованных в дестабилизации всего региона. Как, по-вашему, влияют гражданские институты на стабильность государства?

Конечно, но вовсе не так, как это представлено в вопросе. В большинстве европейских стран очень сильное гражданское общество, но это вовсе не приводит к череде революций и переворотов. На мой взгляд, ситуация в Кыргызстане - следствие как раз бесчисленных нарушений прав человека и невероятного разгула коррупции, а также неадекватности оценок властями ситуации и неготовность идти на уступки и изменения в зависимости от требований общества. Революции в Кыргызстане следовали после того, как власти серьезно переоценивали свои возможности. Ни первый, ни второй президент не сдержали своих обещаний по демократическому преобразованию страны. Не выполняет их сейчас и президент переходного периода - в стране не изменилась к лучшему ситуация с правами человека, она ухудшается и примеры преследования правозащитников и журналистов подтверждают это. К тому же в Кыргызстане давнее межэтническое напряжение, на которое нынешние власти, как и прежние, старательно закрывают глаза, что может привести к очередной дестабилизации обстановки.

ИА REGNUM: У соблюдения прав человека есть и обратная сторона - если не сформировано здоровое общество, нация, неукоснительно соблюдающая законы, то соблюдение фундаментальных прав человека начинает восприниматься, как слабость государства. Как вы считаете, в Казахстане, да и вообще в Средней Азии - нации готовы к тому, чтобы быть гражданами?

Общество не может обрести понимание гражданской позиции автоматически, например, с принятием Конституции. На это нужно время, для этого ценность прав человека должна пропагандироваться властью. К сожалению, во всех странах Центральной Азии это происходит либо крайне слабо, либо не происходит вовсе. Либо декларативные заявления властей расходятся с делами. Это приводит к тому, что в обществе нет понимания ни прав, ни обязанностей. Думаю, что если бы власть не только говорила, но и делала конкретные вещи для продвижения прав человека, если бы они являлись главной ценностью для властей, то не возникал бы вопрос о гражданской позиции населения - она бы сформировалась достаточно быстро и вряд ли значительно отличалась бы от позиции европейцев.

ИА REGNUM: В своем аккаунте на Фейсбуке и в персональном блоге вы поддержали Михаила Ходорковского. Почему международные правозащитные организации, одну из которых вы представляете, не проводят вот таких же шумных и масштабных акций по защите, скажем, правозащитника Евгения Жовтиса?

Такие акции проводились и проводятся. Евгению Жовтису, например, активисты со всеми мира отправляли открытки с его изображением и пожеланиями скорейшего освобождения из заключения. Сразу после его осуждения проводилась целая серия пикетов, подписывались петиции и коллективные письма. Евгений Жовтис наравне с Михаилом Ходорковским включен в недавно составленный Freedom House и журналом Foreign Policy список самых известных в мире политических узников. Безусловно, Евгений Жовтис менее известен, чем Михаил Ходорковский и поэтому в мире меньше людей знают о нем и ситуации вокруг него и кампании, которые инициированы многими правозащитными организациями, также менее заметны.

ИА REGNUM: Дайте оценку уходящему году.

Для прав человека это был тяжелый год. Не оправдались наши ожидания на улучшение ситуации и, напротив, прогнозы о том, что ситуация ухудшится сбылись. В Казахстане стало на несколько политических узников больше - к (правозащитнику) Евгению Жовтису, (журналисту) Рамазану Есергепову, (бывшему главе НК "Казатомпром") Мухтару Джакишеву добавились политические активисты Ермек Нарымбаев и Айдос Садыков. Независимые газеты не могли работать спокойно, будучи под давлением властей. В стране ухудшилась ситуация с соблюдением права на свободу мирных собраний, ужесточилось законодательство, регулирующее деятельность религиозных объединений. Не думаю, что на фоне приближающихся выборов следующий год будет легче.

Михаил Пак, Алма-Ата

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
21.01.17
«Распутинщина» — смертельный удар по престижу царской России
NB!
21.01.17
Власти Латвии кормят свой народ пропагандой, народ едет за едой в Россию
NB!
21.01.17
Трамп наносит первый удар по Ирану
NB!
21.01.17
Порты: Польша встала поперёк Шелкового пути
NB!
21.01.17
Дышите, не дышите...
NB!
21.01.17
Подземный дворец коммунизма: погружение №1
NB!
21.01.17
Новый глава Пентагона скептически отозвался о налаживании отношений с РФ
NB!
21.01.17
В Турции состоится референдум по конституционной реформе
NB!
21.01.17
С сайта Белого дома удален раздел об изменении климата
NB!
21.01.17
«Ничто не вечно» — президент Гамбии согласился уйти
NB!
21.01.17
Дубль Левандовски принес «Баварии» трудовую победу над «Фрайбургом»
NB!
21.01.17
Всё решат без нас: чего боятся украинские политики
NB!
21.01.17
США — Саудовская Аравия. Молчание ягнят
NB!
20.01.17
Египет, Сирия, Кавказ: апофеоз Кавказской войны
NB!
20.01.17
Как преследуют защитников усадьбы Кусково в Москве
NB!
20.01.17
Белый дом: США выйдут из Транстихоокеанского партнерства
NB!
20.01.17
В школах Финляндии шведский язык могут заменить на русский
NB!
20.01.17
Гендиректор Воронежского мехзавода уволился после аварии «Прогресса»
NB!
20.01.17
Борясь с «Северным потоком-2», Варшава стреляет себе в ногу
NB!
20.01.17
Госдума снова отказала «детям войны» в статусе и льготах: почему
NB!
20.01.17
Россия и Сирия подписали соглашение о размещении ВМФ в Тартусе
NB!
20.01.17
Ученые Петербурга ответят на варварство боевиков моделью древней Пальмиры