Сергей Шиптенко: Нефтяные проблемы Белоруссии: хроника текущего кризиса

Москва, 10 ноября 2010, 23:58 — REGNUM  

Начало ноября в белорусском экспертном сообществе ознаменовалось очередным всплеском интереса к теме белорусского ТЭК. В центре внимания - переговоры о ставках транзита российской нефти по территории Белоруссии, вопрос взимания Россией пошлин с экспортируемых союзницей нефтепродуктов (выработанных из российской нефти), а также о ставках транзита российского газа по территории Белоруссии, объемах и стоимости его закупки в РФ с 2011 года. На этом фоне не менее интересные темы, например, диверсификация белорусского импорта электроэнергии отошли на второй план.

Сегодня Белоруссия покупает 6,3 млн тонн российской нефти, не облагаемой вывозными пошлинами (т.е. по внутрироссийской цене). Согласно достигнутым в конце 2009 года двусторонним договоренностям, данный объем полностью покрывает потребности РБ. В конце текущего года выяснилось, что потребности РБ в объемах беспошлинной нефти выросли, а сам год прошел в судебных тяжбах в Экономическом суде СНГ, где официальный Минск пытался принудить Москву отказаться от взимания вывозных пошлин на нефть.

10 ноября глава налогового департамента Минфина РФ Илья Трунин сообщил журналистам, что принятое российскими властями решение о повышении экспортной пошлины на нефтепродукты не привязано жестко к 2011 году. Он также не дал гарантий, что таковое непременно произойдет в 2011 году. Вместе с тем, белорусское правительство уже объявило о том, что плата за транзит российских углеводородов в 2011 вырастет. Речь идет, прежде всего, о транзите газа, но все прекрасно понимают, что вопросы торговли/транзита нефтью и газом сплетены в гордиев узел - особенно, когда речь идет об отношениях между Минском и Москвой.

Делу мало помогает Таможенный союз, эволюционирующий в ЕЭП. Сегодня Илья Трунин сообщил о "пяти принципах Таможенного союза", касающихся белорусско-российской проблематики: "Первое: взаимная торговля осуществляется без взимания экспортных пошлин, второй принцип - мы сохраняем свое право увеличить экспортную пошлину на нефтепродукты до вывозной пошлины на нефть, третий - Белоруссия не предпринимает дополнительных усилий, чтобы субсидировать свою нефтепереработку, четвертый - если мы примем решение о повышении пошлины на нефтепродукты до пошлины на нефть, мы вправе субсидировать свою нефтепереработку, пятый - Белоруссия взимает пошлины на нефть и нефтепродукты со всего объема экспорта из России и перечисляет в российский бюджет".

Примечательно, что речь идет именно о дополнительных субсидиях белорусским НПЗ, т.к. власти РФ намерены продолжить субсидирование своих НПЗ.

Срок действия подписанного 27 января 2010 года межправительственного белорусско-российского протокола о торговле нефтью истекает 31 декабря, продолжение спора о нефтепошлинах в Экономическом суде СНГ отложено до 2011 года. Ситуация осложняется информационно-психологической войной между Минском и Москвой, ставящей под угрозу не только ход переговоров по нефтегазовым вопросам, но и признание Москвой итогов президентской кампании в декабре 2010 года. Все идет к тому, что в декабре Россия может объявить о прекращении поставок нефти в Белоруссию по "льготной" цене и значительному сокращению транзита нефти через Белоруссию в связи с запуском нефтепровода БТС-2.

В конце октября аналитики рынка отметили завершение российскими компаниями ряда важных проектов. Президент России принял участие в запуске первой очереди комплекса нефтеперерабатывающих и нефтехимических заводов ОАО "ТАНЕКО". Компания "Транснефть" приступила к прокачке технологической нефти для заполнения отвода от нефтепровода ВСТО в направлении Китая - строительство российско-китайского нефтепровода завершено в сентябре 2010 года. Мощность трубопровода - 15 млн т нефти в год, по контракту нефть начнет поставляться в Китай с 1 января 2011 года.

Однако, самым важным в контексте "нефтяных войн" между Минском и Москвой стало известие о том, что 28 октября 2010 года в районе порта "Усть-Луга" Ленинградской области прошла сварка заключительного стыка линейной части нефтепровода "Балтийская трубопроводная система-2".

"БТС-2 будем загружать нефтью "Дружбы", которая пока идет на Гданьск, разгрузим немного Приморск, поскольку он работает на пределе, а также снимем сырье с направлений Броды - Одесса и Броды - Южный", - заявил первый вице-президент ОАО "АК "Транснефть" Михаил Арустамов. - "Теперь БТС-2 всегда может сыграть роль резерва. Не побоюсь такого сравнения: она, как атомная бомба, - средство сдерживания, гарантия от политического шантажа. Например, если вдруг возникнут проблемы с прокачкой по "Дружбе", мы сможем пустить нефть по БТС-2. И хотя окружным путем, но ровно те же объемы бесперебойно будут поступать европейским потребителям".

Собственно, понятно, в случае чего российские экспортеры опасаются проблем с "Дружбой". Очевидно, что перспектива остаться без доходов от транзита нефти резко активизировала сговорчивость белорусской стороны в вопросе перечисления в российский бюджет экспортных пошлин при торговле нефтепродуктами, выработанными из российской нефти.

Как стало известно 10 ноября, участники Таможенного союза договорились о том, что Белоруссия будет перечислять свои пошлины на нефть и нефтепродукты в российский бюджет - об этом сообщил прессе Илья Трунин. Правда, данную информацию не подтвердили в Минске - официальное информагентство БелТА и ряд других источников продолжали тиражировать заявления первого вице-премьера Владимир Семашко, который назвал предложенный российским правительством вариант взимания нефтепошлин "крайним, наихудшим". Еще ранее замминистра иностранных дел республики Андрей Евдоченко заявил, что по состоянию на конец октября Белоруссия вообще не получала от России официальных предложений по разделу экспортных пошлин - МИД не устроила форма, в которой была подана инициатива российской стороны. Следует в связи с этим, отметить, что российские власти тоже не устраивает форма общения с официальным Минском посредством российских региональных журналистов или польских СМИ. Тем не менее, 10 ноября ряд СМИ сообщили о том, что министр экономики Белоруссии Николай Снопков согласился с предложением России о взимании Минском пошлин на нефть и нефтепродукты с перечислением таковых в российский бюджет.

Ситуацию сложно понять, учитывая столь богатую палитру заявлений из официального Минска. Тем не менее, представитель российского Минфина Илья Трунин сообщил прессе как о свершившемся: "Белорусы взимают пошлины на нефть и нефтепродукты и перечисляют в российский бюджет. Сейчас идет работа, как белорусы будут технически платить России".

Проработка вопроса оплаты связана с тем, что в ходе переговоров белорусская сторона заявила об отсутствии у нее оптимизированного для такого соглашения механизма взимания вывозных экспортных пошлин и начала настаивать на том, чтобы решить вопрос как-нибудь иначе. В конечном итоге, если доверять распространенной 10 ноября российскими СМИ информации, представители Белоруссии согласились перечислять в бюджет России только те вывозные пошлины, которыми будут облагаться белорусские нефтепродукты, выработанные из российской нефти. Что касается нефтепродуктов, выработанных из венесуэльской нефти, то российская сторона на них не претендовала. Собственно белорусской "речицкой" нефти (1,7 млн тонн) и раньше было недостаточно для загрузки двух мозырьского и новополоцкого НПЗ, поэтому таковая "в старые добрые времена" шла преимущественно на экспорт, в частности - в Польшу.

В нынешнем контексте важно понимать то, что Россия устраняет сразу двух посредников на пути своих углеводородов в ЕС - Белоруссию и Украину, столь тесно сплотившихся вокруг транзита венесуэльской нефти по трубопроводу "Одесса-Броды". Кстати, у данного нефтепровода есть и российские акционеры, которых почему-то не пригласили за стол переговоров правительственные делегации, решавшие вопрос аверсной перекачки нефти. Более того: украинские чиновники поспешили заявить о том, что не давали никаких гарантий российским партнерам относительно использования "незагруженной трубы".

Официального комментария от ТНК-ВР по возникшей ситуации пришлось ждать долго. Но разъяснил ситуацию первый вице-президент ОАО "АК "Транснефть" Михаил Арустамов: "Вся история проекта аверса нефтепровода Одесса - Броды изначально в большей степени связана с политическими играми, чем с реальной экономической целесообразностью. Очевидный факт: наши западные соседи заведомо проигрывают, но в силу иррациональных причин продолжают следовать тем же курсом" - то есть, отказываться от российской нефти в пользу венесуэльской. "Что касается маршрута Одесса - Броды, то Украина действительно сейчас озабочена вопросом, каким сырьем его загрузить. Из Черноморского бассейна нефть туда не пойдет... Россия активно использовала маршруты Броды - Одесса и Броды - Южный, когда у нее был недостаток экспортных мощностей. В результате ввода в строй ТС ВСТО этот дефицит резко сократился. В январе 2011-го, с началом перекачки 15 млн т нефти в Китай, он практически исчезнет. Загружать чужие порты в ущерб своим мы, конечно, не будем. Это не по-хозяйски".

Таким образом, не исключено, что Виктору Януковичу в срочном порядке придется проследовать маршрутом Александра Лукашенко. Кстати, сегодня Украина - важнейший партнер Белоруссии в торговле нефтепродуктами. Южной соседке белорусское правительство продает нефтепродукты дешевле, чем собственному населению. В результате цены на автозаправках в Киеве и Минске почти идентичны.

Украина покупает углеводороды из России за большую цену, чем Белоруссия. Сегодня ей недорого обходятся нефтепродукты белорусских НПЗ, выработанные из венесуэльской нефти. По всей видимости, белорусские власти справились с задачей предпродажной подготовки новополоцкого "Нафтан"-"Полимир": загрузка сырьем почти обеспечена, рынок сбыта продукции - понятен и т.д. Белорусские власти делают заманчивое предложение Уго Чавесу, вынашивающему планы модернизации венесуэльской экономики. Ведь предлагаемый комплекс - это не только площадка для переработки венесуэльской нефти, но и профильные активы нефтехимической отрасли с их квалифицированным персоналом, технологиями... Но старый десантник не так прост, как кажется.

Еще недавно белорусские стратеги мечтали об экспансии белорусских нефтепродуктов, выработанных из российской нефти (закупаемой не по рыночной цене) не только на Украине, но и в Прибалтике. Экспортные поставки белорусского мазута и бензина росли с каждым годом. До недавнего времени основной статьей доходов от экспорта была именно торговля нефтью и нефтепродуктами. Но амбициозные планы (как и доходы бюджета РБ) подкосили известные политические проблемы между Москвой и Минском. Кто знает, какова была бы цена нефти и газа для Белоруссии в 2011 году, не будь перипетий последних двух лет.

Сегодня белорусское правительство больше беспокоит проблема привлечения прямых иностранных инвестиций, нежели экспансия нефтепродуктов. Однако, получается так, что инвесторы с их ПИИ не спешат в Белоруссию. Несмотря на все рейтинги, "портфельные" инвестиции обходят стороной страну, позиционирующую себя не только как "центр Европы", но и как ее "сердце" (рекламный ролик на "Евроньюс"). Таковые идут в Польшу, Россию, но чудесным образом игнорируют "белорусскую модель", словно "перепрыгивая" через "геополитический мост".

Тема о привлечении 15 миллиардов китайских инвестиций оказалась достаточно непростым вопросом. Как выяснилось, речь идет не только о "связанных" кредитах, но о товарных кредитах. В принципе, китайским товарищам все равно, кому сбывать свою продукцию. И если у белорусской стороны есть имиджевые запросы накануне даты голосования - даже без проработанных бизнес-планов и ясных перспектив сбыта продукции "модернизированных гигантов", то можно их удовлетворить и рассмотреть рассрочку платежа, и процент по нему, но, главное - сбыть свою продукцию. Собственно, та же проблема стоит и перед белорусскими коллегами. Только решают аналогичные проблемы в Белоруссии иначе, нежели в Поднебесной. Но это, как любит говорить посол РФ в Минске - "суверенное право белорусской стороны".

Вопрос об инвестициях очень важен потому, что модернизация белорусской экономике критически необходима. И залогом ее успешной реализации является тесная научно-производственная кооперация с Россией, что предполагает не только отсутствие "молочных", "сахарных" и им подобных войн, но и элементарно нормальный уровень отношений между властями важнейшего экономического партнера, поставляющего львиную долю сырья и поглощающего такую же долю продукции машиностроения, почти всю экспортную мясо-молочную продукцию и т.д.

Но сейчас белорусско-российские отношения переживают кульминацию кризиса.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.