Айнар Комаровский: Латвия приближается к очередным жерновам истории

Рига, 19 октября 2010, 20:53 — REGNUM  

Латвия приближается к очередным жерновам истории. В конце Первой мировой войны у ливонцев и курляндцев не спрашивали, как они собираются жить дальше, с кем дружить и с кем враждовать. Худо-бедно, но 20 лет прошло после великой мясорубки, и наступило время следующих жерновов - Второй мировой войны. На этот раз от латышей их дальнейшая судьба зависела больше. Однако курс государства, заложенный во время первой независимости, не давал власти возможности взглянуть на мир шире, и последние шатания уже мало что меняли.

Конец 1980-х годов ознаменовал приближение очередного выбора. Для большинства он был ясен: надо жить лучше - как на Западе. В кинофильмах же показывают... И тогда, когда будет сметено советское прошлое, страна достигнет невиданных высот...

Кремль дал добро на реализацию таких мыслей, а латыши, посчитав это закономерностью и собственными заслугами, с радостью включились в процесс разрушения прежнего жизнеустройства. То, что в порыве вседозволенности уничтожались основы собственного существования, замечали только "отпертые противники прогресса". Возрастающие тяготы и лишения новая власть объясняла временными трудностями переходного периода. Впрочем, слова эти были искренни, - ведь, несмотря на очевидное сужение источников доходов у государства, у элиты они росли непоколебимо. В тоже время новые наставники по идеологии (из США) и советники по народному хозяйству (из Европы) жали властной элите руки за достигнутые результаты. Вследствие новой национальной политики Латвия, имевшая к концу 1980-х условия жизни и потенциал экономики наравне со среднеевропейскими показателями, к 2010 году опустилась до уровня Албании.

Чем Латвия располагает сегодня, и что ее ожидает в будущем?

Экономика

Для придания облика живучести государственному организму, народное хозяйство Латвии накачали ипотечными и потребительскими займами в таких объемах, что к 2008 году народ оказался должен 18 миллиардов лат, в основном в зарубежной валюте. Больше переработать организм не смог. Однако эти деньги направлялись не на развитие производства, а уходили на зажиточную жизнь сегодняшней элиты и её окружения. Под шумок хруста денег три четверти национального достояния - капитал предприятий, лес, земля и строения - перешли во владение собственников на Западе. У нас это называется "инвестиции".

Объем промышленной продукции после 2005 года обеспечивал нужды народного хозяйства только в пределах 25% (схожее соотношение у чистого экспорта к чистому импорту). А дефицит текущего счета, который с 2006 по 2008 год составлял в среднем 2,6 миллиарда латов, покрывался за счет внутреннего кредитования в иностранной валюте, закупкой нерезидентами недвижимости и инвестициями, а так же благодаря денежным переводам от латвийских эмигрантов для поддержания своих семей на родине.

К 2009 году финансовую стабильность Латвии поддерживали лишь переводы части зарплат из-за рубежа, а поток денег от остальных источников принял противоположное направление.

Создавшуюся "дыру" в государственном бюджете правительство решило покрывать внешними займами от МВФ, МБ и Еврокомиссии. Однако условия кредитования исключали инвестиции в развитие производственного сектора - основного источника благосостояния. Тем самым обеспечивалась быстрая растрата займа без надежд на подъем экономики когда-либо в будущем. Кредит изначально планировался как невозвратный. А условия устанавливались такие, чтобы быстрее, обходя законодательные препятствия, заполучить оставшиеся ценные активы государства - лес, "Латвэнерго", "Латвийская железная дорога" и другие ценные активы, заложенные под кредитный договор. После выполнения условий займа о словах "независимость" и "демократия" придется забыть. Для действующей власти иной выбор означал бы предательство интересов нынешних наставников по идеологии и экономике и поиск покровительства у самого главного их врага всех времен - России. А это чревато Гаагским судом и конфискацией награбленного имущества.

Предпринятые правительством "урезания" бюджетных расходов очень скоро сказались на благополучии простого труженика. Покупательная способность населения с каждым месяцем уменьшалась, и народ все больше обслуживал натуральный сектор, не делясь своими доходами с государством. Объем налоговых сборов в основной бюджет выровнялся с получаемым финансированием по внешнему займу. Вдобавок, отсутствие работы и все увеличивающаяся налоговая нагрузка сделали невозможным выживание большой части населения в Латвии.

Для получения следующей порции займа, правительство должно будет сократить бюджетные расходы еще на 400 миллионов латов, что, скорее всего, не удастся. Таким образом, все более сокращающиеся поступления в бюджет и отсутствие иных источников доходов, сделает невозможным выполнение государственных обязательств и дальнейшее гуманное управление страной.

Политика

Наступление социально-экономической катастрофы осознавали как местная политэлита, так и ее кураторы на Западе. Националистическая властная элита является сегодня единственной силой, которая до конца намерена выполнять желания своих хозяев. С другой стороны, Запад является единственной стороной, которая может защитить нынешний строй с действующей властью. Поэтому действия правительства со стороны кажутся самоубийственными, но они таковы только по отношению к стране, а по отношению к себе это является единственным доступным выходом, к тому же, не гарантирующим успех.

Позиция Запада основывается, как всегда, на холодном расчете и предыдущем опыте. Для вывода страны из катастрофы на путь развития и самообеспечения придется отказаться от части получаемой прибыли и потесниться на рынках сбыта, которые и так сократились в эти трудные времена. Так что управляемая катастрофа в Латвии выходит самым разумным решением. А приятная по внешности и характеру рабочая сила пригодится и им самым - там на Западе. Однако, для того, чтобы территория не вышла из под контроля, основные системообразующие активы должны быть прибраны к рукам и при необходимости (в этом нет сомнений, что она появится) защищены надежной вооруженной охраной.

Учитывая сложившуюся обстановку, США были заинтересованы, чтобы выборы в 10-й Сейм были максимально легитимными в пределах действующего законодательства (то есть, чтобы участвовало максимальное число избирателей) и чтобы судьбоносные решения нового правительства одобряли по возможности больше депутатов.

Будучи уверенными в нужном исходе выборов, не дожидаясь результатов, посольство США начала консультации с лидерами кампании - объединением "Единство" и партией "Центр Согласия" (ЦС) - для убеждения сторон устранить разногласия и общими силами влиться в решение грядущих проблем.

Несмотря на взаимно враждебную предвыборную кампанию, ЦС и Единство уже накануне дня выборов допускали сотрудничество в следующем Сейме. А после выборов уже активно обсуждали между собой будущее сотрудничество. То, насколько властная элита управляема извне и насколько важна для Запада всеобщая поддержка депутатами политики правительства, свидетельствовало рассмотрение возможной коалиции из 92 (из ста) депутатов. Причем, в эту коалицию должны были входить как русские, борющиеся (на словах) с нацизмом, так и сами нацисты, планирующие выдворение и ассимиляцию остающихся русских в ускоренном режиме.

Для реализации проекта "продажи страны" понадобятся "главные виновники" катастрофы для жертвоприношения, и, похоже, что их найдут в стане объединения олигархов "За хорошую Латвию", получивших 8 мест в Сейме, так и неприглашенных победителями на переговоры.

К предстоящим событиям Запад начал готовиться заблаговременно. Для обеспечения десантирования из военных кораблей на учениях "Baltop 2010" весной этого года через охраняемую природную дюну на Вентспилском пляже была вырыта и забетонирована дорога. Реальные операции по десантированию обычно производятся внезапно и никто заблаговременно дороги для них не стелет. Причем, на учениях отрабатывались навыки патрулирования дорог, проверки автотранспорта и грузов. Эти навыки очень могут понадобиться в предстоящих событиях в следующем году и в будущем. А выстеленная дорожка в дюнах послужит легальным и бесшумным способом оказания "дружеской" помощи в час "Х", когда такой наступит. Для законодательного закрепления предстоящих действий и ответственных лиц с подачи министра обороны Иманта Лиегиса (англичанина с латышскими корнями) был подготовлен указ Кабинета министров 161 от 22 марта 2010 года "Концепция о необходимых изменениях в законодательных актах в сфере управлении обороной государства во время чрезвычайных ситуаций и внештатного положения".

Кто сможет и захочет помешать реализации этим намерениям? Похоже, что пока никто. Айвар Лембергс, вроде бы, склонен принять условия сильной стороны, и, под угрозой неблагоприятного исхода судопроизводства против себя, скорее всего не воспрепятствует решениям по окончательной "продаже страны", если только не появятся новые, доселе неизвестные, факторы.

Центр Согласия в ракурсе сдачи родины врагам вообще не проявлял тревогу. Урбанович в своих высказываниях допускал приватизацию оставшихся активов государства и не оспаривал обязанность государства и населения погасить задолженности в приемлемом для кредиторов виде. Общие источники финансирования, как для "Единства", так и для ЦС, настолько размазали принципы партий, что, отбросив позиции по "оккупации" и "языку", которые и так не очень жестки, обе партии при одобрении "обкома" легко могут слиться воедино.

Мало того, что ЦС не имеет основательной и твердой идеологии, так они также не имеют твердой опоры в экономической политике. Она в видении русской партии опирается на предоставленные Западом условия игры. При этих правилах Латвия для своего развития будет высасывать ресурсы из России взамен дружбы для удовлетворения аппетита и прихотей Запада. Подтверждает эти опасения разработанный мозговым центром ЦС альтернативный бюджет страны и принятая схема возрождения экономики, использующая концепцию экономиста Майкла Хадсона.

Взгляды у народа насчет истоков сегодняшней ситуации и возможных путях по выходу из нее весьма пестры. Все же, если мнение русских не отягощены особыми рамками вне разумного, то латышей в процессе поиска решений ограничивают образы, безальтернативно впитанные, как минимум, последние 20 лет. Понятия - Русские, Россия, СССР, империя, советы, социализм и коммунизм, а также связанные с ними личности в представлении латыша настолько демонизированы, что любое решение или факт, ломающее эти образы, отбрасываются.

Народ, руководствуясь укоренившимся восприятием мира и под успокаивающими речами власти, но уже с меньшим пафосом, идет к своим очередным жерновам, что создаст ощущение пекла. Латыши скоро узнают, насколько наших союзников и отцов нации волнует судьба страны и народа. Выбор, как и раньше, остается за латышами.

И в этой связи всё громче начинает звучать вопрос - когда же латвийский народ поймёт, что, разводя его по национальным квартирам, власть имущие твёрдо уверены, что сопротивления их засилью не будет!

До тех пор, пока мы не объединимся, чтобы противостоять засилью денежных мешков, ничего хорошего нас не ожидает.

Возьмёмся за руки, друзья, чтоб не пропасть поодиночке!

Айнар Комаровский - политолог (Латвия)

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.