Григорий Михайлов: Мучительные роды парламентаризма в Киргизии

Бишкек, 10 ноября 2010, 08:16 — REGNUM  

Сегодня киргизский парламент все-таки заработал спустя месяц после выборов.

Предыстория

7 апреля 2010 года - толпа сторонников оппозиции врывается в Дом Правительства Киргизии. В ходе беспорядков убито более 80 человек, ранено несколько сотен, разграблены десятки магазинов. Глава Республики сбежал из столицы на юг страны, ему на смену пришло Временное правительство (ВП) состоящие из оппозиционеров. Еще не успели новые власти навести хоть какой-то порядок в стране, как один из членов ВП Омурбек Текебаев озвучил свою старую идею - сменить в стране форму правления с президентской на парламентскую. На фоне тотального хаоса и безвластия многие не поверили своим ушам. Некоторые скептики предпочли промолчать, некоторые - практически сразу заявили, что ничего хорошего из этой идеи не выйдет.

Зачатие

Инициатор нововведений Омурбек Текебаев, ставший в одночасье одним из руководителей страны, объяснял необходимость внесения поправок в Конституцию так: "Проект новой редакции не свёрстан на скорую руку. Он вызревал в ходе семнадцатилетней борьбы общества за демократию, против режима "семейной" власти, коррупции и клановости в системе государственного управления <...> в стране будет установлена парламентская республика, станет невозможным сконцентрировать всю власть в одних руках. <...> Новая Конституция подведёт жирную черту под традицией авторитарного перерождения государственной власти".

Фактически лидер партии "Ата Мекен" предлагал сделать Киргизию первой в Средней Азии парламентской республикой. "Сегодня у нас есть реальный шанс доказать всему миру, что в нашем регионе всё-таки можно построить устойчивую и благополучную демократическую систему". Новая редакция Конституции готовилась быстро, примерно спустя месяц - в конце мая новая редакция Конституции была опубликована. Референдум назначили на 27 июня. В итоговой версии Основной Закон значительно менял сложившийся на тот момент расклад сил - согласно новой редакции президент страны значительно "слабел" теряя полномочия, Жогорку Кенеш (парламент - кирг. яз) - наращивал политическую мощь. Видимо еще помня ненавистного оппозиционерам Бакиева, составители новой редакции "срезали" с президента почти все полномочия и преимущества, которые могли.

Глава Киргизии больше не мог избираться более чем на один срок, не имел неприкосновенности, не мог возглавлять или быть членом какой-либо партии. Как отмечали на тот момент СМИ: "президент не сможет провести ни одного ключевого назначения без одобрения депутатского корпуса, за исключением армии". К примеру, по словам того же Текебаева "Президент подписывает указы о назначении судей, членов правительства и глав государственных администраций. Но у него нет права отказать в своей подписи, а выборы на данные должности осуществляет не он, а другие органы. Кабинет министров формируется Парламентом, судей избирает Национальный совет по делам правосудия, глав местных госадминистраций - местные органы самоуправления. Иначе говоря, подписывая указы о назначении того или иного чиновника, президент выступает как главный нотариус страны".

Новый киргизский парламент наращивал как численность (вместо 84 депутатов - 120), так и возможности. Депутаты сохраняли неприкосновенность, контролировали назначения ключевых фигур в Судебной и Исполнительной ветвях власти. Выборы в парламент должны были проходить по пропорциональной системе, беспартийные кандидаты в парламент попасть не могли. Благодаря нововведениям, ценность депутатского мандата возрастала значительно.

Осложнения

Пока власти лоббировали новую Конституцию, на юге назревал конфликт. В ночь с 10 на 11 июня в Оше начались столкновения между узбекской и киргизской молодежью переросшие в массовые беспорядки. За несколько дней погибло несколько тысяч человек, десятки тысяч были ранены, сотни тысяч стали беженцами. Ситуация оказалась настолько серьезной, что в столице были вынуждены объявить частичную мобилизацию и запросить военную помощь у России. Только перебросив в Ош и Джалал Абад практически всех, кто мог держать оружие, Временное Правительство смогло восстановить порядок. Спецслужбы заявили о задержании десяти снайперов- наемников, но, несмотря на обещание предоставить их " в ближайшие дни" общественности так этого и не сделали.

Пострадавшим в Ошской резне людям на новую Конституцию, откровенно говоря, было наплевать - воочию убедившись в бессилии властей, граждане мечтали лишь о возвращении спокойствия и мира в их дома. В интервью СМИ местные жители говорили следующее: "Это безумие. Страна находится в состоянии хаоса, а они говорят о каком-то референдуме", "нельзя проводить референдум, когда идет война". Несмотря на протесты людей, требовавших перенести выборы из уважения к сотням погибшим гражданам в Оше двумя неделями ранее, Временное правительство провело референдум в ранее назначенный срок - 27 июня. Для его успеха было сделано все - нижний порог явки убран, 3 вопроса слиты в один, разрешено голосование без документов, в головы граждан вбита мысль "голосуя ЗА Конституцию, ты голосуешь за спокойствие и порядок". В итоге более 90% граждан, проголосовавших на референдуме, не только поддержали новую редакцию Основного Закона, но, заодно, и легитимность временного правительства, в том числе - первой женщины президента в Средней Азии Розы Отунбаевой.

Предвыборная борьба

С июля в стране началась подготовка к выборам. 29 партий начали спешно собирать команды, а также искать источники финансирования. Кто-то нашел финансы у местных бизнесменов, кого-то поддержал криминалитет, оставшиеся отправились просить денег за рубежом. Наиболее популярным местом для поиска пары десятков миллионов долларов стала Москва. По данным ИА REGNUM Новости, представители как минимум десятка киргизских партий с завидной периодичностью отправлялись в "нерезиновую", чтобы попытаться доказать высокопоставленным кредиторам, что именно их партия сможет предложить наилучшие условия сотрудничества.

Полученные в Москве "на первое время" суммы (50-150 тыс $) киргизские политики в большинстве своем нещадно "пилили". Раздел денег начинался еще в столице России и продолжался уже в Бишкеке. Для кого-то из подобных деятелей первый транш оказывался последним, кто-то - продолжал взаимовыгодное сотрудничество с донорами до самых выборов. По свидетельству очевидцев, наибольшими проблемами во взаимодействии москвичей и гостей из средней Азии были: а) неадекватность и необязательность просителей, б) их тяга к воровству, в) неспособность к достижению компромиссов.

Дополнительным, и подчас весьма существенным, источником финансирования для партий были взносы кандидатов в депутаты. Рассчитывающие на получение заветного мандата чиновники, бизнесмены, бандиты (в Киргизии это зачастую одно и то же) выкладывали крупные ($100-500 тыс.) суммы за шанс попасть в парламент. Чем меньше шансов было у партии попасть в парламент, тем дешевле стоили там места.

Поддержка Москвой некоторых политиков вызвала протесты у тех партий, которых поддержка не коснулась. Ряд НПО, совместно с активистами обделенных помощью партий, организовали ряд акций протеста "против вмешательства Кремля во внутренние дела государства". Чуть позже эту тему с удовольствием подняли некоторые проамериканские СМИ. Не меньшее недовольство у тех же граждан вызвали ряд заявлений российского руководства, высказавшего свое мнение относительно применимости парламентской системы правления в Киргизии - к примеру, Дмитрий Медведев по этому поводу заметил: "С учетом того, что там даже сейчас власти не хватает порядок навести, легитимность власти низка, ее поддержка создает большие вопросы, я не очень себе представляю, как будет модель парламентской республики работать в Киргизии".

С приближением даты выборов партии стали наращивать свою деятельность - были наняты местные и зарубежные политтехнологи, журналисты, PR-щики. Щиты для наружной рекламы, полосы в газетах, а также время на телеканалах скупалось оптом, без разбора. Шел активный поиск "знакомых в ЦИКе". Наемным работникам предлагались либо деньги (от $300 до $7000), либо посты в системе госуправления. Естественно, что официально эта информация никогда не подтверждалась - двойные стандарты присутствовали во всем: известный избирателям своей порядочностью и религиозностью политик мог совершенно спокойно отправиться с ближайшими соратниками "к девочкам в сауну", не забыв прихватить с собой ящик водки. Эти же ящики пригодились и позже - в канун выборов сразу несколько партий отправились в народ и устроили массовые гуляния в свою честь. Стремясь понравиться избирателям, партийцы не только раздавали обещания о сладкой жизни, но и дарили деньги, алкоголь, продукты и бензин.

Административный ресурс

Интересный момент. Если в апреле - мае наибольшие шансы на победу были у т.н. "революционеров" составляющих Временное Правительство, то уже спустя 2 месяца симпатии к ним начали стремительно таять. Ошская резня и последующие за ней события данную тенденцию усилили. В результате, к октябрю, революционные партии могли рассчитывать лишь на своих фанатичных сторонников, да на административный ресурс. Впрочем, ряд лидеров партий, до последнего момента пребывал в уверенности, что "народ по-прежнему любит нас, за то, что мы свергли Бакиева".

Относительно административного ресурса надо отметить следующее - да, в киргизской истории чиновники не раз использовали свои возможности для получения спущенных Сверху планов. Успешными выборами (с применением известных технологий) могут похвастаться и первый и второй президент страны. Каждый раз, когда это было необходимо, чиновники на местах организовывали необходимую работу, мобилизуя все имеющиеся ресурсы. Позже к делу подключался ЦИК - в итоге получались приятные глазу результаты голосований.

Третий президент Киргизии (в рамках данной статьи не будем обсуждать ее легитимность) Роза Отунбаева оказалась в иных условиях. Так и не восстановив в полной мере управление страной, она, при всем желании, не могла в полной мере использовать пресловутый административный ресурс. Слабость государственной машины (расшатанной чередой революций и наступающей сразу после них анархией) сыграла против правящей коалиции.

Если во время прошлых выборов с цифрами мухлевало лишь государство, то теперь - 10 октября нужные цифры рисовали все заинтересованные лица ( в меру возможностей, конечно). Результат выборов поразил многих.

День "Х"

10 октября в Киргизии и за ее пределами прошел референдум. Одуревшие от агитации граждане потянулись в избирательные участки. К радости населения день всеобщего волеизъявления обошелся без серьезных инцидентов. На следующий день с трудом собравшиеся в Киргизию наблюдатели (не всем хочется ехать в нестабильную страну) заявили, что выборы прошли открыто и законно. Об отсутствии серьезных нарушений на выборах заявили наблюдатели от ШОС, СНГ, ОБСЕ, ENEMO и ряд местных НПО.

Вместе с тем сами итоги выборов оказались для большинства граждан неожиданными. Первое место в итоговом списке заняла не одна из революционных и околовластных партий (СДПК, Ата-Мекен, Ак Шумкар, БЭК), а наоборот - оппозиционная властям "Ата Журт". СДПК заняла второе место, Ата -Мекен, лидером которой и является ярый сторонник парламентаризма Омурбек Текебаев - оказалась последней среди прошедших пятипроцентных порог партий.

Осложнения

Итоговые цифры по данным ЦИК на 11 октября выглядели так: "Ата-Журт" - 8,88%, СДПК - 8,04%, "Ар-Намыс" - 7,24%, "Республика" - 7,24%, "Ата Мекен" - 5,6%.

Стало ясно, что собственными силами парламентскую коалицию "революционерам" не собрать - вместо необходимых для этого 60 человек СДПК + Ата Мекен набирали, в лучшем случае 44. Начались консультации, одновременно с этим в Киргизии обозначилось множество недовольных итогами выборов. Кто-то из политиков утверждал, что у него отобрали голоса, кто-то требовал не пускать в парламент людей, работавших при прежних властях. Отдельно, для создания нужного фона, были задействованы родственники погибших во время апрельской смены власти. От нескольких десятков, до пары сотен человек митинговали каждый день в центре столицы требуя либо отменить итоги выборов вообще, либо просто вычеркнуть оттуда партию "Ата Журт", якобы тесно связанную с семейством экс-президента Курманбека Бакива.

Находящийся между двух огней ЦИК решил проверить данные. Весь процесс сверки был окутан ореолом тайны - было известно, что комиссия и представители партии сидят и считают, сколько времени этот процесс займет - никто четко не сообщал. Некоторые сотрудники Центризбиркома говорили о "нескольких днях", некоторые - о паре недель, сам глава ЦИК Акылбек Сариев оптимистично сообщал журналистам, что данный процесс законодательством не ограничен и может протянуться хоть до Нового Года.

На этом фоне то и дело различные политические силы выступали с прямо противоположными призывами - одни требовали устроить перевыборы, другие - немедленно озвучить окончательные итоги, какими бы они неприятными не были. Параллельно между партиями шли напряженные консультации, или, если проще - торг за портфели и ресурсы. По данным источников ИА REGNUM Новости, переговорный процесс шел тяжело - каждая из сторон стремилась выторговать наиболее лакомые должности, в том числе - спикера, премьер-министра, главы таможни, Минфина, Госматрезервов и пр. Должностей было мало, а желающих - много.

Дополнительные проблемы желающим создать коалицию создавали "расхождения во взглядах на внешнюю политику" - или, проще говоря, разные отношения с Москвой. На правах главного донора, Российские структуры могли влиять на политические решения профинансированных партий, не давая тем войти в союз с политическими силами проамериканской направленности. По некоторым данным, подобная "нестыковочка" произошла между СДПК и "Ата Мекен". Среди причин, по которым две антибакиевские партии не могли создать коалицию, источники называют крайне подпорченные отношения лидера "Ата Мекен" Омурбека Текебаева с российскими властями. Выход из ситуации мог заключаться в уходе Текебаева с поста главы партии. К началу ноября информация о подобном развитии событий начала поступать все чаще и чаще, однако на момент написания статьи этого не произошло.

Слухи о расколе внутри "Ата Мекен" и грядущем уходе с поста главы Омурбека Текебаева ИА REGNUM Новости прокомментировал его заметитель Равшан Джеенбеков: "Это дезиформация. Этот вопрос в повестке дня нашей партии не стоял и уверен ни один член нашей партии не поднимал. Омурбек Текебаев был и останется лидером нашей партии, несмотря на происки наших политических оппонентов".

К 1 ноября нарастающее напряжение стало невыносимым и ЦИК все-таки решил озвучить окончательные итоги выборов. Вопреки ожиданиям, что итоговые данные будут изменены в пользу провластных партий, ЦИК озвучил практически те же цифры, что и 11 октября: ( в скобках - динамика по сравнению с предыдущими данными) - "Ата-Журт" - 8,47%(- 0,41%), СДПК - 7,83% (- 0,21% ), "Ар-Намыс" - 7,57% (+0,33 ), "Республика" - 6,93% (- 0,31%), "Ата Мекен" - 5,49% (0,11%). Депутатские мандаты распределились следующим образом "Ата-Журт" - 28, СДПК - 26, "Ар-Намыс" - 25, "Республика" - 23, "Ата-Мекен" -18.

Окончательные итоги были опубликованы 1 ноября, однако парламент работу не начал. Казалось бы, все ясно - можно начинать работу парламента, заседать, принимать решения во благо народа, однако и здесь случилась задержка - ЦИК отказался выдавать мандаты партиям до тех пор, пока не будут рассмотрены все поданные в суд иски, о недействительности выборов. Сначала говорили, что новый Парламент заработает 3 ноября, потом выступила президент Роза Отунбаева и назвала пятое число, чуть позже дата сместилась на вторник - 8 ноября.

Пока суды завершали рассмотрения дел, партии проводили окончательные перестановки в своих рядах - из "Ата Мекен" вышел числившийся в первой тройке Джоомарт Оторбаев, из Республики - 6 человек (по некоторым данным аналогичные заявления готовят еще 27 "Республиканцев", из "Ата Журт" - едва не "вышли" находившуюся в первой десятке Жылдыз Жолдошеву. Последняя, дабы не потерять свое место в парламенте, выступила перед СМИ, жалуясь на несправедливость.

Оказалось, что она и ее соратники должны были собрать на оговоренных участках 20.000 голосов, однако, по мнению руководства партии, не сделала этого. "На меня было оказано мощное давление, чтобы я написала отказ от мандата... Но я человек принципиальный, меня избирали не только в Кара-Суйском районе, свои голоса за меня отдавали избиратели по всей республике <...> Поэтому, когда говорят об участках, о том, кто, сколько набрал, - это же единый округ и никто не может сказать за какого кандидата, сколько голосов в каком регионе дали. Неужели нашей партии не нужны люди, которые за народ, единство, стабильность? Я выдержу любое давление", - пообещала журналистам Жолдошева.

Насколько это ей удастся, жители Киргизии смогут увидеть уже сегодня. Именно на 11 ноября, запланировано торжественное заседание Жогорку Кенеша (парламента) Киргизии. В связи с расширением численности (120 вместо 84) сотрудник и парламента и Дома правительства провели рокировку - теперь Парламентарии будут заседать в Белом Доме, а президент и его команда - здании, которое ранее занимали депутаты.

Сразу после начала работы парламента, пойдет отсчет 45 дней, за которые депутаты должны создать правящую парламентскую коалицию (не менее 61 человека). Если они не сделают это за полтора месяца и 3 попытки, Роза Отунбаева распустит парламент и назначит новые выборы. В том, что прорвавшиеся в парламент партии не допустят перевыборов, уверены практически все: амбиции - амбициями, но терять миллионы долларов на перевыборы - глупо.

Одна проблема - за эти месяцы свежеиспеченные народные избранники продемонстрировали максимум эгоизма и алчности, но минимум качеств необходимых для полноценной и плодотворной работы на благо государства. С учетом весьма плачевного состояния республики, любое неловкое движение нового Парламента может привести только что рожденный киргизский парламентаризм к смерти, а страну к полному развалу.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail