Илья Галинский: История, как идеологическое и политическое оружие в Молдавии

Москва, 26 ноября 2010, 19:57 — REGNUM  

ИА REGNUM Новости публикует текст доклада директора Института истории, государства и права Приднестровского государственного университета им. Т.Г. Шевченко, Ильи Галинского на прошедшей 25 ноября в Москве конференции на тему "Распад Советского Союза и вопросы постсоветского национального государственного строительства в представлениях и интерпретациях населения и ученых Приднестровья и Республики Молдова".

Двадцатилетний опыт строительства и функционирования новых национальных государств на пространстве бывшего Советского Союза демонстрирует нам настоятельные попытки того или иного политического класса создания своей особой версии исторического развития, часто входящей в противоречие с объективной логикой и содержанием исторического процесса. Наглядным свидетельством превращения истории в идеологическое и политическое оружие, в политически ориентированную интерпретацию недавних событий современной истории является официальная позиция правящего политического класса и профессиональных историков Республики Молдова по вопросу распада Советского Союза и "воссоздания" национального государственного строительства, которая исходит из следующих базовых ценностей: восторжествовала историческая справедливость, искусственное образование - СССР перестал существовать; молдавский (румынский) народ освободился от советско-российской оккупации; Республика Молдова как вновь созданное государство должно обратиться к своим ментальным истокам и воссоединиться с Матерью-Родиной Румынией.

С принципиально иных, ментально-мировоззренческих и политико-государственных позиций, подходит к оценке рассматриваемых исторических событий приднестровский политический класс, профессиональные политологи и историки. Распад Советского Союза отождествляется ими с непоправимой государственной катастрофой, с геополитическим коллапсом - территориальным отрывом Приднестровья от своего Отечества. Для населения Приднестровья этот распад единого государства был даже не просто крупнейшей геополитической катастрофой, по выражению Владимира Путина, но и катастрофой, которая затронула все базисные составляющие структуры приднестровца как личности: ментальные, духовные, культурные и др. Фактически, создавая свое государство, приднестровский народ сохранял и воссоздавал те комфортные межнациональные, интернациональные условия жизни, которые лежали в основе жизнедеятельности советского общества. Поэтому процесс создания и строительства Приднестровской Молдавской Республики, для всех приднестровцев всегда был некой попыткой "сохранения" Советского Союза (большой России), подтверждения своей "российской идентичности", принадлежности к российскому цивилизационному полю. Именно поэтому, когда в 1991 г. политическим руководством СССР было инициировано проведение всенародного референдума по вопросу сохранения Советского Союза, Верховный Совет Приднестровской Молдавской Республики своим постановлением поддержал данное предложение, а приднестровский народ путем прямого голосования высказался за сохранение СССР (из 411 411 приднестровцев, принявших участие в этом референдуме 402 859 сказали "да", 6 551 -"нет", 2 001 - "воздержались").

Совершенно иная ситуация с проведением референдума сложилась в Молдавии, где Верховный Совет 19 февраля 1991 г. большинством голосов принял решение о запрете проведения референдума на территории Молдавии. Причины принятия такого решения предельно откровенно сформулировал доктор исторических наук, председатель Верховного Совета Александр Мошану: "Я категорически против референдума, предложенного IV съездом депутатов СССР, Верховным Советом СССР, потому что, согласившись на его проведение, мы снова добровольно надеваем на шею ярмо, которое носим с 1812 г. и проклятого 1940 г."

Данная позиция была в тот период превалирующей в среде господствующего политического класса и значительной части населения Молдавии, в первую очередь интеллигенции и опиралась на принятый Верховным Советом МССР 27 августа 1989 г. Документ под названием "О государственном суверенитете и нашем праве на будущее" и Заключение комиссии Верховного Совета МССР принятое 23 июня 1990 г., в которых утверждалась незаконность присоединения Бессарабии к Советскому Союзу и создания МССР (на основе пакта Молотова-Риббентропа).

Следует отметить, что содержательная база данной позиции (фактического самоотрицания молдавской нации и государства, сконструированных в советское время) - сторонников "румынской истории" Молдавии впервые в перестроечный период была изложена в статье докторов истории Леонида Бульмаги и Иона Цуркану "Знать и помнить", опубликованной в "Советской Молдавии" еще в 1987 г., а к 1990-1991 гг. стала преобладающей в профессиональном сообществе историков. Большая часть из которых - Ион Варта, Ион Шишкану, Георгий Палади, Ион Негрей, Анатолий Петренко и другие в своих трудах и выступлениях стали "находить" исторические и политические основания незаконности создания и ненужности МССР, необходимости "реинтеграции" Молдавии в Румынию. Именно из аргументов этих историков исходил президент Республики Молдова Мирча Снегур, когда в конце 1991 г. в беседе с зарубежными журналистами утверждал, как пишет доктор истории Виталий Андриевский, что государство "Молдова" - суть "явление сугубо временное", созданное только на "переходный период", за которым непременно наступит объединение ("унире") с Румынией. Более того, по озвученной реплике румынского профессора международного права Аурела Преда, стремление правящего политического класса Молдавии к объединению с Румынией в тот исторический период было столь велико, что президент РМ Мирча Снегур дважды ставил перед президентом Румынии Ионом Илиеску вопрос об объединении двух государств и даже посылал для этого в Румынию двух своих эмиссаров.

В этой связи, весьма симптоматично, что в эти годы представители политической элиты Республики Молдова (сторонники присоединения к Румынии) фактически выступали за отделение Приднестровья от Молдавии, заявляя, что его территория никогда не входила в состав самостоятельного молдавского государства, видимо полагая, что без Приднестровья Молдавии будет проще присоединиться к Румынии.

Справедливости ради, следует сказать, что данная историческая позиция, научные изыскания по отчуждению государственности РМ встречали серьезное противодействие со стороны историков-молдовоцентристов в лице Владимира Царанова, Петра Шорникова, Николая Бабилунги, которые выступали против унионистских интерпретаций истории Молдавии. Однако при поддержке правящей политической элиты, унионистски настроенным профессиональным историкам удалось добиться введения в учебных заведениях Республики Молдова обязательного курса "История румын".

С приходом в 2001 г. во власть коммунистической партии во главе с Владимиром Ворониным, политическим руководством РМ были предприняты усилия по изменению политико-исторического поля Молдавии, сконцентрировано внимание на ценностях сугубо национального (молдавского) государственного строительства в сообществе европейских государств. Началось переписывание учебников истории в духе сближения со многими положениями прежних (советских) учебников. В этих целях, курс "История румын" в 2008 г. был заменен в учебных заведениях РМ курсом "Интегрированная история" (написанном, по выражению унионистских историков "писаками красного правительства"), в котором, на наш взгляд, также содержится большая доля мифотворчества. Все это приводит к тому, пишут в своем научном труде известные российские историки Алекандр Данилов и Александр Филиппов, что в Молдавии "... мы наблюдаем два варианта переписывания истории".

Ситуация, связанная с научным обоснованием правомерности молдавской государственности и преподаванием истории в учебных заведениях Молдавии, в последнее время в связи с новой трансформацией политической власти опять изменилась. Так, по настоянию прорумынской Ассоциации историков Молдавии, учебник "Интегрированная история" был проанализирован Европейской комиссией по противодействию расизму и нетерпимости, которая пришла к выводу, что этот учебник поощряет политический фаворитизм, антирумынские настроения и отрицает историческую правду о национальной идентичности молдаван (надо полагать, речь идет о румынской идентичности). В свою очередь сама Ассоциация потребовала от коммунистических властей отзыва из системы образования этих учебников и продвижения среди молодых людей концепции единого румынского народа. Эти "аргументы", а также массовые протесты учителей историков по поводу ущербности преподавания "интегрированной истории" стали весомым аргументом для нового министра просвещения РМ Леонида Бужора в отмене курса "интегрированной истории" и введении в доуниверситетских образовательных учреждениях курса "История", из которого изъяты все материалы "не объективно освещающие исторические события, касающиеся Республики Молдова", и включены такие новые темы, как "Румынские провинции вне Румынского государства", "Движение национального освобождения в Бессарабии и Приднестровье (1917-1918 гг.)", "МАССР (1924-1940 гг.) в экспансионистской политике СССР", "Очередной захват Бессарабии и создание МССР (1940 г.)", "Румыны за пределами границ Румынии и Республики Молдова" и другие.

Совершенно очевидно, что даже этот перечень обязательных к изучению исторических тем говорит о прорумынской направленности и унионистской интерпретации будущей государственности современной Молдавии. В ходе недавнего (24 августа 2010 г.) видеомоста Кишинев-Москва известные российские и молдавские историки Александр Дюков, Юрий Никифоров, Роман Томберг, Сергей Назария и Петр Шорников пришли к единому мнению, что "государственность Молдавии ставится нынешними властями республики под сомнение". Доктор истории из Республики Молдова Руслан Шевченко, как бы ставя точку в продолжающемся споре историков, утверждает, что "...непреложным был, есть и будет один принцип - Молдавия ни исторически, ни в культурном плане, ни даже юридически не может быть и не должна быть с Россией". Надо полагать, должна быть с Румынией.

Что же касается восприятия вышеобозначенных проблем государственного строительства населением и гражданским обществом Республики Молдова, то тут тоже наблюдается серьезный раскол и противостояние. Большая часть сельского населения, люди старшего поколения и так называемые русскоязычные выступают в основном в поддержку стратегии национального государственного (молдавского) строительства. В свою очередь, молодежь и значительная часть городского населения больше ориентированы на унионистские объединительные проекты, на вхождение в Евросоюз, даже ценой потери собственной государственности. Причины такой ментальности состоят в том, что за 19 лет независимого существования десятки тысяч молодых людей завершили процесс обучения в румынских лицеях, колледжах, университетах, получив там соответствующую коррекцию мировоззрения, сотни тысяч в самой Молдавии обучались по учебникам, написанным в соответствии с прорумынскими политическими убеждениями и взглядами, около миллиона жителей Молдавии находясь на заработках в странах Евросоюза своими глазами видят разницу между ЕС и постсоветским пространством.

В свою очередь в Приднестровье политический класс и профессиональные историки принципиально по-другому, исходя из иных критериев, рассматривают постсоветское национальное государственное строительство, в том числе и собственно государственное строительство Приднестровской Молдавской Республики. События 1989-1991 гг. показывают, что приднестровское общество изначально выступало за сохранение государственно-территориального единства СССР, не мысля себя вне его цивилизационного и политического пространства. С трибуны II съезда народных депутатов всех уровней Приднестровья, который провозгласил создание ПМР, было заявлено, что "мы - составная часть Советского Союза, без которого немыслимо наше существование и в составе которого мы стремимся остаться". Однако, когда в силу возникших обстоятельств, сохранение его стало уже невозможным, приднестровский народ во главу угла своей создаваемой государственности поставил проблему сохранения собственной идентичности. Поэтому мы с полным основанием можем утверждать, что становление приднестровской государственности на начальном ее этапе выступало как составная часть борьбы за сохранение СССР.

Очень важно понять, что для Приднестровья, как в составе Украины, в период существования МАССР, так и в составе Молдавии, в период функционирования МССР, определяющим весь уклад жизни общества было нахождение в географо-политических рамках Советского Союза, поскольку административные границы внутри СССР никакой изолирующей роли не играли. Поэтому в понимании и восприятии приднестровцев - они, как население, как формирующийся народ, были составной частью советского народа и советского государства. И когда это государство рухнуло, они оказались отрезанными от своей ментальной Родины сотнями километров территории Украины, в чуждом цивилизационном пространстве-государстве, стремящемся к объединению с Румынией.

Приднестровский политический класс, историки, весь приднестровский народ, осмысливая происшедшее, попытались определить свое место в этом разрушенном постсоветском пространстве. Как считает известный приднестровский ученый-историк Ирина Благодатских, мы с полным основанием можем утверждать, что Приднестровское государство - это правопреемник Советского Союза на данной территории в соответствии со свободно выраженной волей народа. Свою территорию, население, собственность, ресурсы и пр. Приднестровье унаследовало исключительно от СССР, поскольку не выходило из его состава, как, например, Республика Молдова.

В учебных заведениях Приднестровья преподаются исторические курсы "История Родного края" и "История Приднестровской Молдавской Республики", в которых приднестровскими историками, профессорами Николаем Бабилунгой, Борисом Бомешко, Анной Волковой и др. приводятся исторические, юридические и политические предпосылки и основания создания Приднестровской Молдавской Республики, реализации права приднестровского народа на самоопределение и образование самостоятельного государства.

С историко-юридической точки зрения Приднестровье - это такой же продукт распада СССР, как и Республика Молдова. Приднестровье стало государством в составе СССР еще до того, как административные границы Республики Молдова, кстати, во многом искусственные, стали государственными и она, провозгласив свой суверенитет, вышла из состава Советского Союза. Это неопровержимое подтверждение того факта, что приднестровская территория никогда не была частью территории Республики Молдова, а Приднестровская Молдавская Республика как государство никогда не находилась в ее юридическом поле, под ее юрисдикцией. Не говоря уже об исторической беспрецедентности неправового включения Бессарабии в Приднестровье (тогда МАССР), их государственного объединения на основе государственности Приднестровья (тогда МАССР) 2 августа 1940 г.

Для приднестровского народа его собственная государственность является сверхценностью и воспринимается как "своя", выражающая интересы всех граждан, вне зависимости от их этнической принадлежности. В этом, пожалуй, главная суть приднестровской легитимности и исторической ответственности за свое государство народа, понимающего всю невосполнимость возможной его утраты. Именно поэтому вопрос о ликвидации собственной государственности и "восстановлении территориальной целостности Республики Молдова" для приднестровцев ни в коей мере не может быть предметом торга в молдавско-приднестровском переговорном процессе.

Все же усилия и попытки оппонентов приднестровской государственности решать проблему в плоскости единого молдавского государства не только не имеют перспективы, но и стратегически ошибочны и вредны, в том числе и для России. У многих серьезных российских аналитиков, историков и политологов, не вызывает сомнения тот факт, что постепенный и необратимый уход Республики Молдова в "европейское пограничье" либо самостоятельно, либо через объединение с Румынией, будет с каждым годом все более очевидным. Такой вывод содержится, например, в серьезном научном исследовании "Внешние условия развития Российской Федерации в 2007 - 2017 гг.", подготовленном группой авторов Совета по внешней и оборонной политике.

Итак, сформулируем некоторые выводы. История с историей в Республике Молдова весьма поучительна и печальна, поскольку преподавание истории здесь давно превратилось в идеологическое и политическое оружие противоборствующих политических элит, одна из которых выступает за объединение румынского и молдавского народа, румынского и молдавского государства в одно целое, в то время как другая твердит об исторических и этнических особенностях каждой из этих наций и государств, что приводит к разрушающим молдавское государство процессам и деформации гражданского сознания населения Республики Молдова.

В Приднестровье же к истории относятся исключительно бережно, ученые-историки пытаются исторически объективно отражать события постсоветского периода, уйдя от волюнтаризма и измышлений, основываясь на взвешенности и строгой научности, не допуская попыток раздела общества на своих и чужих.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.