Ереван и Баку проявляют нервозность в преддверии самита ОБСЕ в Астане

Москва, 15 ноября 2010, 06:42 — REGNUM  В ожидании саммита ОБСЕ, который пройдет в начале декабря в Астане, в общественно-политических кругах Армении возникла определенная напряженность. Причиной такой напряженности стало заявление, сделанное президентом России Дмитрием Медведевым 27 октября в Астрахани о том, что к саммиту в Астане нужно выйти на согласованный документ по нагорно-карабахскому урегулированию. Немаловажное значение сыграло и то, что астраханская встреча президентов Армении, России и Азербайджана была неожиданной: до саммита в Астане никаких встреч не намечалось. И после нее многие ереванские политики стали поговаривать о возможности появления "дорожной карты" по урегулированию карабахского конфликта.

Если отмотать переговорный процесс по урегулированию конфликта до момента, когда стороны начали более или менее приходить к соглашению по конкретным документам, то придем к моменту рождения Мадридских приципов. И именно с 2007 года лидеры стран-членов Минской группы ОБСЕ стали подстегивать этот процесс.

10 июля 2009 года президенты России, США и Франции выступили в итальянской Аквиле с заявлением, которое в принципе рассекретило Мадридские принципы, и в котором было сказано, что сторонам конфликта был представлен новый документ - так называемые "обновленные Мадридские принципы". При этом, президент Азербайджана Ильхам Алиев получил обновленный вариант Мадридского документа в декабре 2009-го, а президент Армении Серж Саргсян - почему-то почти на месяц позже - 20 января, в преддверии его обсуждений в Сочи. По итогам же сочинской встречи было заявлено, что стороны согласовали преамбулу Мадридского документа (базовых принципов урегулирования нагорно-карабахского конфликта), а сторонам был дан двухнедельный срок для внесения своих предложений по спорным моментам документа.

26 июня 2010 президенты России, США и Франции в рамках саммита "большой восьмерки" в Канаде приняли совместное заявление по нагорно-карабахскому конфликту, в котором призвали лидеров Армении и Азербайджана ускорить работу над основными принципами урегулирования конфликта. "В настоящее время президентам Армении и Азербайджана необходимо сделать еще один шаг и завершить работу над Основными принципами с тем, чтобы можно было приступать к разработке проекта Мирного соглашения", - говорится в заявлении Медведева, Обамы и Саркози. В заявлении отмечается также, что главы государств-сопредседателей Минской группы "рассматривают в качестве важного шага признание обеими сторонами факта, что прочное урегулирование должно основываться на ряде принципов, каковыми в частности являются возвращение территорий вокруг Нагорного Карабаха, промежуточный статус, обеспечивающий Карабаху гарантии безопасности и самоуправления, и коридор, связывающий Армению с Нагорным Карабахом".

Если прежде официальный Ереван всегда заявлял о своем согласии с предложенными пунктами и о готовности продолжать переговоры, а Азербайджан наоборот, отличался демаршами и все время повторял, что предложения противоречат его интересам, одновременно угрожая прекратить переговоры и решить вопрос военным путем, то после встречи в Сочи положение резко изменилось. Баку почти сразу же заявил, что несмотря на то, что некоторые пункты не отвечают его интересам, тем не менее в целом одобряет обновленный вариант и выразил готовность вести переговоры в этом направлении. После такого заявления Ереван на целых 6 месяцев погрузился в молчание, которое можно было воспринять как намек на то, что аквильское заявление подразумевает, что обновленные приципы противоречат интересам Армении. Если к этому добавить заявления Баку о том, что любое урегулирование может состоятся исключительно на основе территориальной целостности Азербайджана и принять во внимание его одобрительные заявления в адрес обновленного варианта документа, то можно смело предположить, что так оно и есть. По всей видимости, пункты обновленных Мадридских принципов давали уверенность официальному Баку считать, что они позволят не только вывести вооруженные силы из территорий, контролируемых армянской стороной, но и вернуть себе весь Карабах.

Однако ситуция снова изменилась после встречи в Санкт-Петербурге, 17 июня, в рамках XIV Международного экономического форума. Стороны вновь обсудили предложенный им документ по урегулированию, однако поскольку посредники не упомянули о том, что это новая редакция Мадридских принципов, то эксперты поспешили заявить, что это возврат к первоначальному мадридскому документу. Тем более, что по заявлению сопредседателей, урегулирование должно быть основано на Хельсинкских принципах и на основании предложений, которые они представили сторонам в 2009 году в Аквиле. В принципе, такой ход событий был на руку официальному Еревану в том плане, что возвращаясь к первоначальному документу можно было хотя бы выиграть время, и после встречи в Санкт-Петербурге Ереван нарушил молчание и заявил о своей дипломатической победе. Москва, в свою очередь, подтвердила, что стороны должны продолжить переговоры на основе соглашений, достигнутых во время петербургской встречи, и посредники, отложив "обновленные", вернулись к основным принципам.

Несмотря на то, что официальные лица Армении пытаются создать впечатление, что астанинская встреча ничем не будет отличаться от предыдущих, тем не менее в послеастраханских публичных заявлениях проскальзывает определенная нервозность. Так, секретарь Совета безопасности Армении Артур Багдасарян 2 ноября в интервью газете Rzeczpospolita заявил, что Армения желает, чтобы на саммите ОБСЕ, который состоится в декабре 2010 года в Астане, были достигнуты конкретные решения по вопросу нагорно-карабахского урегулирования. Отвечая на вопрос о том, существует ли шанс решения этого конфликта, Багдасарян напомнил, что ключевыми для армянской стороны являются три вопроса: независимость Нагорного Карабаха, территориальная связь Степанакерта с Ереваном и безопасность армян, проживающих в Карабахе. Он также подчеркнул, что Армения никогда не согласится на то, чтобы Карабах де-юре находился в составе Азербайджана. То есть, Ереван устами секретаря Совбеза заявляет, что не отходит от своих позиций и при этом ожидает "конкретных решений".

Каких же?

Завесу над ожиданиями приоткрывает зампредседателя правящей партии РПА Размик Зограбян. На встрече с журналистами 12 ноября на вопрос о том, что можно ожидать от встречи в Астане, он ответил: "Существует предположение, что будут обсуждать "дорожную карту", однако не стоит ожидать конкретных результатов, поскольку согласованности вокруг основных принципов нет. Думаю, все начнется с нуля". А это означает, что Ереван рассчитывает на то, что переговоры могут быть откинуты назад.

Что касается армянской оппозиции, то она расценивает положение дел, как выбор между плохим и худшим. "Только армянские власти слепо утверждают, что в Астане ничего не произойдет, и они не подпишут никаких документов. В создавшейся ситуации, если власти подпишут документ в Астане, то это плохо отразится на Армении, если же нет, то будет еще хуже", - 9 ноября на митинге оппозиционного Армянского национального конгресса заявил председатель политического совета партии "Республика" Арам Саркисян.

Но вернемся к заявлению Багдасаряна и напомним, что с названными им пунктами Азербайджан не согласен, и если для Армении может быть и выгодно начинать переговоры с нуля и сохранить статус-кво, то Азербайджан это состояние вряд ли устроит. Более того, Баку также нервничает. Так, 7 ноября, во время похорон диверсанта, погибшего при столкновении на границе с Нагорным Карабахом, президент Алиев произнес новую фразу, на которую, на фоне ставших привычными угроз, мало кто обратил внимание. Вот эта фраза:

"В процессе переговоров по урегулированию карабахского конфликта начинается новый этап".

"Мы хотим решить вопрос путем переговоров, мирными средствами. Но видим, что армянская сторона занимается лишь затягиванием времени, поэтому в процессе переговоров начинается новый этап. Мы ждем от Армении ответа на предложенные вопросы. Если ответ не будет положительным, тогда мы, конечно же, внесем изменения в свою политику", - заявил Алиев. Следом за этим последовали уже знакомые слова о том, что Азербайджан не отказывается от переговоров с Арменией, пока сохраняется возможность восстановить целостность страны мирным путем, что "если мы увидим, что это невозможно, то тогда азербайджанское государство восстановит свою территориальную целостность, используя военный путь" и т. д., в пучине которых и потонули ключевые слова о "новом этапе".

Фактически, президент Азербайджана назвал предстоящую в Астане встречу "определяющей", по итогам которой официальный Баку примет окончательное решение - прекратить переговоры с Ереваном и начать воплощать свои угрозы или растянуть их еще на неопределенное количество лет.

Насколько серьезно это заявление и какие оно будет иметь последствия - покажет время. Вместе с тем, нельзя не заметить, что при полной смысловой противоположности заявлений сторон, в них сквозит нечто фатально общее. Речь о заявлении "начать с нуля" с одной стороны и угрозы прекратить переговоры и начать "новый этап" - с другой. То есть, если "новым этапом" будет начало войны, то его вполне можно назвать возвратом к "нулевой" ситуации. К ситуации конца 80-х и начала 90-х годов прошлого века...

Во всех случаях, в том, что астанинская встреча будет не из разряда "рядовых", пожалуй не сомневается никто. Думается - в том числе и тот же Артур Багдасарян.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.