Казахстан - это данность, а не историческое недоразумение: Казахстан за неделю

Москва, 21 ноября 2010, 21:30 — REGNUM  "Казахстан надеется, что в рамках ОБСЕ ему удастся найти компромисс между самыми влиятельными игроками в регионе - США и Россией"

В рамках ОБСЕ Казахстан будет настаивать не только на том, чтобы борьба с терроризмом и религиозным экстремизмом стала первостепенной задачей организации, но и постарается найти геополитический компромисс между Россией и США. На минувшей неделе журнал "Центр Азии", близкий к казахстанскому Институту стратегических исследований, выдал видение программы саммита. Естественно, в повестке значится не только отход от инерционности ОБСЕ. Важнее, что авторы журнала видят принципиально новые подходы в обеспечении безопасности. Впрочем, на поверку - большой новизны в предлагаемых идеях нет.

"Так уж получилось, что с появлением в Центральной Азии новых угроз религиозного экстремизма и трансграничного терроризма, позиции России в регионе только усилились. До сих пор неясно, каковы были истинные намерения членов ИДУ. Но странные обстоятельства появления отрядов экстремистов в Кыргызстане и Узбекистане и позднее их таинственное исчезновение позволили экспертам связать события, напугавшие население Центральной Азии, с обострением геополитической игры между Россией и Западом. Вполне возможно, что терроризм или его угроза сыграли роль эффективного средства для выполнения конкретных геополитических задач. А это значит, что и сегодня в случае обострения геополитического противостояния мировых или региональных держав, международный терроризм, будучи прежде всего инструментом осуществления чьей-то политики, вполне может стать реальной угрозой безопасности всей Центральной Азии и Казахстана в частности.

Не исключено, что именно поэтому (председатель Комитета национальной безопасности Казахстана, Нуртай - ИА REGNUM Новости) Абыкаев подчеркнул в своем выступлении 14 октября, что углубление сотрудничества Казахстана с Организацией по безопасности и сотрудничеству в Европе станет практическим шагом к "совместным действиям по созданию надежного заслона любым террористическим угрозам в регионе". Понятно, конечно, что экстремистская идеология успешнее всего прививается в обществе, где высок уровень безработицы, бедности и нищеты. Но, как показывает опыт многих центральноазиатских стран с их довольно консервативно настроенным населением, главным фактором появления терроризма являются все же не только и не столько серьезные социальные недуги, сколько влияние внешних факторов. Вопрос касается не только ситуации в Афганистане и на южных рубежах Центральной Азии.

Казахстан надеется, что в рамках ОБСЕ ему удастся найти компромисс между самыми влиятельными игроками в регионе - США и Россией. Обстановка в Афганистане и вокруг него явно будет одной из главных тем саммита ОБСЕ в Астане. Весьма может быть, что речь пойдет о выработке новых правил игры, за рамки которых в своем противостоянии ведущие державы не должны выходить. Все это не только может отразиться на качестве геополитической игры, но и напрямую повлияет на уровень угроз безопасности всей Центральной Азии".

Место Казахстана в мировой политике пытаются переосмыслить аналитики. В частности, специалисты информационно-аналитического бюро "Пик" опубликовали выступление руководителя Центра международных исследований ИМЭП при Фонде Первого Президента, координатора Европейского клуба Казахстана Валихана Тулешова. Он рассуждает о вкладе республики в диалог Восток-Запад.

"Сегодня очевидно, что Казахстан в процессе своего председательства и в преддверии саммита ОБСЕ в Астане поставил перед мировым сообществом ряд серьезных философских вопросов относительно продолжения и развития диалога Восток-Запад, которые я постарался схематично сгруппировать в пять проблем, вытекающих друг из друга.

Первая проблема заключается в том, является ли современный развивающийся мир азиатских государств, государств Востока неким запаздывающим продолжением развитого мира европейских государств Запада или современный Восток отличается от Запада не только в количественном, темповом и историческом отношении, но и в качественном, принципиальном плане?

Вторая проблема заключается в том, что историческая непохожесть Востока и Запада вытекает из разного понимания смысла жизни, из разного понимания её философии. И если это так, то методология подхода к исследованию восточных и западных обществ будет существенно отличаться. Это значит, что не все параметры развития западных стран следует слепо переносить на развитие восточных, здесь они будут противоречить сложившейся культурной традиции, питая почву для "столкновения цивилизаций".

Третья проблема связана с выбором восточными, азиатскими странами модели развития: будут ли азиатские страны строго следовать капиталистическому пути, трансформируясь по западному образцу, либо просто будут "доразвивать", "переваривать" капитализм внутри своей восточной идентичности, оставаясь восточными государствами по существу?

Четвертая проблема заключается в том: возможен ли синтез восточных и западных традиций. Если "да", то как это будет выглядеть в международной политической интерпретации на международной арене? Если "нет", то что такое "азиатский путь" и каковы основные положения "азиоцентризма"?

Наконец, вообще возможен ли политический компромисс между Востоком и Западом, между Европой и Азией? Возможна ли континентальная система безопасности, о чем заявляет Казахстан? Способен ли Казахстан стать объединителем континента и за какое время? Способен ли Казахстан разработать общую методологию "схождения" Востока и Запада или на предстоящем председательстве в ОИК наши силы иссякнут? Способны ли мы разработать и реализовать "принцип единства" Евразии?

Данные вопросы, я полагаю, отнюдь не праздные, поскольку заявленные Казахстаном цели уже обрели статус задач внешнеполитической стратегии и достигать их придется. Тематика толерантности в широком контексте, как сказал Президент, будет не только в центре внимания нашего председательства в ОИК в 2011 году. По большому счету необходимо будет, например, рационализировать представление о даосско-конфуцианском мировоззренческом понимании, чтобы гармонизировать развитие Китая и всех остальных, не попадающих под влияние Китая, стран. Необходимо будет рационализировать представление о метафизике ислама вплоть до конкретных политических и социально-экономических мероприятий, поскольку, как сказал Президент, многие события последних лет настойчиво напоминают нам о теории "столкновения цивилизаций".

В свою очередь, аналитики Казахстанского института стратегических исследований снова подняли на страницах интернет-газеты "Контур" вопросы сосуществования Казахстана и России. Они отмечают, что у государств на данном этапе немало исторических претензий друг к другу. Но реалии диктуют свои условия - по мнению эксперта, Россия в Южной Осетии одержала важную геополитическую победу, "выходящую по своему масштабу далеко за рамки Кавказского региона". Вместе с тем, НАТО, считает специалист, вряд ли защитит Казахстан от Китая.

"Из всех приведенных выше соображений вытекает очевидный вывод, что ключевым словом в казахстанско-российских отношениях может быть только сотрудничество. Однако правда и то, что "сотрудничество" бывает очень разным - это широчайшее понятие подразумевает множество вариантов конкретной реализации. Главным в этой связи оказывается вопрос, какими путями может Казахстан укреплять свои позиции в процессе именно взаимодействия с Россией, какую повестку дня мы должны целенаправленно формировать для этой цели (и каким образом это делать).

Что касается Таможенного союза, при всей противоречивости его оценок ясно одно: с сильной экономикой и развитым производством нам никакой ТС "не страшен" (вероятно, даже наоборот), а со слабой в любом случае пропадем - хоть в ТС, хоть без него. Более подробно комментировать данную тему, не будучи экономистом, большого смысла не имеет. Далее мы сосредоточимся на гуманитарно-информационном аспекте вопроса.

Прежде всего, необходимо обеспечить постоянное присутствие Казахстана в российском информационном поле. Проще выражаясь, в сознании россиян должно прочно закрепиться, что Казахстан - это данность, а не "историческое недоразумение". Проблему такого рода стереотипов опасно как преувеличивать, так и недооценивать: именно их существование открывает порой дорогу авантюристическим политическим проектам и лидерам соответствующего типа. В новейшей истории Казахстана и России такого рода казусы, увы, тоже имели место. Один весьма уважаемый эмигрант-диссидент и один бывший алматинец в свое время внесли немалую "лепту" в расшатывание добрых отношений двух стран и народов - к счастью, эти отношения выдержали испытание на прочность".

Между тем, "Эксперт-Казахстан" актуализировал полемику вокруг эффективности Таможенного союза. Издание приводит цифры и факты: основываясь на них, эксперты прогнозируют, что ЕЭП с учетом этих показателей рискует стартовать позже намеченного срока. "Промежуточные итоги интеграции подвел Нурсултан Назарбаев в начале минувшего сентября на VII форуме межрегионального сотрудничества Казахстана и России. "Полностью открыты таможенные границы, действует единый таможенный кодекс и тарифы трех стран, - отметил президент РК. - Это придает новый импульс развитию прямых связей между регионами наших стран". Президент привел и числовое выражение интеграции: "Только за шесть месяцев текущего года товарооборот между двумя странами составил почти восемь миллиардов долларов. Более чем на 40 процентов превышен показатель аналогичного периода прошлого года".

К словам президента РК необходимо добавить контекст. Хотя абсолютные показатели торговли стран и свидетельствуют о небывалом росте, часть его необходимо списать на "низкий старт" в 2009 году. По данным Агентства РК по статистике, внешнеторговый оборот в первое полугодие 2010 года вырос относительно прошлогоднего аналогичного периода на 40% (на 12,3 млрд долларов). В то же время относительные показатели товарооборота между РК и РФ выросли в разных пропорциях: рост казахстанского экспорта составил 0,2%, а российского импорта - 8,9%. По итогам первого полугодия текущего года могло сложиться впечатление, что продукция РФ активно завоевывает казахстанский рынок. Этого и опасались в казахстанском экспертном сообществе перед стартом ТС. Однако стоило подождать пару месяцев, и отрицательное сальдо осталось лишь в относительных показателях. В реальности же вырос один казахстанский экспорт, да и тот менее чем на миллиард долларов. Это аргументирует гипотезу о том, что стремительной экспансии казахстанской продукции на рынки партнеров и наоборот не происходит. Корреляция показателей говорит в данном случае только о стабильности в торговле между странами.

Хотя перспективы казахстанских компаний эксперты и участники рынка оценивали довольно высоко, сегодня стало очевидно, что пока с обеих сторон так никто и не "выстрелил".

"Я не заметил каких-либо прорывов ни в экспорте, ни в импорте. Да, таможенные органы в регионах рапортуют об увеличении экспорта. Но это все те же наши сырьевые продукты. Каких-либо "прорывных проектов" в сфере производства собственной продукции не наблюдается", - считает вице-президент Независимой ассоциации предпринимателей РК Тимур Назханов, в очередной раз аргументируя известное высказывание: "Для большого бизнеса государственные границы значат не больше, чем линия экватора".

Нельзя сказать, что казахстанский малый и средний бизнес (МСБ) завоевал новые рынки. Впрочем, и сами предприниматели готовились не к торговым экспансиям - большего, чем упрощение процедур на границе, они и не ждали. "Целью объединения было снижение барьеров на таможне, - констатирует член Форума предпринимателей Казахстана Евгений Бессонов. - Этот процесс максимально упрощен. Ни у кого в Казахстане, России и Белоруссии нет такого количества товаров, чтобы друг друга завалить. Мы думали, что завалим мясом, оказалось, что у нас мяса-то и нет. Наши страны могут только друг друга поддержать".

С другой стороны, после унификации таможенных тарифов для казахстанских импортеров ставки существенно выросли, что сделало ряд бизнесов нерентабельным. "Поскольку Казахстан является импортозависимой страной, первые месяцы Таможенного союза были шоковыми для предприятий малого и среднего бизнеса, - рассказывает г-н Назханов. - Стоимость пошлин на ввозимые товары выросла в разы. В качестве примера могу привести ситуацию, которая сложилась у предпринимательницы, 14 лет завозившей в страну мебель из Малайзии и уплачивавшей 15 процентов пошлины на таможне. В январе, доставив очередную партию товара, она выясняет, что теперь должна платить фактически 500 процентов пошлины".

О том, что Турция стремится занять в пространстве Казахстана то место, которое до нее занимала Россия, пишут авторы сайта Inosmikz.org. Издание поднимает вопрос - кто ближе к казахам - русские или турки?

"Одним словом, в сегодняшнем Казахстане присутствуют два идеологических направления, предполагающих его вовлечение в соответствующие международные консолидационные проекты. Одно из них ассоциируется с тюркским происхождением коренного населения, казахов, другое же - тем, что республика долгое время была частью державы, называвшейся сперва российской, а потом советской. Эти 2 направления можно было бы, наверное, условно назвать тягой русосферы с центром в Москве и тягой тюркосферы с центром в Анкаре. Все бы ничего, если бы тут не было векового антагонизма. Но он есть. И как тут быть? У нас на такой вопрос нет готового ответа.

С русскими казахи живут в тесном соседстве уже более 100 лет, не говоря уж об отношениях, которые имели место раньше. Казахи хорошо знают русских. Русские столь же хорошо знают казахов. Казахи установление тесных связей между различными родами, племенами, общинами и народами измеряют понятием "қыз алысып, қыз берісу" ("вводить их дочерей в свои семьи в качестве невесток и выдавать своих дочерей их сыновьям замуж"). В этом смысле мы уже давно родственные народы. И тут никаких доказательств из истории и не надо. Конечно, отношения между казахами и русскими были и есть отнюдь не безоблачные. Как же складывается их взаимоотношения теперь? Прежде всего, можно отметить то, что отношение к русским за последние два десятилетия изрядно изменилось. Оно не могло остаться без изменения постольку, поскольку за последнее время утратило силу большинство тех факторов, на которые в прошлом казахское сознание было приучено реагировать болезненно".

"Кого, казахи интересуются, Назарбаев определит на занятие президентского дворца после него"

В Казахстане и за его пределами вновь говорят о вероятных перестановках во властных структурах. К грядущим кадровым изменениям в высших эшелонах приковано немалое внимание: считается, что в 2011 году в республике начнется затяжной электоральный период - и в этой связи очень важно, с кем захочет глава государства перейти очередной рубеж. Впрочем, аналитики Информационно-аналитического Центра по изучению постсоветского пространства при МГУ им. М. Ломоносова, отмечают, что кадровая политика в Астане - непредсказуема.

"Конец декабря и начало января могут стать "моментом истины" для многих местных элитариев. Ожидание кадровых рокировок, особенно по персональному составу правительства, явно затянулось. Вполне вероятно, что Нурсултан Назарбаев готов эту паузу прервать. Более того, это могут быть самые масштабные перестановки за последние полтора года. Формируется новая повестка дня, под которую необходимо "перебрать" весь наличный кадровый ресурс. Тем более, что каких-то новых фигур в нем так и не появилось. Так-то можно ожидать "перемену мест", а не ввод в игру новых участников. Таковых в наличии не имеется.

По конкретике - наиболее реальным представляется возвращение (спикера Сената, Касымжомарта) Токаева в МИД и сокращение функционала (госсекретаря, главы МИД, Каната) Саудабаева до статуса государственного секретаря. Остальные позиции - полный туман. Министра обороны Адилбека Джаксыбекова еще год назад называли серьезным кандидатом на премьерское кресло. Таковым он остался и сейчас. Да и аргументы в его пользу очевидны - не привлекался, не состоял, не колебался вообще никогда. Такого редкого человека (действующий глава МИД Kанат Саудабаев, кстати, той же породы) можно ставить на абсолютно любое место. Вспомните, знаковый эпизод с его назначением на пост министра обороны. Очень показательно. Видимо, премьерская должность как бы уже отмечена, негласно - "на замену", и эксперты ищут оптимального кандидата, отталкиваясь не от инсайда, а от принципа - кто бы подошел лучше всего. Вице-премьеру Умирзаку Шукееву старательно "портили" имидж. Главу администрации президента Аслана Мусина в этот список включают иногда намеренно, чтобы лишний раз приписать немыслимые амбиции".

Любопытная "утка" проскочила на минувшей неделе в информационном поле Казахстана. Некие анонимные авторы бросили в информационное поле новость о снятии с должности губернатора Атырауской области Бергея Рыскалиева. Его называют человеком руководителя администрации президента Аслана Мусина - и от этого информация выглядит, как отмененный в самый последний момент приказ главы государства. Так, по крайней мере, считают аналитики "Республики".

"Дело в том, что Бергей Рыскалиев, как и экс-министр здравоохранения Жаксылык Доскалиев, считаются людьми руководителя Администрации президента Аслана Мусина. Не случайно же задержание Доскалиева органами финансовой полиции и возбуждение против него уголовных дел аналитики расценивают как ответный ход "южан" во главе с управделами президента Сарыбаем Калмурзаевым. Ведь именно руководителя АП подозревают в том, что он инициировал и санкционировал информационную атаку на них некоторых республиканских газет. Если вспомнить необычную прямолинейность и бесстрашие атак этих СМИ на судебную систему страны, то есть в итоге на председателя Верховного суда, считающегося "южанином", их постоянное внимание к проблемам южных регионов и их элитам, в таких выводах есть определенный резон.

После волны публикаций в прессе на тему войны между "южанами" и двумя другими доминирующими группами - премьер-министра с зятем президента и главы Администрации президента, намечавшиеся перестановки в высшем эшелоне государственной власти приостановлены. Как нам говорят наши источники в Астане, до завершения саммита ОБСЕ.

Но судя по "утке", которая "вылетела" в среду, "замораживание" внутриэлитного конфликта Нурсултаном Назарбаевым отнюдь не означает его прекращения или ослабления. Это лишь временная передышка. В связи с этим встает вопрос: "коммент" с информацией о снятии Бергея Рыскалиева - всего лишь провокация или след какого-то нереализованного решения "ноль первого"?

Вопросом преемника Нурсултана Назарбаева озаботились в Германии. Переводческий портал Inosmikz.org приводит мнение авторов немецкого журнала Der Spiegel, который опубликовал состоящий из трех частей большой материал за авторством Эриха Фоллата и Христиана Нефа под названием Dreaming of Snow Leopards.

"Первая часть рассматриваемой статьи называется Succession Anxiety. В нем говорится так: "По сию пору тот факт, что правящий клан демонстрирует особую креативность в своих предпринимательских делах, кажется, не особенно беспокоит рядовых казахов. Вместо этого то, чем они реально озабочены, оказывается, по-видимому, "биологический" вопрос, как Косанов ставит его".

Во второй части - The Price of Freedom этой объемной статьи приводится, кстати сказать, следующее высказывание генерального секретаря казахстанской социал-демократической партии "Азат" Амиржана Косанова: "Время Назарбаева вышло, его режим слаб. В противном случае, почему было ему согласиться, когда его парламент недавно объявил его "лидером нации", таким человеком, который - до конца своей жизни и без ограничений - может переизбираться президентом, и защищен от уголовного преследования до того дня, пока не умрет".

В третьей части авторы высказывают предположение, что теперь немного времени остается до того, как вопрос передачи власти актуализируется. Они пишут: "Кого, казахи интересуются, Назарбаев определит на занятие президентского дворца после него. Многие казахи убеждены, что решение будет принято в рамках семьи. Некоторые полагают, что муж Динары, Кулибаев, возьмет бразды правления. Другие думают, что это будет Айсултан, 20-летний любимый внук казахского лидера, который только что закончил Британскую королевскую военную академию. Однако Айсултан является также сыном опального Рахата Алиева, "государственного врага номер 1" Казахстана...".

"Если сырьевым компаниям одномоментная девальвация тенге позволила смягчить удар кризиса, то для крупнейших банков это событие оказалось ударом".

Журнал "Эксперт-Казахстан" опубликовал очередной рейтинг 100 самых крупных компаний Казахстана. Выяснилось, что "совокупная выручка 100 участников нашего рейтинга по отношению к ВВП Казахстана составила 60,1%....Суммарная выручка 100 корпораций Казахстана по итогам прошлого года составила 10,2 трлн тенге, что ниже прошлогоднего показателя на 761,2 млрд тенге, или на 6,9%. На фоне кризиса финансового и добывающего секторов экономики неплохо показали себя обрабатывающие производства и прочие несырьевые компании: заметное "похудание" сырьевиков позволило переработчикам нарастить свою долю в структуре доходов крупного бизнеса с 20% до 23%". Издание на основе полученной информации говорит о трендах казахстанской экономики.

"Обвал цен на нефть и другое сырье с последовавшим их постепенным повышением, а затем и стабилизацией обусловили не самые радужные для кризисного года показатели двух основополагающих отраслей казахстанской экономики - нефтегазовой и горно-металлургической промышленности.

На их долю в общем объеме выручки списка топ-100 за 2009 год пришлось 62,9%. Это почти на 2 процентных пункта ниже показателя 2008 года. При этом нефтяники сумели удержать падение реализации на уровне -6,9% к 2008 году, тогда как металлурги, до которых повышательная ценовая волна дошла позже, упали гораздо заметнее - на 18,1%.

Большая часть (8 из 12) нефтегазовых компаний нашего списка показывала снижение доходов в 2009 году относительно предыдущего. АО "НК "КазМунайГаз"" (КМГ, 2-е место в рейтинге) получило на 15,7% доходов меньше, чем в 2008 году, в связи с чем уступило место лидера нашего списка ТОО "Тенгизшевройл" (1-е место), которое увеличило свою выручку на 3%. Рост выручки этой компании был обеспечен ростом добычи нефти на 30% - с 17,3 млн тонн в 2008 году до 22,5 млн тонн в 2009 году, в то время как рост добычи КМГ составил 4%. Что касается горно-металлургической отрасли, то самое значительное в относительном выражении снижение доходов из компаний, вошедших в рейтинг, показали ENRC (3-е место в общем рейтинге) и Kazakhmys (4-е место): минус 31% и минус 12% соответственно. Такое существенное падение выручки флагманов казахстанской металлургии было вызвано падением спроса, преимущественно внешнего, на их продукцию. Впрочем, снижение доходов не помешало ENRC приобрести перспективный актив на африканском континенте - Central African Mining & Exploration Company Plc (CAMEC) за 955 млн долларов, а также, несмотря на кризис, сохранить звание самой рентабельной компании горно-металлургического комплекса Казахстана по итогам 2009 года (ее рентабельность оказалась на уровне 27,3%, тогда как у Казатомпрома - 23,2%, у Kazakhmys - 15%).

Если сырьевым компаниям одномоментная девальвация тенге позволила смягчить удар кризиса (их выручка в пересчете на национальную валюту увеличилась), то для крупнейших банков это событие оказалось ударом. Ведь у отечественных кредитных организаций до кризиса именно на валюту приходилось около 60% всех обязательств. Обесценивание активов и общее падение спроса на банковские услуги (вернее, неспособность предоставлять эти услуги в прежнем объеме) обусловили сокращение в 2009 году выручки банкиров, представленных в нашем рейтинге, на 15,3%, или на 263,2 млрд тенге. Такой показатель находится в резком диссонансе с показателями российских финансистов, суммарная выручка которых за тот же срок выросла более чем на треть. Наиболее очевидное объяснение этому явлению - различие в масштабах экономики, в месте, занимаемом в ней финансовым сектором, а также в структуре собственности этого сектора у нас и в России. Помимо очевидной несопоставимости по размерам помощи, которую государство смогло оказать банкам в Казахстане и в РФ, на состоянии финансовых структур двух стран сказался и тот факт, что у россиян крупнейшие банки принадлежат государству, а у нас (по крайней мере, так было до кризиса) - частникам. А потому и возможности по перекачке средств из финансового сектора в нефинансовый у наших властей в кризис оказались скромнее, чем у россиян. Сами же банки проявляли вполне понятную осторожность при кредитовании предприятий, что очевидным образом мешало банкирам заработать. И вот результат: доходы, к примеру, БТА Банка (12-е место в рейтинге), спасение которого оказалось для казахстанских властей наиболее затратным, упали на 51% за 2009 год, Альянс Банка - на 48% (23-е место), Темiрбанка - на 15% (37-е место). В итоге самые крупные из попавших в наш рейтинг банков ни сами не заработали, ни экономике помочь не смогли. Впрочем, и среди банкиров оказались "счастливчики". Среди наименее болезненно перенесших кризис оказались те структуры, которых ранее обвиняли в излишнем консерватизме и неумении "поймать рыночную волну". Так, Народный банк Казахстана (10-е место в нашем нынешнем рейтинге), который весьма осторожно вкладывался в развитие бурно росшего до кризиса сектора недвижимости, неохотно кредитуя строительные и девелоперские компании (согласно аудиторским отчетам за 2009 год на долю строительных компаний в структуре кредитного портфеля у Народного банка приходилось 14%, Казкоммерцбанка - 24%, БТА Банка - 24,3%; на долю инвестиций в недвижимость у Народного банка - 7%, Казкома - 14%, БТА Банка - 16,9%). В результате, когда пузырь на этом рынке с грохотом лопнул, выяснилось, что такая консервативность обернулась для Народного банка благом. В 2009 году прирост доходов этого банка составил 13,8 млрд тенге (+6,3% к 2008 году). Иная природа роста доходов у Сбербанка (+60,1%), который переместился за год сразу на 20 позиций в нашем рейтинге, с 70-го на 50-е место. Здесь, безусловно, сыграл свою роль эффект низкой базы, а также возможность при необходимости опереться на помощь могущественной российской материнской структуры".

Российские аналитики прогнозируют инфляцию в Казахстане на уровне 9%. Рост они связывают с засухой.

"Ситуации в России и в Казахстане в целом похожи: неблагоприятные погодные условия привели к существенному сокращению урожая зерновых в первую очередь и целого ряда базовых сельскохозяйственных культур", - считает аналитик УК "Финам Менеджмент" Максим Клягин. При этом в Казахстане цены, по его мнению, растут более высокими темпами по сравнению с Россией. Если в последней индекс потребительских цен с начала года составил 6,8%, то в Казахстане он уже 7,3%.

Эксперты обращают внимание, что более высокими темпами дорожают именно продукты питания: крупы, молоко, молочные продукты, подсолнечное масло. В целом продукция сельского хозяйства в Казахстане в октябре подорожала почти на 11%. Эта тенденция продолжится, утверждают специалисты, и в первую очередь коснется тех продуктов, в которых в качестве базового сырья используется зерно. Другой важный продукт в потребительской корзине, которого коснется повышение, - это масло. "Мы серьезно недосчитаемся подсолнечного масла, темпы роста цен на него опережают инфляцию в 1,5-2 раза", - сказал член президиума ассоциации производителей и поставщиков продовольственных товаров "Руспродсоюз", председатель совета директоров холдинга "ПомидорПром" (компания поставляет продукцию на казахстанский рынок) Максим Протасов.

Эксперт уверяет, что предпринимателям повышать цены невыгодно, так как уровень потребления еще не вышел на докризисный уровень, но и сдерживать цены бизнесмены не могут. "Как бы предприниматель не хотел демпфировать рост отпускных цен на свою продукцию, он не может этого сделать, потому что снизу его давит рост на сырье и комплектующие, - объяснил предприниматель. - При росте цен на муку казахстанские предприниматели не смогут не поднять цены, вопрос только, насколько долго они смогут держать за счет снижения маржинальности уровень цен".

Михаил Пак, Алма-Ата

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
29.03.17
Первый пошел? Ливан может сделать ставку на создание гражданской нации
NB!
29.03.17
Расстрел генконсульства Польши на Украине: опять виновата Россия
NB!
29.03.17
Почему Эрдоган заговорил о распаде Турции
NB!
29.03.17
Правительство не может привезти хлеб. Промышленность стоит
NB!
29.03.17
Corrierre della Sera: «Русским нужна разделенная Европа»
NB!
29.03.17
Немецкий политик в Крыму: «Если я на Украине, пусть Аваков меня арестует»
NB!
29.03.17
Госдуме предлагают ввести конфискацию для близких коррупционерам
NB!
29.03.17
Госдолг регионов России вырос на 5,6 млрд рублей
NB!
29.03.17
Шотландия: возвращение к независимости
NB!
29.03.17
Рогозин предложил латвийскому депутату навредить РФ, отморозив уши
NB!
29.03.17
Идею принять ДНР и ЛНР в состав России поддерживают 24% граждан: опрос
NB!
29.03.17
Strategist: Канберра должна сохранять сделку с Ираном вопреки США и Израилю
NB!
29.03.17
«Рубль скован»
NB!
29.03.17
The National Interest: Вопрос о THAAD в Южной Корее стал политическим
NB!
29.03.17
«Нефть передумала падать»
NB!
29.03.17
«Рубль устойчив к внешним факторам»
NB!
29.03.17
Радио REGNUM: первый выпуск за 29 марта
NB!
29.03.17
Главком НАТО в Европе: «Сдерживание» РФ требует еще больше войск
NB!
29.03.17
Мэй дала старт официальной процедуре Brexit
NB!
29.03.17
СМИ узнали сумму сделки по продаже украинской «дочки» Сбербанка
NB!
29.03.17
В РПЦ назвали «правовым нонсенсом» референдум по Исаакиевскому собору
NB!
29.03.17
Истоки каталонского сепаратизма