Станислав Тарасов: Турция лишилась врагов в Армении, Грузии, Иране и на Балканах

Москва, 31 октября 2010, 17:17 — REGNUM  

Совет национальной безопасности Турции принял Стратегию национальной безопасности, которая рассчитана на ближайшие пять лет. Этот документ в Турции часто называют "секретной конституцией страны". Но главное внимание экспертного сообщества обращено на него только потому, что он оказался сенсационным во многих отношениях. Прежде всего, потому, что исключил Сирию, Иран, Болгарию, Грузию и Армению из списка стран, которые представляют внешнюю угрозу для Турции. Ранее из списка государств - врагов была вычеркнута и Россия. Так юридически зафиксированы не только качественные изменения, происшедшие за последние годы во внешней политики Турции, но и новая геополитическая позиция этой страны на Ближнем Востоке.

За отношениями Турции с каждой из стран, выведенных из ранга "врагов" своя история. Россия попала в список враждебных стран еще в советские времена, в период противостояния Варшавского пакта и НАТО. Но после развала СССР Турция, пожалуй, стала первой страной из Североатлантического альянса, которая быстро открыла себя для России, активно вступила на путь широкого торгово-экономического и гуманитарного сотрудничества. В последние годы две страны стали связывать масштабные энергетические проекты. "Газпром" подписал предварительное соглашение о строительстве газопровода " Южный поток" в прибрежных водах Турции, была достигнута договоренность о строительстве нефтепровода Самсун - Джейхан, стороны близки к осуществлению проекта по строительству с помощью России первой в истории этой страны АЭС. Плюс к этому установление между Москвой и Анкарой доверительного политического диалога такого уровня, который создает реальные предпосылки для политико-дипломатической " развязки" многих региональных конфликтов. Кстати, не без определенного содействия Москвы Анкаре удалось быстро нормализовать и свои отношения с Дамаском. Две соседние страны отказались от визового режима, расширяют экономическое сотрудничество, вышли после определенного периода конфронтации, на путь устойчивого политического диалога. Турция, несмотря ни на что, пошла и на подписание с Арменией известных цюрихских протоколов, предусматривающих восстановление дипломатических отношений с Ереваном и открытие границ. Правда, тут пока не обходится без сложностей, поскольку Азербайджан настаивает на "увязке" этой проблемы с карабахским урегулированием. Однако, учитывая складывающиеся главные тенденции в региональной политики Турции, можно предполагать, что подписание мирного договора между Турцией и Арменией тоже не за горами.

Турецкой дипломатии удалось также добиться прорыва и на иранском направлении. Анкара заявила, что не считает, что Тегеран осуществляет военную ядерную программу, и не присоединилась к антииранским санкциям ООН. При этом в новой стратегии национальной безопасности особо оговаривается положение, что Анкара выступает против появления на Ближнем Востоке ядерного оружия. Турция не скрывает своей стратегической заинтересованности в развитии энергетического сотрудничества с Ираном, свидетельством чему являются подписанный с этой страной целый ряд соответствующих соглашений. Отметим, что включение Турцией Израиля в разряд стран, представляющих угрозу, будет способствовать еще большему расширению сотрудничества между двумя странами во многих сферах. Таким образом, Анкара впервые за многолетнее тесное сотрудничество с Израилем в самых различных областях, включая и военно-технический аспект, решилась на вывод этой страны из списка своих "друзей". Это - серьезное геополитическое поражение Израиля, хотя сопутствующая этому событию остросюжетная комбинация во многих отношениях остается загадочной. Формальным предлогом осложнений между Анкарой и Тель-Авивом, как известно, стал инцидент весной 2010 года с " Флотилией мира" в Средиземном море, когда в результате спецоперации Израиля погибли девять пассажиров судна. После этого Турция отозвала своего посла из Израиля, а Израиль эвакуировал из Турции членов семей своих дипломатов. В итоге Турция получила повод для дистанцирования от Израиля, возможность обеспечить для себя " новую политическую приписку" в лагере мусульманских стран Ближнего Востока. Тем более, что отказ от сотрудничества с Израилем сужает возможности последнего угрожать потенциальным военным ударом по ядерным объектам Ирана. С другой стороны, как отметила лидер израильской парламентской оппозиции из блока " Кадима" Ципи Ливни, Турции удалось воспользовалось "вакуумом", образовавшимся "из-за отсутствия израильской политики в палестинском урегулировании", и она стала добиваться легитимности для палестинской организации ХАМАС. То есть, речь идет о фиксировании активной позиции турецкой дипломатии сразу на двух направлениях: на востоке - в отношении Ирана, на юге - в отношении проблем палестинского урегулирования. В то же время не стоит забывать, что Турция по-прежнему остается активным членом НАТО и ее столь самостоятельный внешнеполитический курс демонстрирует наличие серьезных кризисных факторов в этом альянсе, что стало вызывать заметное раздражение в США, которые поставлены перед серьезным выбором: дружить либо с Турцией, либо с Израилем. В данном случае не все пока очевидно, особенно, если учесть то, что администрация президента Барака Обамы изначально взяла курс на расширение сотрудничества с мусульманским миром. Скорее всего, речь идет о крупной игре турецкой дипломатии с Вашингтоном с целью изменить его направления политики в целом на Ближнем Востоке. Пока же Вашингтон не скрывает своего "легкого разочарования" отказом Анкары поддержать санкции ООН против Ирана. При этом Белый Дом намекает Анкаре, что может прекратить продажу вооружений. На днях госсекретарь США Хиллари Клинтон решила несколько расширить " фронт наступления" на Турцию. Она заявила, что "очень поддерживают интеграцию Турции в Евросоюз, однако этот вопрос не входит в компетенцию Вашингтона и его решение зависит от ЕС, хотя Турция играет заметную роль в урегулировании региональных конфликтов". "Высокий представитель Евросоюза Кэтрин Эштон, также, как и я, очень активно работала с Турцией в вопросе ее вступления в ЕС",- заметила Клинтон, добавив, что "Турция является важным членом НАТО, с которым США тесно сотрудничают". Ранее о своем покровительстве Турции на пути вступление в ЕС заявлял и Лондон, предлагая Анкаре разработать для этого специальную "Дорожную карту". Однако, как подметила представитель ЕС Кэтрин Эштон, " процесс интеграции Турции в ЕС является долгим и сложным в любом случае". То есть, Анкаре, пожалуй, впервые за многолетнее сотрудничество с Западом, ничего не предлагают взамен - ни журавля в небе, ни синицу в руках. А вот проблем в связи с развитием событий в соседнем Ираке у Турции появилось множество. Они еще более усугубляются в связи с выводом из Ирака американских боевых частей, что для Анкары является свидетельством начала со стороны США в регионе действий арьергардного значения.

Свидетельство тому - заявление специального посланника госдепартамента по вопросам энергетики в Евразии Ричарда Морнингстара, одного из ветеранов нефтегазовой евразийской геополитики 1990-х годов. По его словам, Вашингтон теперь решил отказаться от идеи "выбирать фаворитов и поддерживать конкретные трубопроводы, как он это делал в 1990-е годы, например, с нефтепроводом "Баку-Тбилиси-Джейхан". Если вспомнить недавнюю историю, то именно этот проект рассматривался Западом в качестве ключевого для расширения и укрепления своих военно-политических и экономических интересов в Закавказье. Более того, одно время Вашингтон серьезно изучал вопрос об "организации охраны этого трубопровода военными силами НАТО". Теперь, по мнению Морнингстара, в результате открытий месторождений сланцевого газа в США, Вашингтон якобы получил возможность "высвободить значительный объем сжиженного природного газа, например с Ближнего Востока, для других рынков, в частности для Европы и Китая". Но правдой является все же факт, что добыча газа традиционными методами еще долго будет оставаться не только конкурентоспособной, но и наиболее массовой технологией в мире, а себестоимость производства сланцевого газа в разы превышает себестоимость обычной добычи газа из традиционных источников. Так что проблема в другом. Морнингстар считает, что Западу не удалось до момента начала вывода войск из Ирака эффективно разыграть карту" проекта NABUCCO. "Главный вопрос заключается в том, кто помимо Азербайджана будет осуществлять поставки газа по трубопроводу? "- задает вопрос американский эксперт. По его мнению, запасы газа в Каспийском регионе позволяют реализовать лишь один крупный проект - либо "Набукко", либо российский "Южный поток". Правда, о желании подключиться к "Набукко" заявляли Казахстан и Туркменистан. Но у Вашингтона складывается убеждение, что Астана будет традиционно выжидать, а Ашхабад "вряд ли войдет в проект,прежде всего, по политическим причинам". Что же касается Ирака, то в этой стране до сих пор нет правительства, и, как считает Морнингстар, "трудно даже представить, когда ситуация в стране стабилизируется настолько, чтобы перестать угрожать безопасности энергопоставок". Поэтому, как предполагает американский аналитик Ариэль Коэн, "в самое ближайшее время США и Европа могут пересмотреть свою политику в отношении Анкары, поскольку роль Турции как надежного транзитера для газа из прикаспийского региона становится в глазах Вашингтона более чем сомнительной". Потому, что по убеждению Морнингстара, энергетическая политика этой страны ведет к тому, что "страны Европы так и останутся на многие десятилетия в зависимости от поставок газа лишь от одной страны - России". Отсюда и прозрачные намеки Анкаре о невозможности вступления с ЕС, "из-за угрозы оказаться под влиянием России". И, наконец, отказ от фаворитизма в поддержке трубопровода Баку -Тбилиси-Джейхан, можно расценивать как вариант определенное флангового давление и на Азербайджан, попытка стимулировать его к действиям " в сторону от Анкары".

Что выйдет из такой политики Запада в отношении, прежде всего, Анкары, сказать пока сложно. Ясно пока то, что Анкара действительно пересмотрела многие направления своей внешней политики в отношении соседних стран. Но долгосрочный выбор нового геополитического партнерства Турции еще предстоит сделать.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
28.03.17
Насиловали и избивали: суд над руководством колонии в Оренбуржье
NB!
28.03.17
Православные и католики: сближение без объединения
NB!
28.03.17
В Тюмени спасают очередную «падающую» новостройку
NB!
28.03.17
«Нафталиновый запах» Серебряного века: «Ночь театра» в Новосибирске
NB!
28.03.17
США не могут позволить себе «лишиться ядерного сотрудничества с Россией»
NB!
28.03.17
«Уровень $50 для нефти оказался непробиваемым»
NB!
28.03.17
Радио REGNUM: первый выпуск за 28 марта
NB!
28.03.17
Госдеп США объяснил, кто был инициатором новых санкций против РФ
NB!
28.03.17
О чем рассказывают дальнобойщики маршрута Киргизия — Китай
NB!
28.03.17
Amnesty International: США не защищают мирных жителей Мосула
NB!
28.03.17
Отношения Трамп—Меркель — новое окно возможностей для России?
NB!
28.03.17
Израиль нацелился на ПВО Сирии. Реальны ли его угрозы?
NB!
28.03.17
Робер Брессон. Всевидящее око объектива
NB!
28.03.17
Откуда есть пошло воскресенье и зачем
NB!
28.03.17
Промышленный кризис в Приморье: 300 шахтеров могут остаться без работы
NB!
28.03.17
На АЭС в Южной Корее произошла авария, остановлен реактор
NB!
28.03.17
Ватикан и Египет — вместе на защите христиан Ближнего Востока
NB!
28.03.17
Северная Корея готовит «ракету для США»
NB!
28.03.17
Война в Крыму. Как Европа атакует русскую мечту
NB!
28.03.17
Патриотизм в условиях всеобщего безразличия
NB!
28.03.17
Почему таджикистанцы лидируют по числу смертников в ИГ*
NB!
28.03.17
Кинг-конг и Вьетконг: два образа страха