Смерть Евгения Головина: ушел из жизни последний русский метафизик

Москва, 30 октября 2010, 23:42 — REGNUM  29 октября 2010 не стало Евгения Головина, алхимика, поэта и метафизика, который был самым несовременным человеком в глубоко чуждом ему современном мире. Мысль Головина была направлена не просто в прошлое: он писал о вечном, о забытом блеске золотого века. В его текстах оживают идеи отвергнутых современным рационализмом алхимиков и мистиков, открываются с совершенно невообразимой стороны знакомые герои мифов и сказок и возрождается тот магический одушевленный мир, который, казалось бы, навсегда был уничтожен эпохой техники, капитала и расчетливого прагматизма.

Евгений Головин был великим ученым, существовавший в параллельном измерении по отношению к тому, что сегодня называется наукой. Как ученый он открыл русскому читателю последних великих мыслителей Европы - традиционалистов Рене Генона, Юлиуса Эволу, Титуса Буркхардта, Фритьофа Шуона, алхимиков Фулканелли и Эжена Канселье. Головин также был поэтом и тонким знатоком литературы, одним из тех избранных, кто способен почувствовать подлинную силу символа и мифа. Исполнитель оригинальных музыкальных произведений, Евгений Головин стал известен как автор текстов рок-групп "Центр", "Ва-Банкъ" и Вячеслава Бутусова с музыкантами группы "Кино".

В советские времена он был "диссидентом среди диссидентов", презиравшим хрущевскую эпоху и ностальгировавшим по сталинским временам. Как духовный лидер "Южинского кружка" в 60-80т годы, Евгений Головин шокировал советскую либеральную интеллигенцию пугающей эстетикой "мистического фашизма".

Суета современной жизни, вечная спешка и стремление "успевать" вызывали у него отстраненное презрение, естественное чувство человека, пребывающего вне времени - в вечности. Общество было для Головина внешней формой, уничтожающей своим давлением внутреннюю форму индивида, то есть подлинное человеческое "Я". Унифицирующему характеру социальных норм и обезличивающему характеру "обучения" и "образования" Головин противопоставлял индивидуальный и неповторимый поиск собственного "Я", осуществляемый в виде рискованного и непредсказуемого путешествия, символической внутренней одиссеи через владения драконов, циклопов и сирен. Отношение Головина к обычной жизни кратко и ёмко выражается в одной цитате: "Мы видим, как живут осы и пчёлы, но жить нам так не хочется". В муравьиной спешке мира мегаполисов, застроенных домами-уляьми, где всё работает на то, чтобы превратить человека в насекомое, Евгений Головин смог добиться почти невозможного: он был самим собой.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.