"В Приднестровье над Ворониным просто ржут": Молдавия за неделю

Москва, 12 ноября 2010, 01:44 — REGNUM  

Выборы: "Приднестровцы скорее предпочтут оставаться сепаратистами, чем глупцами и "залуповцами". Молдавия - Румыния: "Руководство Румынии сделало ставку на Филата и его партию". Приднестровское урегулирование: "Продвижение переговоров возможно, только если ЕС удастся "смягчить" Россию".

Выборы: "Приднестровцы скорее предпочтут оставаться сепаратистами, чем глупцами и "залуповцами"

Сейчас на кухнях и за столиками в недорогих кафешках много говорят о власти, пишет "Независимая Молдова". О том, что впервые в истории Молдовы все высшие посты в государстве заняли люди, которые считают своим президентом не того, кто сидит в Кишиневе, а того, кто сидит в Бухаресте. Про и.о. президента лишний раз говорить не будем, чтобы не портить настроение. Владимир Филат менее склонен публично щеголять словом "румын", потому что, в отличие от Гимпу, работает не только на унионистский электорат. Но на прямые вопросы тоже отвечает прямо. "Я этнический румын и говорю на румынском языке", - сказал он в интервью на канале Publika TV. Соответственно, и во всем управленческом аппарате, во всей иерархии преданность румынскому государству мгновенно стала чем-то вроде необходимого признака лояльности вышестоящему начальству.

Здесь и в самом деле чувствуется некий нюанс, продолжает "Независимая Молдова". Та же самая Publika TV, сообщая в прямом эфире о результатах конституционного референдума 5 сентября, сообщала, что "90% проголосовавших - молдаване". То есть, люди, которые привыкли думать, что власть начинается все-таки в Кишиневе, по нашу сторону Прута. И получается, что вся верхушка власти мыслит и действует совершенно иначе, чем весь остальной молдавский народ. "Он вышел родом из народа" - это не про Гимпу и не про Филата. Они вышли из какой-то совершенно иной, неизвестной нам точки. Наверное, нигде так сильно, как сегодня в Молдавии, не ощущается чуждость власти народу. Все помнят развал СССР, все помнят, как слово "предательство" постепенно всплыло из глубин народного сознания и утвердилось - определив отношение огромных масс людей к тому, что натворила правящая верхушка. Сейчас многие исследователи - историки, социологи, психологи - говорят: главная потеря, которая тогда произошла - это потеря самодостаточности. Ощущения цельности окружающего мира и его защищенности от внешних воздействий. Потеря права - пусть даже теоретического - самим решать, как жить в своей стране. Недаром так часто недобрым словом вспоминают бывшего министра иностранных дел СССР Козырева (Андрей Козырев никогда не был министром иностранных дел СССР, с 1990 по 1996 гг. он возглавлял сначала МИД РСФСР, потом РФ; последним главой внешнеполитического ведомства СССР вплоть до его распада был Эдуард Шеварнадзе - прим. ИА REGNUM Новости), который поставил внешнюю политику Советского Союза в кильватер флагманскому кораблю Госдепартамента США.

Прошли годы, на месте сверхдержавы возникли новые национальные государства, которые вели собственную, независимую внешнюю политику, пишет "Независимая Молдова". Но среди них только Молдавия, до сих пор, спустя 20 лет после советской катастрофы, остается единственным государством, в котором самостоятельность не является непререкаемой ценностью для власти. Восьми лет - возможно, не всегда удачного, но всегда самостоятельного - лавирования Молдавии в геополитическом разломе между Западом и Востоком оказалось недостаточно, чтобы независимость и суверенность стали твердыней, не зависящей от результатов парламентских выборов. И когда режим Альянса называют "предательским", то это означает прежде всего не политическую, а народную оценку нынешней власти. Не политических оппонентов предал Альянс, но молдавский народ. Народ, который хочет сохранения хрупкой, новообретенной цельности окружающего мира, хочет оставить за собой право самостоятельно решать, как жить в своей собственной стране.

Сейчас Молдавия находится под внешним управлением полностью - и политически, и экономически, продолжает "Независимая Молдова". Не мы, в Молдавии, решаем, как жить нашей стране дальше - это решают в Бухаресте и в Международном валютном фонде. А нам, жителям нашей страны, которые в отчетах правительства превращаются в безликие цифры и проценты, остается лишь роль безгласных наблюдателей, покорно выполняющих волю чуждых Молдавии, свалившихся на нашу голову хозяев. Либерал-демократы поставили Молдавию на грань государственного банкротства. Правительство Владимира Филата "легло" под МВФ, даже не дожидаясь, пока его об этом попросят. Кредитные миллиарды, как это было в 90-х, хлынули в страну - и в карманы ушлых придворных, прокручивающих иностранные кредиты через "серые" фирмочки, фонды и "проекты". Самостоятельная экономическая политика была списана в утиль. Правительственные программы пишутся под диктовку равнодушных клерков в офисах МВФ и Всемирного банка. Им все равно, что произойдет с Молдавией - и это "все равно", как холодная змея, вползает в правительственные кабинеты в Кишиневе.

"Экономическая капитуляция" страшна сама по себе, пишет "Независимая Молдова". А в связке с капитуляцией политической она становится катастрофой. Политически Молдавия поставлена в полную зависимость от Бухареста. Премьер-министр, не говоря уже об и.о. президента, воспринимают звонки из Бухареста как приказ, как руководство к действию, как ценные указания, нарушить которые попросту невозможно. Национальная катастрофа неминуема для страны, в которой власть рабски встала под внешнее управление. Неминуема - с властью, для которой слова "национальные интересы" уже давным-давно не больше, чем пустой предвыборный лозунг. Эту власть нужно менять. Этой власти - быть не должно. Потому что мы - не жители африканского бантустана и потому что мы - не бессмысленные орды, бродящие по никем не управляемой территории, подводит итог издание.

Идеи привлечь как можно большее число приднестровцев к участию в основных молдавских избирательных кампаниях всегда будоражили умы кишиневских и зарубежных деятелей, ищущих способы найти для двух конфликтующих берегов общие заботы, пишет "НИКА-пресс". Рассматривалась идея, например, как одна из удачных находок, включения в партийные списки молдавских партий видных приднестровских политиков и общественников, что, во-первых, дало бы формальное право говорить о представительстве ПМР в высших органах власти Молдавии, во-вторых, привлекло бы часть избирателей Левобережья к кампаниям в РМ. От явно пустой и демонстрирующей незнание "приднестровского предмета" задумки вовремя отказались. Никакое Приднестровье этих, включенных в молдавские партийные списки, приднестровцев, не представляло бы: через короткое время они бы стали у себя дома изгоями (открыто работают на враждебную к ПМР власть), а после очередного "антиприднестровского закона", принятого парламентом РМ, им по понятным причинам пришлось бы искать жилье в Кишиневе.

Искали механизмы влияния на Приднестровье и на усиление процессов сближения двух берегов и в другой стороне, продолжает "НИКА-пресс". Нездешние инициаторы создания в ПМР неправительственных организаций (экологических, правозащитных и пр., и т.п., и т.д.) неизменно натыкались на вопрос от будущих приднестровских оппозиционеров: а когда мы сможем получить политическое убежище, и в какую страну вы посоветуете нам валить отсюда к чертовой матери?

У зарубежных и кишиневских фантазеров-практиков ничего не получилось, пишет "НИКА-пресс". Зато все получилось у Москвы. Вообще, Приднестровье как территория и ПМР как республика со всеми ее государственными символами оказались успешно действующим механизмом влияниям на внутреннюю и внешнюю политику Молдавии с первых же дней после войны 1992 года. Примеров тьма. Их особенно много в практике проведения в Молдавии различных предвыборных кампаний. Вплоть до нынешних досрочных выборов многие партии (а, скажем, до 2005 года почти все) включали в свои предвыборные программы приднестровскую тематику, посылая сигналы Москве; Москва их принимала с удовольствием, и начинался процесс, который, если выбирать не грубые слова, назывался так: "что надо такого приднестровского пообещать Москве, чтобы она дала денег на выборы и морально поддержала хорошую молдавскую партию). Воронин со своей ПКРМ в этом торговом деле особо преуспевал. А Москва... С Москвой вот что. Она почему-то подумала, что не надо ждать от кишиневских политиков инициатив, а надо самой быть инициатором их движений в приднестровском направлении. Как очень свежий пример появился на "предвыборном приднестровском горизонте" Тарлев, бывший молдавский премьер, экс-друг Воронина и потом резкий его оппонент (по отдельным предвыборным высказываниям даже лютый его враг), и настоящий, т.е. новый, друг Приднестровья. Он и его посыльные замельтешили в Тирасполе накануне апрельских парламентских выборов 2009 года в РМ, всерьез убеждая в необходимости участия всех приднестровцев, имеющих молдавское гражданство, в молдавской кампании голосовать за Тарлева, потому что Тарлев - центрист, а не проклятый коммунист-воронинец, потому что Тарлев - это федерализация и сближение с Россией, потому что Тарлев - это почти что практическая реализация приднестровского референдума от 2006 года (по итогам проведённого 17 сентября 2006 года в ПМР референдума, более 97% избирателей высказались за независимость Приднестровья от Молдавии с последующим вхождением в состав России - прим. ИА REGNUM Новости). Повторимся, таких примеров тьма. И все они - один позорнее другого.

Есть и другие примеры безотказно действующего приднестровского механизма, этого российского форпоста в регионе, способного добраться и до высоких внешнеполитических вопросов, продолжает "НИКА-пресс". Вот Москва начала вывозить из Приднестровья военную технику, а приднестровские женщины легли на рельсы: это добро всего приднестровского народа, и никому не позволим его разбазаривать. Все понимают все, а возьми-ка и хоть на метр подвинь в сторону России эшелон, груженный тяжелой техникой! Начала взрывать Москва свои боеприпасы на территории ПМР. Ну, день, другой... А потом как встали приднестровские общественники, как сказали про загрязнение окружающей среды, да про экологию, да про здоровье подрастающего поколения...

Конечно, сегодня никто в Приднестровье никаких избирательных участков не откроет и не станет, скажем, организовывать доставку желающих проголосовать к молдавским избирательным урнам, пишет "НИКА-пресс". И при условии возмещения затрат и даже получения от перевозок неплохой прибыли это исключено. Принципы, знаете ли. И Кишинев не справится с работой по открытию в Приднестровье избирательных участков, даже если ему сегодня дадут "добро" в Тирасполе. Но подумаем вместе: а как могли бы голосовать приднестровские избиратели на ноябрьских выборах после всего, что сделано и сказано за все годы "холодного мира"? К практическим событиям в урегулировании конфликта этот вопрос не имеет никакого отношения. А вот теоретизирование на тему даст точное представление о том, "как все запущено", как глупо выглядит возня вокруг разных переговорных форматов и прочих телодвижений и сотрясания воздуха о перспективах реинтеграции.

Считается, что сегодня приднестровцы с молдавским гражданством, дай им волю - оказали бы доверие ПКРМ и Воронину, что на предложение выбрать между двух для себя зол (между коммунистами-воронинцами и либералами Гимпу-Филата) они предпочтут первых, хотя бы потому, что их поддерживает (опять и почему-то) Москва, продолжает "НИКА-пресс". Кстати сказать, накануне апрельских выборов 2009 года Воронин об этом говорил открыто: приднестровцы не поддержат ни одну молдавскую партию, ведущую страну в НАТО. ПКРМ против НАТО. Значит ПКРМ вправе рассчитывать на антинатовскую приднестровскую природу? Все не так. Антинатовская природа - да, но и антиворонинская природа - тоже да. Про Воронина в Приднестровье сказано больше отрицательного, чем про НАТО: он и предатель интересов России в регионе, он и ненадежный партнер не только Москвы, но и Запада; про низкую культуру Воронина и про его жажду власти сказано в большой и, надо думать, еще неоконченной серии басен, опубликованных в местных СМИ. Над ним здесь просто ржут, да так громко и с таким удовольствием, что были отмечены попытки гонцов от Воронина выяснить в журналистской среде Приднестровья, кто на самом деле является автором этих басен. Будет здорово, когда (допустим такой феномен) выяснится, что автор не один, а много, и что они живут в разных районах Приднестровья. У приднестровцев (особенно у хозяйственно-чиновничьей их части) накопилось много претензий к московской политике в регионе, но сегодня проголосовать за партию Воронина тем, кто вчера еще проголосовал за независимость ПМР и за сближение с Россией, значит прослыть такими же беспринципными, как вся его партия и он сам. И такими же бесперспективными, как вся коммунистическая Молдавия.

Считается также, что много голосов поддержки в Приднестровье могли бы получить либералы и либеральные демократы, пишет "НИКА-пресс". С виду парадоксальное суждение имеет вполне логичное объяснение: чем крепче в РМ власть прозападных, прорумынских, пронатовских политических сил, тем больше шансов у непризнанной республики стать признанным государством. Россия в такой ситуации точно не оставит свой форпост, а в случае вынужденного вывода своих войск из республики так все повернет, что Приднестровье с помощью и при участии Москвы еще больше укрепит обороноспособность и окончательно получит недвусмысленную, как сейчас, идеологическую, дипломатическую и информационно-духовную опоры.

Между двумя крайностями: ПКРМ и либерально-демократической коалицией - маячит Демократическая партия Лупу, подает Приднестровью сигналы, усиленные союзом с партией "Единая Россия", продолжает "НИКА-пресс". Чем не сила? Чем не перспектива для ПМР? Чем не предложение голосовать за Лупу? Но приднестровцы скорее предпочтут по-прежнему оставаться в глазах, так сказать, мировой общественности сепаратистами, чем глупцами и "залуповцами". Им со стороны виднее перспективы кишиневской партийной жизни, им понятнее, как и почему получивший приднестровскую поддержку Лупу создаст союз с ПКРМ, и окажется в итоге, что они своими руками вернули воронинцев к власти. То есть тех, кто принес Приднестровью не меньше зла, чем первый президент РМ со своей командой.

Мелкие молдавские партии, всегда и сейчас тоже толкающиеся накануне выборов в РМ возле приднестровских властей и просящие то денег, то поддержки (чаще и того, и другого), а также подсказывающие, что об их политических настроениях надо бы сообщить Москве (такая подсказка Москве из Тирасполя, конечно, куда эффективнее, чем из Кишинева), Тирасполь давно не интересуют, пишет "НИКА-пресс". Выборы в соседнем государстве, как говорят здесь, - это выборы в соседнем государстве, в чьи дела Приднестровье уже давно не вмешивается, подводит итог агентство.

Молдавия - Румыния: "Руководство Румынии сделало ставку на Филата и его партию"

Соглашение о режиме молдавско-румынской границы, подписанное 8 ноября в Бухаресте в ходе Дунайского саммита, ставит вопрос о внешнеполитических приоритетах и ориентирах молдавского правительства, и прежде всего его главы, лидера ЛДПМ Владимира Филата, пишут "Молдавские ведомости". Премьер действовал и в этом случае в своей традиционной манере - без предварительного согласования действий с партнерами по правящему Альянсу и, естественно, с присвоением всех заслуг в достижении внешнеполитического успеха персонально себе. В формировании системы молдавско-румынских отношений на современном этапе на протяжении более года участвовали все партии АЕИ, однако Филату еще раз потребовалось показать, что все серьезные сдвиги в молдавской политике достигаются исключительно его усилиями, при этом его партнеры выступают в качестве "гарнира".

Впрочем, политический смысл подписания этого технического документа намного шире не только протокольно-дипломатических аспектов, но и проблемы устоявшихся методов ведения избирательной кампании лидером либеральных демократов, продолжают "Молдавские ведомости". Методов, постоянно подрывающих единство партий Альянса. Визит премьера Молдавии в Бухарест 8 ноября носил знаковый характер. Основным его содержанием было окончательное определение позиции официального Бухареста в отношении расстановки сил в Молдавии в преддверии выборов. С предельной ясностью руководство Румынии дало понять - в осуществлении своей политики в отношении нашей страны оно сделало ставку на Филата и его партию.

На протяжении всего периода нахождения у власти АЕИ ведущую роль в развитии молдавско-румынских отношений играли Либеральная партия (ЛПМ) и Михай Гимпу, пишут "Молдавские ведомости". Активизация "румынской политики" Молдавии - в первую очередь заслуга главного молдавского либерала, длительное время Бэсеску и его команда оказывали явное, демонстративное предпочтение именно ЛПМ. Однако в процессе подготовки и заключения двустороннего Соглашения о режиме границы роль Гимпу и его партии абсолютно не прослеживается.

"Смена предпочтений" руководства Румынии началась еще в минувшем августе - после встречи с врио президента Молдавии Траян Бэсеску внезапно приглашает в Яссы отдыхавшего в то время в Греции Филата, продолжают "Молдавские ведомости". На переговорах с премьером Молдавии президент Румынии сообщает о непосредственной готовности начать предоставление помощи пострадавшим от наводнения в Припрутье. В результате все лавры от этой победы достаются Филату, а не Гимпу, который до этого играл роль главного соискателя для Молдавии румынской помощи.

Подписание Соглашения о режиме границы - своего рода финальный аккорд, пишут "Молдавские ведомости". Официальный Бухарест окончательно переориентировался с Гимпу и его партии на Филата и ЛДПМ. Интересно, что еще в октябре Бэсеску заявлял о готовности санкционировать подписание Соглашения о границе, чтобы - в пику коммунистам - поддержать весь АЕИ. Однако единственными бенефициариями этого "жеста доброй воли" оказались премьер Молдавии и либеральные демократы. В свою очередь румынская сторона получила давно ожидавшиеся политические бонусы.

Здесь нелишне напомнить о главной причине того, почему так долго рождался документ о границе между Молдавией и Румынией, продолжают "Молдавские ведомости". Молдавская сторона стремилась придать документу характер политического договора, определяющего вопросы статуса общей границы, Румыния настаивала на сведении договоренностей к чисто техническому соглашению, затрагивающему лишь вопросы режима трансграничных взаимодействий. Филат 8 ноября подписал документ, полностью реализующий установки румынской стороны. Это первый бонус. Стоит ли сомневаться, что теперь ЛДПМ получит от Бухареста не только масштабную, но и предельно интенсивную электорально-политическую поддержку?

Разграничение вопроса о границе на "политические" и "технические" аспекты не следует привязывать исключительно к враждебной политике бывших молдавских правителей-коммунистов в отношении Румынии, пишут "Молдавские ведомости". Для воронинцев разногласия Кишинева и Бухареста по данной теме были всего лишь средством до предела испортить отношения двух стран. Воронинская администрация преследовала свои узкопартийные интересы. На приоритетности "политического" характера этого документа постоянно настаивала ДПМ. Она выдвигала на первый план необходимость четко определить равноправность молдавско-румынских отношений. Ведь в политике Бэсеску явно нарастали унионистские тенденции. Владимир Филат вышел из ДПМ, создал собственную партию и выбрал иной вариант решения вопроса о границе, тот, который, по оценкам экспертов, стимулирует унионистские тенденции и создает условия для постепенного продвижения межгосударственной интеграции Молдавии и Румынии. И это еще один бонус для Румынии.

Довершает картину вопрос о статусе подписантов Соглашения, продолжают "Молдавские ведомости". Политический документ такого характера требовал бы подписи глав государств, техническое соглашение не соответствует премьерскому уровню - достаточно было бы просто глав пограничных ведомств. Тем не менее, 8 ноября в Бухаресте была организована демонстративная акция, призванная повысить значимость фигуры Филата в глазах сторонников молдавско-румынского сближения и интеграции по обе стороны Прута. При этом премьер Румынии Эмиль Бок на церемонии подписания не присутствовал. Румынская сторона ограничилась участием главы МИДа Теодора Баконски.

В течение практически всего периода нахождения у власти АЕИ Филату удавалось успешно выдерживать роль вполне корректного и умеренного сторонника сближения с Румынией, избавленного от крайностей, которыми грешат некоторые другие молдавские политики, пишут "Молдавские ведомости". События 8 ноября ставят под серьезное сомнение эти "корректность" и "умеренность". Позиция Бэсеску в вопросах "молдавской политики" хорошо известна, маловероятно, что президент Румынии стал бы делать ставку на молдавского политика, который эту позицию не разделяет и не проявляет готовности содействовать реализации планов румынских властей. Известно, что ЛДПМ и ее лидер в ходе избирательной кампании делают серьезную ставку на продвижение добрых отношений с Москвой и на завоевание симпатий определенной части русскоязычного электората. Бухарестские демарши Филата, характер подписанного 8 ноября Соглашения и явные знаки внимания, оказываемые ему со стороны руководящих кругов Румынии, ставят под вопрос реализуемость этих планов, подводит итог издание.

Договор о границе или техническое Соглашение о режиме границы? - задается вопросом "Независимая Молдова" в материале на эту тему. Как-то не вяжется одно с другим. Помнится, не так давно, буквально во время предыдущей избирательной кампании, нынешний премьер-министр торжественно всех заверял, что не станет участвовать в разрезании "торжественных ленточек". Многие тогда даже поверили в искренность сказанного. Стоило, однако, Владимиру Филату вкусить из сладкого пирога власти, как с тех пор не утихают торжественные фанфары по поводу мероприятий с разрезанием ленточек... Гул фанфар по всей стране разносится.

Порой кажется, что уже ножницы отупели от стольких ленточек разрезанных и торжественных мероприятий, организованных всевозможными институтами, федерациями, и прочими увеселительными кампаниями, пишет "Независимая Молдова". Даже праздничные ленточки перекрасили в зеленый цвет партии премьер-министра. На концертах бывает, на футбольных матчах побывать успевает тоже, и не только успевает, а и приднестровский вопрос в перерывах между двумя таймами решает. Во как надо работать. Не жалеючи себя ради страны!

Теперь очередь дошла и до Бухареста, продолжает "Независимая Молдова". Торжественные фанфары продолжают свое шествие по стране. Теперь эти фанфары перешли братскую реку Прут. После пышных торжеств, связанных с разрезанием колючей проволоки, дошло время и до серьезных документов. Информационные агентства чуть ли не с пометкой "Срочно!" передавали информацию о подписании в Бухаресте выстраданного и долгожданного Договора о границе с Республикой Молдова. О Базовом договоре пока ни слова не сказано. Договор ли это на самом деле? Думается, с фанфарами придется обождать. И не забудьте, что на дворе предвыборная кампания, а в период выборов подписание такого документа может принести сумасшедшие дивиденды. И нет уже никаких сомнений в том, что в Молдавии, а может быть, и на обоих берегах Прута, в ближайшее время снова начнут отплясывать праздничную хору вокруг этого Договора, выдавая, естественно, его подписание как несомненную победу партии Филата. И обязательно при этом подчеркнут: посмотрите, какие нехорошие коммунисты! Восемь лет были у власти и не смогли подписать. А мы пришли и сразу договорились.

Стоп. Давайте лучше разберемся, что это за договор и с чем он кушается, пишет "Независимая Молдова". Потому что есть одна заковырка небольшая. И парочка вопросов к ней имеется. Точнее, их несколько, но обо всех по порядку. Во-первых, сторонникам Филата не стоит так уж радоваться. Скорее всего, победа на этот раз на стороне оппозиции. Партия коммунистов с чистой совестью, спокойно могла бы, мягко говоря, "накрывать столы" и праздновать победу. Еще одну победу. Очередную победу как плод многолетнего труда и усилий. Ведь не следует забывать, что именно коммунисты настаивали все предыдущие восемь лет на подписании основополагающих документов между Республикой Молдова и Румынией - Базового договора и Договора о границе. И всеми правдами и неправдами сопротивлялась этому подписанию Румыния.

Но это только на первый взгляд победа, продолжает "Независимая Молдова". Наверняка Партия коммунистов понимает, что к подписанному документу имеются несколько довольно существенных вопросов. Первый, и самый главный из этих вопросов: является ли это действительно Договором о границе или в Бухаресте был подписан румынский вариант документа, название которого звучит как Соглашение. То есть, межгосударственный Договор о государственной границе и техническое Соглашение о режиме границы - это, как нам кажется, с юридической точки зрения и с дипломатической тоже - как говорят в Одессе, две большие разницы. Потому что межгосударственнывй Договор о границе - это одно, а техническое соглашение о режиме границы - это уже из другой оперы. Во-вторых, почему такая странная таинственность при подписании Договора? До того все покрыто тайной, что молдавские журналисты узнали почему-то о его подписании из румынской печати? Где транспарентность, где текст самого Соглашения, которое подписал Филат?

Вопрос второй. Молдавия за этот последний год вообще превратилась в страну, в которой непонятно что творится, кто есть кто и кто за что отвечает, пишет "Независимая Молдова". В книжках о тонкостях дипломатии есть такое понятие, как паритет. Именно паритет подразумевает, что при подписании таких важных документов, как Договор о государственной границе, соблюдение этого правила обязательно! И в этой связи хотелось бы узнать, почему Договор (пускай даже и Соглашение) подписывает со стороны Молдавии Владимир Филат, а со стороны Румынии всего лишь министр иностранных дел? Почему не ставит свою подпись под этим документом румынский "визави" молдавского председателя правительства? Не говоря уже о том, что под такими важными документами должна стоять подпись только и исключительно руководителей государств. В данном случае речь идет о президенте Румынии Траяне Бэсеску и о нашем врио президента Михае Гимпу. Какой-никакой, но Михай Гимпу пока что исполняет роль главы государства. Так почему же документ подписывает премьер-министр? Или Михай Гимпу агитацией занят? Впрочем, сдается нам, что и сам Договор-соглашение - чистой воды агитация, подводит итог издание.

Приднестровское урегулирование: "Продвижение переговоров возможно, только если ЕС удастся "смягчить" Россию"

Отношения Евросоюза и России сильно привязаны к диалогу между тремя европейскими "грандами" - Медведевым, Меркель и Саркози, которые недавно встретились во французском местечке Довиль, пишет Azi.md. В повестку дискуссий вошли такие вопросы, как председательство Франции в "большой восьмерке" и "большой двадцатке", ситуация на Ближнем Востоке, ядерная программа Ирана, многостороннее сотрудничество ЕС и России, в том числе в области европейской безопасности. Вопреки многочисленным спекуляциям, появившимся в молдавских СМИ, приднестровская тематика не значилась среди главных вопросов трехстороннего саммита. Приднестровский конфликт упоминался лишь вскользь в конце итоговой политической декларации, принятой по завершению саммита.

Колебания между тремя столицами обусловлены возрастающей взаимозависимостью между Россией, Францией и Германией, продолжает Azi.md. Пророссийская риторика лидеров европейских держав обусловлена целым рядом причин. Это и поставки российских энергоресурсов в Германию, и приобретение Россией французского вооружения в рамках процесса модернизации российских вооруженных сил, запланированной до конца 2014 года. Кроме того, Россия играет активную и важную роль в большинстве переговорных процессов по урегулированию международных конфликтов.

Однако, если вопросы, касающиеся поставок российского природного газа Германии (особенно после запуска газопровода "Северный поток") или закупок французского оружия Россией были затронуты вскользь, то важность российского фактора в урегулировании различных международных конфликтов занимала одно из центральных мест. Россия присоединилась к позиции Германии и Франции по таким чувствительным вопросам, как палестино-израильский конфликт или ядерная программа несговорчивого Ирана. Взамен Москва получила принципиальное согласие Франции и Германии относительно совместной работы по обеспечению евроатлантической и евразийской безопасности, но с некоторыми оговорками.

Кремль нуждается в Европе из-за ее огромных инвестиционных и техническо-новаторских возможностей, которые нужны России для модернизации своей экономики, чтобы минимизировать зависимость от добывающей промышленности и сократить отставание в развитии со странами ЕС, пишет Azi.md. Такая цель выводит переговоры о либерализации визового режима между ЕС и Россией на вершину действий, направленных на активизацию и функциональность "Партнерства для модернизации". Устойчивость этой инициативы категорически зависит от способности и условий проникновения европейских деловых кругов на территорию России. Во французском варианте итоговой декларации "большой тройки" отмечается необходимость достижения конкретного прогресса для определения этапов либерализации визового режима с учетом задач, поставленных Еврокомиссией. Однако, желая показать российской общественности автономию в вопросе упрощения визового режима с ЕС, Кремль настаивает в русском варианте трехсторонней декларации на двусторонних обязательствах, отказываясь признать публично односторонние обязательства Москвы перед европейскими лидерами.

Анализируя текст довильской декларации Саркози, Меркель и Медведева можно найти достаточно противоречивых формулировок, которые развеивают укоренившееся в европейских и отечественных СМИ мнение о полной гармонии между этими тремя лидерами, продолжает Azi.md. Во-первых, можно отметить трудный характер переговоров о создании Комитета Россия-ЕС на уровне министров иностранных дел, предложенного на базе Меморандума, подписанного по итогам встречи Медведева и Меркель 5 июня 2010 года. За исключением обещанной помощи "сотрудничества в области внешней политики и безопасности" в декларации ничего не говорится о "Российско-европейской комиссии", о создании которой российская и германская стороны говорили почти пять месяцев назад. На это могут быть свои причины: или "постарался" президент Франции, обеспокоенный слишком тесными связями между Москвой и Берлином, или же инициатива создания "Комиссии" вызывает недоверие среди некоторых стран ЕС, которые боятся возможного латентного вмешательства Кремля в европейскую политику безопасности и внешние связи.

Несоответствия в отношениях между тремя лидерами можно наблюдать, когда упоминается о безопасности на евроатлантическом и евразийском пространстве, пишет Azi.md. Подход России отличается от позиции германо-французского тандема. В отличие от создания панъевропейской системы безопасности, в пользу которой активно высказывается Москва, лидеры Франции и Германии считают, что вопросы безопасности должны быть приоритетом ОБСЕ. Так, в тексте трехсторонней декларации полностью отсутствует идея о разработке нового договора о европейской безопасности, хотя официальные кремлевские источники и говорят о том, что этот вопрос был одним из важнейших на саммите в Довиле.

Элемент двусмысленности был внесен в текст довильской декларации по части "совместного сотрудничества в конкретных областях с целью укрепить взаимное доверие и способствовать коллективным действиям по предотвращению и регулированию кризисов", продолжает Azi.md. Расхождение заключается в том, что Меморандум, подписанный ранее Медведевым и Меркель, намного четче обозначает каким должно быть российско-европейское сотрудничество в вопросах безопасности. Там акцент ставится на выработку рекомендаций по конкретным вопросам сотрудничества, включая различные конфликты и кризисные ситуации, в содействии урегулированию которых участвуют Россия и Евросоюз в рамках соответствующих международных форматов.

Разницу в тональности можно отметить и относительно приднестровского конфликта, который по сравнению с российско-германским меморандумом от 5 июня 2010 года внесен в общий контекст "замороженных" конфликтов, пишет Azi.md. В довильской декларации рекомендуется "способствовать коллективным действиям по предотвращению и регулированию кризисов, включая продвижение к решению затяжных конфликтов, таких как приднестровский", вместо "сотрудничать в направлении разрешения приднестровского конфликта, для достижения ощутимого прогресса в рамках формата 5+2" (Молдавия, Приднестровье - стороны конфликта, Россия, Украина - страны-гаранты, ОБСЕ - посредник, Евросоюз и США - наблюдатели, - прим. ИА REGNUM Новости), как отмечалось в российско-германском меморандуме. Согласно меморандуму, это сотрудничество может включать совместные мероприятия России и ЕС, которые гарантировали бы плавный переход от нынешней ситуации к финальной стадии урегулирования конфликта на Днестре. Несмотря на эти хорошо замаскированные разногласия, лидеры России, Франции и Германии приветствовали саммит в Довиле, предложив организовать подобные встречи и в дальнейшем.

В Кишиневе ожидания были чрезмерно грандиозными относительно трехстороннего саммита в Довиле, продолжает Azi.md. Кроме общего заявления о поиске решений для "замороженных" конфликтов, в довильской декларации не говорится ничего конкретного непосредственно о приднестровском конфликте. Некоторые считают это упоминание успехом, однако, по сравнению с российско-германским меморандумом это шаг назад. Причины этой "дисквалификации" могут быть разные: от давления со стороны Москвы до объективного понимания лидерами трех стран политической ситуации в Молдавии, где началась избирательная кампания к досрочным парламентским выборам, которые пройдут 28 ноября.

В то же время после саммита Медведев дал понять, что у России, Германии и Франции есть потенциал для разрешения самых разных конфликтов, в том числе и тех, которые относятся к числу "замороженных", пишет Azi.md. Президент России перечислил также ряд необходимых условий для возобновления переговоров в формате "5+2". По словам Медведева, для этого, прежде всего нужно, чтобы все стороны, вовлеченные в конфликт, занимали конструктивную позицию. Президент России отметил также, что власть в Молдавии находится в "довольно неопределенном состоянии - впереди выборы". Медведев уточнил, что переговоры по урегулированию могут быть возобновлены в случае, когда возникнут переговорные стороны, а переговорная сторона - это та, которая имеет полномочия. Кроме позиции Кишинева и Тирасполя возобновление зависит также от Румынии и Евросоюза. В действительности, Москва впервые так воспринимает Бухарест в вопросе приднестровского урегулирования. Говоря об этом, Медведев имел в виду и неподписанные молдавско-румынские документы: базовый договор и договор о границе. Этот же вопрос затронула и Ангела Меркель, которая настояла на том, чтобы уточнить с президентом Румынии Траяном Бэсеску этап переговоров по поводу договора о молдавско-румынской границе. Более того, вопрос о роли Румынии возник благодаря тому влиянию, которое эта страна может оказать на избирательный процесс в Молдавии, путем оказания поддержки определенным политическим силам из правящего альянса. Это может привести к тому, что Кремль и дальше будет игнорировать эти силы, даже после выборов, в случае их прихода к власти. По словам российских властей, такая ситуация косвенно может держать "под шахом" процесс приднестровского урегулирования.

Независимо от фрагментированных дискуссий, которые велись до настоящего времени относительно урегулирования приднестровского конфликта, продвижение переговоров возможно только, если ЕС удастся "смягчить" Россию, продолжает Azi.md. Это можно сделать путем предоставления четкой перспективы создания новой архитектуры безопасности, взамен некоторым уступкам в приднестровском вопросе. Другой вариант, это убедить Кишинев пойти на краткосрочный компромисс с Тирасполем, чтобы развивать меры по укреплению доверия между правым и левым берегами Днестра на стратегическую перспективу. Четкое позиционирование приднестровской проблемы в наборе координат основных игроков на международной арене, включая ЕС, будет содержаться в итоговой декларации ОБСЕ, которую планируется подписать на саммите этой организации в декабре. Тогда же состоится и саммит на высшем уровне Россия-ЕС, подводит итог издание.

Пресс-служба посольства Российской Федерации в РМ распространила сообщение, уточняющее отдельные высказывания посла РФ Валерия Кузьмина на конференции "Демаркация и делимитация границ: международный опыт", пишет "НИКА-пресс". В частности, предлагается считать мнение посла следующим образом: "... С юридической точки зрения Республика Молдова не является унитарным государством, поскольку включает два автономных территориальных образования: Гагаузию и Приднестровье...".

Как заявили "НИКА-пресс" в тираспольской администрации, в коридорах власти ПМР предпочли не обратить внимания на мнение посла, считающего Приднестровье входящим в состав Молдавии на правах автономного территориального образования государством, и заявили, что ни высшее руководство республики, ни ее политический класс и общественность до сих пор не давали повода думать о готовности отказаться от фундаментального пути, за который проголосовали на сентябрьском референдуме 2006 года, т.е. от действий, направленных на признание государственности ПМР, ее суверенитета и территориальной целостности и на сближение с Российской Федерацией. Здесь также отметили, что во всех интервью, данных за последние месяцы, в том числе и в связи с двадцатилетней годовщиной создания ПМР местным и зарубежным средствам массовой информации, президент республики Игорь Смирнов неизменно говорил об этих целях, как о ценностях, не подлежащих пересмотру или, тем более, отзыву, пусть даже по самым веским основаниям. В свою очередь, кишиневские эксперты усмотрели в высказываниях посла Кузьмина торопливые (имеется в виду, что они появились задолго до объявления итогов парламентских выборов РМ и формирования высших властных структур) напоминания о том, что Москва не исключает продолжения консультаций о применении основных положений "меморандума Козака" для окончательного и устойчивого урегулирования приднестровского конфликта.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.