Александр Дюков: Вновь о "Новой газете", "Мемориале" и Геббельсе

Москва, 9 декабря 2010, 11:59 — REGNUM  

ИА REGNUM: Несколько дней назад фонд "Историческая память" распространил заявление ""Мемориал" и "Новая газета" дезинформируют общественность", в котором утверждается, что эти организации, цитирую, "фактически солидаризируются с измышлениями ведомства доктора Геббельса". Это достаточно сильное утверждение...

Но, к сожалению, отвечающее действительности. "Новая газета" опубликовала статью одного из руководителей общества "Мемориал" Никиты Петрова и сотрудника газеты Олега Хлебникова под названием "Погромить кадры болгар, украинцев выслать навечно". Название статьи направлено на создание у читателя ложного представления о том, что осуществлялась "высылка украинцев", высылка по национальному признаку. Однако специалистам прекрасно известно, что этого не было: высылке подвергались не украинцы как таковые, а оуновцы и члены их семей. Единственный источник, где говорится о намерении советских властей выслать украинцев - это нацистские пропагандистские листовки. Так что в попытке представить советские репрессии на Западной Украине направленными против украинцев, авторы статьи действительно оказались по одну сторону с геббельсовскими пропагандистами.

"Новая газета" не впервые попадается на манипуляциях с историческими свидетельствами. В сентябре 2009 года они проиллюстрировали текст о послевоенных репрессиях против вернувшихся из плена военнослужащих Красной Армии хорошо известно не только профессионалам, но и любителям фотографии перевозки военнопленных в нацистские лагеря. Потом - и вовсе использовали постановочную фотографию якобы "советского расстрела". Два месяца назад приписали Сергею Собянину слова Геннадия Зюганова о "гениальном Сталине"...

ИА REGNUM: В ответе на ваше заявление Н. Петров и О. Хлебников пишут, что "разучившиеся читать деятели фонда "Историческая память" не заметили, что в нашей статье нигде не сказано ни слова о высылке всех украинцев" и требуют извинений от вас.

Я не собираюсь опускаться до уровня Хлебникова и Петрова и выяснять, кто из нас умеет читать, а кто нет. Заголовок их статьи взят в кавычки; таким образом, у читателя создается впечатление, что это документальная цитата, хотя строчки "выселить украинцев навечно" в приведенных в статье документах нет. Словосочетание "выселить украинцев" направлено на формирования представления о национальной мотивации высылки, хотя она была политической. Еще раз повторю: представители "Новой газеты" и "Мемориала" дезинформировали читателя. И если для "Новой газеты" подобное не впервой, то от представителя такой организации, как "Мемориал", я подобного не ожидал.

Кстати говоря, в опубликованном "Новой газетой" ответе имеется еще одна весьма показательная вещь. Там напечатана информация о нашем фонде, подписанная некой "Аналитической группой". Информация заканчивается следующим тезисом: "И если сторонники-почитатели трудов историка Дюкова ставят ему в заслугу широкие возможности доступа в архивы ФСБ, то его оппонентов столь редкая для историков расположенность ФСБ, наоборот, смущает". Фраза весьма забавная, поскольку на титульном листе вышедшей несколько месяцев назад книги Никиты Петрова "Кто руководил органами госбезопасности" стоит гриф Центрального архива ФСБ России. Интересно, смущает ли, например, Хлебникова "столь редкая для историков расположенность ФСБ" к его соавтору Петрову?

ИА REGNUM: Вы никак не прокомментировали в своем заявлении первую часть заголовка - "погромить кадры болгар". Вы не хотите это обсуждать, потому что "болгарская операция" НКВД действительно носила национальный характер?

Мои профессиональные интересы как историка касаются прежде всего Украины. Именно поэтому я не стал касаться в заявлении трактовки Петровым и Хлебниковым репрессий против "кадров болгар". Если хотите, разберу этот вопрос сейчас.

В своем ответе Петров и Хлебников пишут, что в "приведенном нами сталинском документе речь шла как раз обо всех болгарах, оказавшихся в 1938 году на советской территории". Таким образом, они утверждают, что репрессии против болгар в период Великого Террора носили именно национальный характер. Так ли это на самом деле?

Для начала процитирую приведенный в статье постановление ЦК ВКП(б) от 31 января 1938 года:

"1. Разрешить Наркомвнуделу продолжить до 15 апреля операцию по разгрому шпионско-диверсионных контингентов из поляков, латышей, немцев, эстонцев, финн, греков, иранцев, харбинцев, китайцев и румын, как иностранных подданных, так и советских граждан, согласно существующих приказов НКВД СССР.

2. Оставить до 15 апреля существующий внесудебный порядок рассмотрения дел арестованных по этим операциям людей, вне зависимости от их подданства.

3. Предложить НКВД СССР провести до 15 апреля аналогичную операцию и погромить кадры болгар и македонцев, как иностранных подданных, так и граждан СССР".

Как видим, фраза "погромить кадры болгар" в документе действительно есть. Однако носил ли этот "погром" национальный характер?

Обратимся к данным о количестве болгар, находившихся в лагерях ГУЛАГа. Эти данные, кстати говоря, в научный оборот были введены Никитой Петровым. По состоянию на 1 октября 1937 года (когда постановление с указанием "погромить кадры болгар" еще не вышло) в лагерях находилось 352 болгарина. По состоянию на 1 января 1939 года (когда эта операция уже закончилась) в лагерях находилось 796 болгар. Разумеется, были еще те, кого расстреляли и кто умер в заключении. Для того, чтобы понять примерное число расстрелянных, обратимся к данным о числе осужденных за "шпионаж" в пользу Болгарии в 1937 - 1938 года. Это данные Центрального архива ФСБ, они опубликованы историком Олегом Мозохиным. В 1937 году осужденных за "шпионаж" в пользу Болгарии было 15 человек, в 1938-м - 1065 человек. Не все они были болгарами (так же как не все осужденные за "шпионаж" в пользу, например, Польши, были поляками). Не все - но, по всей видимости, большинство. Таким образом, общее число пострадавших в результате распоряжения "погромить кадры болгар" можно определить примерно в 1 - 1,5 тысяч человек. Теперь давайте посмотрим, сколько всего болгар было в СССР. Перепись 1937 года говорит примерно о 91 тысяч, 1939 года - о 113,5 тысячах. Таким образом, от кампании, инициированной рассматриваемым постановлением ЦК, пострадал примерно один процент живших в Советском Союзе болгар.

Я не собираюсь говорить, что это мало; смерть любых невинных - это трагедия, и память о них необходимо хранить. Однако эти данные показывают, что репрессии в рамках "погрома кадров болгар" не носили национального характера. В противном случае, численность жертв была бы неизмеримо больше.

В чем же дело? Вернемся к процитированному документу. Читаем пункт третий: "предложить НКВД СССР провести до 15 апреля аналогичную операцию и погромить кадры болгар и македонцев". Аналогичную чему? Смотрим пункт первый: "операцию по разгрому шпионско-диверсионных контингентов".

Таким образом, под фразой "погромить кадры болгар" имелось ввиду преследование не болгар как национальности, а тех из болгар, кого именовали "шпионско-диверсионными контингентами". Это подтверждается приведенным выше итоговыми данным о количестве репрессированных.

Здесь (во избежание недопонимания) хочу отметить, что в ряде случаев в 1937 - 1938 гг. преследование "шпионско-диверсионных контингентов" действительно приобретала признаки преследования по национальному признаку - как, например, в случае "польской операции" НКВД. Однако в случае с болгарами этого, к счастью, не произошло.

Я прошу извинения за столь длинное объяснение, однако оно необходимо. В исторических вузах есть такой предмет, как источниковедение. К сожалению, Петров и Хлебников этого курса, по всей видимости, не прослушали. В противном случае они смогли бы оценить содержание приведенного ими документа и не стали бы утверждать, что фраза "погромить кадры болгар" означает преследование всех болгар. Было бы неплохо, чтобы они признали свою ошибку и извинились перед читателями и за эту дезинформацию. Однако надежды на это у меня нет.

ИА REGNUM: Чем, по-вашему, вызваны подобные манипуляции?

Двумя причинами. Во-первых, когда человек предпочитает не изучать историю, а бороться с неприятными ему представлениями о ней, происходит психологическая деформация. Человек перестает критически оценивать информацию, начинает заниматься утверждением ясной ему "истины". Результатом этого становится катастрофическая деградация профессиональных качеств. Мы не так давно видели это в случае с учебным пособием Вдовина и Барсенкова, наблюдаем сейчас на примере Петрова и Хлебникова.

Вторая причина - это планы федотовской "десталинизации". По всей видимости, статья Петрова и Хлебникова имела своей цель пропагандистское обеспечение усилий Федотова. Неудивительно, что историческая достоверность стала первой жертвой. Это, кстати говоря, очень хорошо показывает, к чему приведет тоталитарная борьба с тоталитаризмом. К установлению в исторической публицистике и науке идеологической диктатуры, в условиях которой нам не придется даже надеяться на объективное осмысление нашего трагического прошлого и его преодоление.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.