Константин Казенин: Кавказский стык. Наблюдения над территорией совместного проживания горцев и казаков

Черкесск, 2 декабря 2010, 14:22 — REGNUM  

При всем обилии народов, проживающих на Северном Кавказе, в сельской местности они крайне редко расселены совместно на одной территории. Даже в равнинной части кавказского региона, видевшей немало этнических миграций, гораздо чаще можно встретить два сельских поселения разных национальностей, расположенные в считанных метрах друг от друга, чем одно поселение со смешанным национальным составом. Однако имеющиеся зоны совместного проживания народов - межэтнические "стыки" - требуют особого внимания для прогноза и предотвращения потенциальных проблем.

В сельской местности Северного Кавказа к таким зонам относятся, в частности, равнинные районы Дагестана, где в небольшом количестве сел совместно проживают разные горские народы, переселившиеся на равнину в последние десятилетия (сел совместного проживания горцев и "автохтонов" равнины - кумыков существенно меньше). Также известная многонациональная территория - Пригородный район Северной Осетии, зона совместного расселения ингушей и осетин. Имеется и несколько смешанных по национальному составу сельских районов, где один из народов - русские (казаки). Это бывшие казачьи села Чечни и Ингушетии (в последние два десятилетия численность русского населения там в разы уменьшилась), восточная часть Кабардино-Балкарии, где совместно проживают казаки и турки-месхетинцы, а также несколько районов Карачаево-Черкесии, населенных русскими (казаками) и карачаевцами. Ситуации в "стыковых" районах Карачаево-Черкесии и посвящен данный краткий очерк.

География и история

В Карачаево-Черкесии имеется четыре сельских района, в которых совместно проживают карачаевцы и русские: Зеленчукский, Прикубанский, Урупский и Усть-Джегутинский. Во всех этих районах карачаевцы интенсивно селились после возвращения из сталинской депортации, начавшегося в 1957 году, частично возвращаясь к местам прежнего проживания, частично селясь на новых местах. В настоящий момент процентное соотношение основных национальностей в этих районах разное, отличаются районы друг от друга и социально-экономической ситуацией. Ниже основное внимание уделяется Зеленчукскому району, привлекаются к рассмотрению также данные по соседнему Урупскому району.

Такой выбор обусловлен двумя причинами. Во-первых, в Зеленчукском и Урупском районах доля русского населения сейчас выше, чем в других районах совместного проживания. Можно сказать, что именно в этих районах КЧР русское население в наибольшей степени сохраняет свою "субъектность", роль в местных общественной и экономической жизни. Во-вторых, исторически эти районы, прежде всего удобный для земледелия Зеленчукский район, играли особую роль в карачаевском самосознании. Пашни Зеленчука непосредственно примыкают к горам Карачая, население которых на протяжении веков страдало от малоземелья. Возможность закрепиться наравне с другими народами на этой территории отвечала давним чаяниям карачаевского народа, сформулированным, например, одним из идеологов создания карачаевской автономии в составе Советской России, председателем Карачаевского ревкома в 1920-22 гг. Умаром Алиевым: "Благодаря географическим условиям, карачаевцы находились в "мешке" верховий кубанских ущелий, среди кубанского казачества; благодаря этому географическому положению, они были оторваны от семьи горских народов и особо испытали царский гнет от казаков и атаманского режима... Почти отсутствовала пахотная земля; Карачаю своего хлеба хватало только на месяц-полтора, а остальное время он жил за счет ввозимого хлеба" (Умар Алиев. Очерки революционного движения в Карачае. Ростов-на-Дону, 1927. Сс. 8-9). Таким образом, можно сказать, что для одного из народов присутствие на данной территории - это не только вопрос собственного хозяйственного развития, но и важный исторический результат. Добиться его удалось только после трагедии депортации. С освоением карачаевцами этих территорий связаны не только чисто "технические", бытовые вопросы, но и вопросы их национальной памяти и идеологии, сформулированной в 20-м веке авторитетными представителями этого народа. Все это объясняет, почему данная территория должна быть зоной особого внимания в деле мониторинга межнациональных отношений на Северном Кавказе.

Зеленчукский район включает горную и равнинную территорию, Урупский - преимущественно горную. Численность населения в Зеленчукском районе - 49,9 тыс. чел., в Урупском - 17,7 тыс. чел. (по данным территориального органа Росстата в КЧР на январь 2008 г.). Пахотные земли концентрируются прежде всего в Зеленчукском районе, в Урупском много лесов, есть сенокосы и пастбища. На территории двух районов всего одно городское поселение - поселок городского типа Медногорский в Урупском районе (4309 чел. по переписи 2002 г.), где располагается Урупский горно-обогатительный комбинат, принадлежащий Уральской горно-металлургической компании. Наиболее крупные сельские поселения в Зеленчукском районе: Зеленчукская (21 025 чел. по переписи 2002 г., 20-е по численности жителей сельское поселение в России), Сторожевая (7951 чел.), Исправная (4586 чел.), Кардоникская (7796 чел.). В Урупском районе наиболее крупные сельские поселения - Преградная (6566 чел.) и Курджиново (4216 чел.).

После заселения в 1957 г. на протяжении десятилетий процентное соотношение русских и карачаевцев в двух районах менялось незначительно. Ниже приводятся доли этих народов в населении районов по данным переписей советского периода (источник: А.Г.Озов, А.П.Кизилов. Трудовые ресурсы Карачаево-Черкесии. Часть III. Черкесск: Минтруда КЧР, 1997 г.):

Зеленчукский район

 1959 г.1970 г.1979 г.1989 г.
карачаевцы20%23,6%26,1%27,5%
Русские75,1%72,3%69,9%66,4%

Урупский район

карачаевцы18,4%13,9%14,9%15,9%
русские76%78,8%78,4%76,5%

Современное численное соотношение двух основных этнических групп этих районов можно будет узнать после обнародования полных итогов переписи-2010.

Данные, содержащиеся ниже, частично основаны на нескольких десятках интервью с местными жителями обеих национальностей, собранных нами в Зеленчукском и Урупском районах летом и осенью 2010 года. Характерные фрагменты этих интервью цитируются. Необходимо оговориться, что объем проведенной полевой работы заведомо недостаточен для каких-либо надежных обобщений, и все выводы носят предварительный характер.

Механика совместного проживания

Расселение

Первая волна карачаевского расселения в Зеленчукском и частично Урупском районах прошла после того, как в 1957 году карачаевцам было позволено вернуться на родину. После этого каких-либо заметных новых волн карачаевской миграции зафиксировано не было. Карачаевцы, возвращавшиеся из ссылки, самостоятельно выбирали себе место жительства по согласованию с местными властями. Они активно заселялись в Зеленчукский район, меньше - в Урупский. В соседнем Хабезском районе, где большинство населения составляют черкесы, карачаевской миграции зафиксировано не было.

Сейчас есть несколько моделей расселения "по национальностям" внутри сел. В большинстве сел нет внутренних границ, жители обеих национальностей живут вперемешку. Так в настоящее время обстоит дело, например, в станицах Кардоникская, Зеленчукская (Зеленчукский район), Преградная (Урупский район). Есть села, где первоначально, с 1957 года, русские и карачаевцы были расселены компактно, отдельно друг от друга. Так было в станице Сторожевой (Зеленчукский район), где карачаевцы сначала основали практически самостоятельное поселение, отделенное от казачьей станицы рекой. Однако сейчас в таких селах принцип компактного расселения обычно не соблюдается. Например, в Сторожевой карачаевцы в настоящее время расселены по обеим сторонам реки, покупая дома в том числе в той части села, которая ранее была заселена только русскими. По данным местных жителей, максимальная стоимость дома с участком в данном селе находится в районе 700 тыс.руб., дом в аварийном состоянии можно приобрести за 30-50 тыс. руб. (также вместе с участком). Существуют поселения, где основную часть жителей составляют русские, а карачаевцы "подселяются", покупая отдельные участки и дома. Такое положение, например, в станице Преградная Урупского района.

Не все села в местности, о которой идет речь, являются смешанными по национальному составу. Так, почти мононациональной (русской) осталась станица Исправная Зеленчукского района. По рассказам жителей старшего поколения, в 1957 году решение о заселении карачаевцев в конкретное село принимал местный председатель колхоза (директор совхоза). Большинство из них было заинтересовано в новых поселенцах как хороших животноводах, и такие села, как Исправная, были исключением. Кроме того, существуют в этих районах и села, практически полностью населенные карачаевцами. Таков, например, аул Ильич в Зеленчукском районе. Данный аул не является самостоятельным муниципальным образованием, а входит в Сторожевое сельское поселение. Некоторые из сел, населенных в основном карачаевцами, имеют статус отдельных сельских поселений, как село Кызыл-Октябрь в Зеленчукском районе.

Наблюдения показывают, что карачаевцы селились в основном там, где была возможность заниматься сельским хозяйством. В населенных пунктах, не приспособленных для этого, карачаевских переселенцев практически не было. Примером может служить село Курджиново (Урупский район). Там в советское время большинство населения было занято на мебельной фабрике, а лесистая горная местность вокруг села неблагоприятна ни для земледелия, ни для скотоводства.

Земля, сельское хозяйство

В КЧР, в отличие от соседней Кабардино-Балкарии, не действует мораторий на приватизацию сельхозземель. В большинстве сел Зеленчукского и Урупского районов крестьяне получили земельные паи. Крупные хозяйства, существовавшие в советские времена, в этой части КЧР практически не сохранились. В состав пая вошли пахотные и сенокосные земли (пашни в одном пае - от 0,9 до 1,5 гектар, сенокоса - от 2 до 3 гектар). В некоторых селах пай состоял только из пахотных земель. Горные отгонные пастбища, закрепленные в советское время за колхозами и совхозами Зеленчукского района, в большинстве случаев в паи не включались.

На рубеже 1990-х - 2000-х годов в Зеленчукском районе активно действовали крупные игроки агропромышленного рынка, стремившиеся консолидировать как можно больше крестьянских паев. Основания, по которым они получали паи, по-видимому, не всегда были прозрачными (нередко пайщики не продавали свои паи, а давали доверенность на совершение с ними сделок, не разобравшись в юридических последствиях такого шага). Агрофирмам удавалось получить в распоряжение достаточно большое количество паев. Так, в станице Исправная, по оценкам наших респондентов - местных жителей, из примерно трех тысяч пайщиков 40% отдали свои паи одной из компаний. В станице Зеленчукская одна из агрофирм сейчас судится с местными жителями, решившими забрать переданные ей в аренду паи.

Очевидно, что с агрохолдингами столкнулись обладатели паев как русской, так и карачаевской национальности, и все они в настоящее время говорят о невыгоде передачи своих паев крупным участникам рынка, в том числе и в аренду. Однако оценивают текущую ситуацию в отношениях с этими фирмами в разных национальных общинах по-разному. Ниже характерные реплики жителей одного из "смешанных" поселений Зеленчукского района:

Русский, 1947 г.р. (респондент №1):

С паями так и не разобрались до сих пор. Большинство пайщиков, три с половиной тысячи, землю так и не оформили. Если заинтересованность республиканских властей была бы, проблему давно решили бы. Если бы председатель совета пайщиков не плясал под дудку этого ООО, давно решили бы. Так и по сей день ничего не решили, часть оформили, часть не оформили.

Карачаевец, 1934 г.р. (респондент №2):

Вопрос: А вот с паями были проблемы?

Этот вопрос решили. Нашлись люди, которые взялись за это дело.

Вопрос: То есть у вас пай оформлен в собственность, все как положено, с этим проблем нет?

Да. Уже у всех почти с паем нормально, уже сами пользуются.

Оценку, данную первым респондентом, поддерживают и опрошенные в Урупском районе:

Русский, 1942 г.р. (респондент №3):

Есть паи, приносят налоги тому, кому положены паи, а где наша земля? А нету. А налоги плати.

Вопрос: А что сейчас на земле, которая раздавалась обладателям паев?

Да ее не делили. Пустыри там, ничего нет. Вон поезжай за эту гору, поля, где я пахал и работал в совхозе, ничего нет, все развалилось, травой все поросло.

Те, кто сейчас сам распоряжается своим паем, - либо обрабатывают его самостоятельно, либо сдают в аренду. Оценка перспектив самостоятельного возделывания земель, полученных в качестве пая, в разных национальных общинах тоже разная. Ниже фрагменты интервью, собранных в Зеленчукском районе:

Русский, 1947 г.р. (респондент №1):

Раньше огороды брали, а сейчас не хотят.

Вопрос: Не выгодно?

Да, это трудоемко и не выгодно. Цена низкая и затраты больше, чем они от этого получают.

Русская, 1978 г.р. (респондент №4):

Вот соседи - карачаевцы картошки на 130 тысяч [рублей] продали. Молодцы... Вот у нас два огорода, у мамы, но чтоб участок взять и на продажу выращивать - нет, и не знаю, кто из русских этим занимается. Среди моих знакомых таких нет.

Вопрос: А почему так получается?

Не знаю... Мне кажется, нужно слишком много вложить. Людей нанимать.

Вопрос: То есть нужен оборотный капитал, которого у людей нет, так?

Ну да. Не с чего начать. А своими силами можно только для себя. Ну может тонну-две получится продать, не больше. Так у всех моих знакомых, на работе, родственников.

Карачаевец, 1950 г.р. (респондент №5):

Пай у меня есть. У меня не было своего пая, но у отца был пай, и по наследству он достался мне. Я его отдал в аренду, а сам в другом месте взял. В этом году я решил свой пай использовать. Засеваю картошкой. Лучший вариант в наших местах - взять и смотреть за этим паем. 94 сотки, около гектара. В этом году где-то 80 тысяч мы на этом пае заработали. Можно еще арендовать, но для этого нужно иметь свой транспорт.

В нашем районе очень многие закупают или берут в аренду паи, выращивают и нормально, особенно как в этом году получилось, и цена пошла, и очень многие, по-моему, оперились. У кого есть деньги, или люди есть, у тех очень хорошая возможность.

Вначале приехал человек с Москвы, местный, он сказал - я арендую ваши участки, я вам буду платить. За прошлый год мне заплатили из расчета полтонны зерна на пай. 600 кг зерна + 200 р, это получается 3700 за пай. А за первый год тот человек так и не отдал ничего. За прошлый год уже более-менее порядок люди навели, и вот буквально вчера мне принесли, отдали... У нас два человека есть, которые занимаются этими вопросами, которые приватизируют это, которые оформляют документы. Ни зарплату, ничего не получают, просто как активисты. Хочешь продать, сдать в аренду - эти вещи они решают.

Карачаевец, 1973 г.р. (респондент № 6):

Есть отцовские паи и свои. В пае 0,94 гектара. У нас три пая.

Вопрос: То есть в принципе семейных паев у вас хватает, чтобы какой-то бизнес вести?

Ну да, стараемся.

Вопрос: А людей нанимаете при обработке?

Нанимаем, люди помогают там.

Карачаевец, 1947 г.р. (респондент №1):

Сейчас же рабочих рук много, только плати. Дети нанимают и платят. По 500 рублей [в день].

Среди карачаевцев в интервью часто звучала точка зрения, что их хозяйства могли бы развиваться лучше при более активной государственной поддержке:

Карачаевец, 1973 г.р. (респондент №6):

Если бы было какое-то субсидирование более широкое, чем субсидирование 10% кредита Россельхозбанка, мы бы свой бизнес расширили. Вот у меня сосед держит 5 коров. Он бы держал 10 коров. Справа сосед тоже держит 7-8 коров, держал бы 20 коров.

Нет каких-либо видимых, активно высказываемых самими жителями причин, которые бы объясняли оптимизм одних и пессимизм других в отношении работы на земле, выделенной в качестве пая. В частности, вопреки распространенной точке зрения, новые поселенцы не создали какого-либо единого хозяйственного механизма, который обеспечивал бы им взаимопомощь:

Карачаевец, 1973 г.р. (респондент №6):

Вопрос: А объединения фермерские здесь не практикуются?

Пока такого нет. Были [планы], но не получилось. Там надо деньги вкладывать. Понимаешь, если у человека, допустим, есть свои трактора, то ему не интересно в это вступать, а таким, как я, вступать трудно.

Также опрос жителей не выявил случаев, чтобы один житель села арендовал или выкупал для своего хозяйства значительное количество паев. Чаще всего арендуют один-два пая. Есть случаи, когда карачаевцы арендуют паи у русских. Арендная плата за пай вносится обычно зерном, в 2010 году она составила по Зеленчукскому району 400-700 кг зерна за один пай.

И русские, и карачаевцы в качестве одной из проблем указали доступ к сельхозтехнике. Но перспективы решения этой проблемы разные респонденты оценили по-разному:

Карачаевец, 1973 г.р. (респондент №6):

Нанимать комбайн смысла нет. Не такие масштабы. А если нанять трактор, который пашет - я ему заплачу, он приедет, вспашет. Это проще... Когда 2-3 гектара, уже надо нанимать трактор. Но нанимать как-то дороговато, и вот он [фермер] выходит, бегает, лазейки ищет свои. Но у меня двоюродный брат купил трактор. Каждый год же не будешь платить. Купим трактор.

Русская, 1947 г.р. (респондент №7):

Вопрос: Но ведь для разведения картофеля не много и надо - трактором распахал, засеял, пару раз прополол - и собрал урожай. Но за все надо платить, нанимать. Не выгодно.

Звучали в интервью и более общие негативные оценки ситуации, возможно, субъективно обусловленные, однако достаточно частые:

Русская, 1954 г.р. (респондент №8):

Вопрос: А чем мужья дочерей занимаются?

Один дрова людям рубит, другой, что заработает, - все пропивает... На биржу ходит, у карачаевцев работает, а потом все пропивает.

Вопрос: На какую биржу?

Ну, нанимаются на день. Картошку выбирать или еще чего.

Вопрос: То есть сезонная работа?

Ну да, сезонная, зимой дома сидят.

Вопрос: А сколько за сезон заработать можно?

День работы - 600-700 рублей. Но все пропивают. Заработают - и тут же пропивают.

По сбыту сельхозпродукции две национальные общины, судя по интервью, находятся примерно в равных условиях. Чаще всего жители Зеленчукского района рассказывали о том, что перекупщики скупают их продукцию, в первую очередь картофель, прямо на полях. Продажа на рынке - менее распространенный вариант. Цены сильно варьируют от года к году в зависимости от урожая.

Отдельная земельная проблема касается горных отгонных пастбищ. Как уже было сказано, при выделении паев эти пастбища не учитывались. В целом их использование сделалось менее активным, чем в советское время, начиная с 1995-96 гг., когда стало меньше скота. Сейчас значительная часть горных пастбищ, которые концентрируются в основном в Зеленчукском и Карачаевском районах, находятся в собственности республики, вопрос об их аренде решается на уровне правительства КЧР, часть арендуют республиканские ГУПы. Есть горные пастбища, на которые по-прежнему претендуют крупные хозяйства, в том числе и из других райнов, но во многих случаях ситуация юридически запутанная. Местные жители утверждают, что выпас скота в горах часто идет без должных юридических оснований, без каких-либо оформлений прав на пользование пастбищами. Регулярно упоминаются случаи, когда русские жители сдают свой скот для выпаса на этих пастбищах карачаевцам, платят за это от 150 до 300 рублей в месяц за одну голову. Такое решение не является обязательным: например, некоторые русские жители Сторожевой пасут свой скот в горах сами, объединившись в "бригаду".

Общим для обеих национальных общин является крайняя туманность представлений о том, что происходит в сфере землепользования за пределами выделенных крестьянам паев. Особенно много "экстремальных" версий строится относительно судьбы горных пастбищ: одни респонденты уверенно рассказывают, что они проданы "москвичам", другие говорят о сформировавшейся в горах "собственности ваххабитов". Жители ряда населенных пунктов, особенно Зеленчукской и Исправной, говорят также о "чужих", то есть пригнанных из других районов отарах овец на пастбищах в окрестностях этих сел.

Еще одна тема, которую достаточно эмоционально комментируют жители сел, - это получение сельхозкредитов и материальной помощи от государства. Карачаевцы и русские, опрошенные в селах, солидарны в том, что кредиты получать трудно. При этом несколько русских респондентов настаивали на том, что казаки должны быть признаны репрессированным народом, наравне с карачаевцами, чеченцами, калмыками и др., и иметь право на соответствующие компенсационные выплаты. Не приводя каких-либо цифр, казаки утверждают, что "компенсационные" деньги сыграли большую роль в подъеме карачаевских хозяйств.

Местное самоуправление и отношение к нему

В местном самоуправлении "смешанных" сел Зеленчукского района в целом реализуется национальный паритет: в сельских советах депутатов и в администрациях сел имеются и карачаевцы, и русские. Как правило, при выборах сельских депутатов по одномандатным округам избегают выдвижения в одном округе депутатов разных национальностей. Жестко этот принцип не соблюдается, но в целом действует.

Многонациональными являются районные администрации и сельские администрации в "смешанных" селах. Распространенная схема - глава муниципального образования одной национальности, его заместитель - другой. В большинстве "смешанных" сел главы - русские, в двух таких селах пост главы сейчас первый срок занимают карачаевцы.

Работу глав, а также районной администрации в целом больше готовы обсуждать русские, а не карачаевские респонденты, причем оценка глав не связана с их национальностью. Распространенная претензия к главам сел и района - неясность системы распределения пастбищных земель, не поделенных на паи, и системы разрешения на строительство кошар на пастбищах ("строят без разрешения архитектуры"). Из претензий к республиканской власти самая упоминаемая - незавершенность газификации. В Зеленчукском районе, например, не до конца газифицирована практически полностью русская по составу населения станица Исправная.

Именно в Исправной население активно выражает свои протесты и по поводу распределения земель, обращая их в первую очередь к районной администрации. Речь идет о сдаче в аренду сельхозземель, которые, с точки зрения жителей станицы, должны были быть распределены между пайщиками, а также о продаже зданий ферм лицам, не являющимся жителями села.

Школа и молодежь

В школьном образовании две национальные общины тесно взаимодействуют. В тех селах, внутри которых есть зоны компактного проживания карачаевцев, на их территории есть и "однонациональные" по составу школы. Но и в этих селах, по свидетельству учителей, карачаевские родители предпочитают отдавать своих детей в школы со смешанным национальным составом. В такие школы отдают и детей из полностью карачаевских сел. Известен случай, когда в одной из таких школ встал вопрос о выделении дополнительных часов на преподавание карачаевского языка, но родители-карачаевцы заявили, что предпочтительно занять эти часы английским, поскольку родным языком дети и так овладевают дома.

В селах, где две национальные общины живут вперемешку, в разных школах соотношение национальностей может быть разным, как среди учеников, так и среди учителей. Но очевидно, что каких-либо национальных "барьеров" в образовании не существует.

Более сложным является вопрос о существовании таких барьеров среди старших школьников за пределами школьного класса, и в молодежной среде в целом. Опрошенные жители сел старшего и среднего поколения, вне зависимости от национальности, именно в молодежной среде видят основную угрозу для межнационального мира на своей территории. Судя по их рассказам, среди молодежи сел реализуются типичные для юга России взаимоотношения, с устоявшимися группами, "контролирующими" определенные территории, и т.п. Сложность в том, что часто эти группы формируются по национальному признаку. Люди среднего и старшего поколения, жалуясь на эту ситуацию, подчеркивают, что в их возрастных категориях аналогичных проблем нет. Например, русские жители сел неоднократно рассказывали о торговых сделках, заключаемых с карачаевцами (купля-продажа скота и т.п.), о работе по найму на участках, владельцами которых являются карачаевцы, и т.п.

Религия

В селах действуют и мечети, и православные храмы. По словам имамов мечетей, на пятничную молитву постоянно приходят в основном жители села старшего возраста (в одном из "смешанных" сел с населением около 8 тысяч человек в пятницу в мечети присутствует, по словам имама, 20-40 человек, часть которых - приезжие). Имамы мечетей нередко находятся в непростом материальном положении. Не имея регулярной финансовой поддержки от Духовного управления мусульман КЧР, они на практике часто могут рассчитывать только на доходы от собственного хозяйства и на помощь родственников.

Православные храмы также регулярно посещает довольно небольшой процент жителей, преимущественно старшего поколения. Однако храмы служат своего рода "базой" для русских общин. Одинокие пожилые женщины нередко получают там и материальную поддержку, устраиваясь при храме на какую-либо работу.

В школах в качестве предмета по выбору преподаются "Основы православия" и "Основы ислама". Имамы мечетей заявляют, что в школы их практически не приглашают, даже в те, где большинство составляют карачаевцы.

Интересно отметить, что на территории Зеленчукского района находится один из памятников религиозной архитектуры, вызывающий сейчас активные споры. Это храмовый комплекс в районе Архыза - постройки древней аланской церкви. Карачаевские общественные организации требуют включения памятников в список Всемирного наследия ЮНЕСКО и протестуют против их закрепления за РПЦ. Они делают акцент на том, что именно карачаевцы являются потомками древних алан. Представители РПЦ подчеркивают, что не претендуют на передачу храмов в собственность церкви, а ставят лишь вопрос о возможности богослужения в них. Этот спорный вопрос занимает достаточно заметное место в общественной жизни КЧР, он не раз становился предметом публичных дискуссий, в том числе с участием представителей руководства региона. Однако ни один из опрошенных жителей района не упомянул данную проблему, не показал, что следит за ее обсуждением.

Работа и миграция

За пределами сельского хозяйства, администрации и школ, работы в селах немного. В Урупском районе (в частности, в Курджиново и Преградной) распространенным местом работы русского населения являются пилорамы, на которых обрабатывают срубленный в районе лес.

Другой доступный вариант работы - в пансионатах, расположенных в районе. Люди с соответствующей подготовкой имеют возможность устроиться в качестве работников к коннозаводчикам и участвовать в организации скачек - виде отдыха, особенно популярном у карачаевцев (в качестве работников задействованы и русские). Несколько десятков русских жителей Зеленчукского района работают в одной из военных частей. Некоторое количество карачаевцев работает в городе Карачаевск, живя при этом в селах.

Распространенный вид мелкого предпринимательства в селах - открытие магазинов. Бизнес это интернациональный, по крайней мере в Зеленчукском районе:

Русская, 1978 г.р. (респондент №4):

В принципе здесь много бизнесменов, и русских тоже. Магазины держат. Процентов 70 карачаевцы, процентов 30 русские. А продавцы наоборот - процентов 70 русские, процентов 30 карачаевцы.

Представители молодого поколения достаточно активно выезжают из районов. При этом ориентиры миграции у двух национальных общин разные. У карачаевцев один из частых и, судя по интервью, желаемых вариантов - это отъезд в город Черкесск (наиболее распространенные варианты устройства там - открытие торгового бизнеса или поступление на госслужбу). Русские в Зеленчукском районе первым ориентиром миграции называют Ставрополье. В Урупском районе русское население часто находит работу в Краснодарском крае, с которым этот район граничит и исторически тесно связан. Интересно отметить, что в Урупском районе, по-видимому, часть населения позитивно воспринимает идею присоединения района к этому краю. Схожие настроения фиксировались там и раньше. Известно, что в ходе опроса населения КЧР о сохранении единства региона, прошедшего в марте 1992 г., в Урупском районе идея сохранения единой КЧР не получила сильной поддержки (см. Н.Д.Пчелинцева, Л.В.Самарина. Карачай в контексте новой исторической реальности. - Исследования по прикладной и неотложной этнологии. М.: ИЭА РАН, 1995).

Миграционные настроения в Урупском районе могут быть связаны с тем, что большая часть имеющейся там собственности не принадлежит жителям района и воспринимается как "отчужденная":

Русский, 60 лет (респондент №9):

Лес - круглые сутки там гудят, и везут, и везут, и везут.

Вопрос: Местные?

Нет. Предприниматели.

Русский, 54 года (респондент №10):

Как правило, здесь больше осталось жить пенсионеров. Молодежь вся потихоньку разбегается... Семьи кормить здесь нечем особенно, потому что то, что здесь осталось, - крохи от того, что здесь было. Была мебельная фабрика. Ее выкупили и развалили.

Риски

Будучи многонациональными по составу, Зеленчукский и Урупский районы не стали "плавильным котлом" для проживающих в них народов. Даже там, где два народа живут смешанно, без территориального размежевания, жители достаточно четко осознают себя членами одной из национальных общин. Однако в основных сферах общественной жизни взаимодействие между национальными общинами достаточно четко выстроено, пусть и не всегда симметрично. Особенно заметно это взаимодействие в школьном образовании, но также и в местном самоуправлении, малом бизнесе (работа в торговых точках и на полях и т.п.), сделках (аренда и продажа паев, продажа скота т. п.).

Экономические условия существования двух национальных общин в целом отличаются не сильно. И для русских, и для карачаевцев единственная реальная возможность в земледелии - это создание хозяйства на основе небольшого количества паев. При этом и русские, и карачаевцы сталкивались с необходимостью отстаивать свои права пайщиков перед представителями крупного агробизнеса.

Несмотря на все это, проведенные интервью зафиксировали большую разницу между двумя национальными общинами в оценках перспектив занятий сельским хозяйством на данной территории, и шире - разницу в ожиданиях от собственного пребывания на своей малой родине. Причины можно искать и внутри обеих общин, и в тех внешних условиях, в которых они оказались. Возможно, причины кроются в факторах, не учтенных на данный момент в полевом исследовании. В частности, очевидно, что подробного исследования - уже скорее исторического - требуют все процессы, связанные с реабилитацией пострадавших от сталинского "переселения народов".

Неотложный вопрос состоит в том, могут ли указанные различия в социальном самочувствии стать причиной для роста политической напряженности на этом "стыковом" участке Северного Кавказа. Для населения, живущего в районах, о которых идет речь, сельское хозяйство остается и в ближайшие десятилетия, скорее всего, останется основным средством существования. Поэтому столь разные оценки, прозвучавшие в интервью являются тревожным фактором. Надо подчеркнуть, что опрошенные из обеих национальных общин - люди, одинаково далекие от каких-либо крупных коммерческих структур, вовлеченных в агробизнес. То есть замеченная тенденция никак не может быть объяснена случайной близостью каких-то групп населения к каким-то внешним источникам ресурсов - тенденция явно шире и глубже.

Как известно, социальный пессимизм - это то "топливо", с помощью которого могут приведены в действия механизмы протестных выступлений. В современной истории делалось несколько попыток активизировать русское население Зеленчукского и Урупского районов в решении тех или иных "прикладных" политических задач. Наиболее серьезная попытка была сделана в канун первых всенародных выборов главы региона в 1999 году. Тогда за русские голоса боролись в первую очередь сторонники черкесского кандидата, ситуация в районах, особенно в станице Зеленчукской, была крайне напряженной. В настоящее время каких-либо масштабных действий для политической "мобилизации" русского населения не предпринимается. Причиной может служить слабость в КЧР тех структур, которые могли бы выступать от имени русского населения. Очевиден раскол в казачестве, где реестровым атаманам Кубанского казачьего войска, настроенным на сотрудничество с республиканской властью, противостоят довольно разрозненные группы общественных казаков, представленные в том числе и в селах. Пока они только ищут возможности интегрироваться в какие-то дееспособные общероссийские структуры. Региональное общественное движение "Русь" проявляет интерес к ситуации в сельских районах, иногда уделяет ей внимание в своей газете, однако "Русь" находится в достаточно сложной системе взаимоотношений с региональным руководством и с лидерами других национальных организаций и движений.

При этом, судя по публикациям, появляющимся в последние месяцы в СМИ и в интернете, к положению в зоне совместного расселения русских и карачаевцев значительный интерес проявляют игроки, напрямую с этими районами не связанные. Их интерес, скорее всего, мотивирован их собственными политическими задачами. Так, в первой половине 2010 года материалы о Зеленчукском районе стали появляться на сайтах, поддерживаемых черкесскими активистами. По всей видимости, это группы, не имеющие прямого отношения к зарегистрированным черкесским организациям КЧР, однако оппозиционно настроенные по отношению к руководству республики. Несколько позже ситуация в районах активно упоминалась авторами обращений, написанных от имени жителей Ставропольского края с требованием вывести его из состава СКФО. Таким образом, "мишени" тех, кто интересуется ситуацией в "стыковых" районах, от самих этих районов достаточно далеки. Как бы то ни было, тема этнической ситуации в этих районах востребована разными силами. Именно поэтому она требует особого внимания.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.