Вадим Елфимов: Перспективы партийного строительства в Белоруссии

Минск, 13 октября 2010, 23:09 — REGNUM  

Предвыборная президентская кампания в Белоруссии находится сейчас в самом разгаре. Подготовительная часть - сбор подписей и окончательное утверждение кандидатов, - перевалила через свой пик. Впрочем, в обществе от этого никакого волнения не ощущается.

Пик, кстати, определил сам действующий президент. Во время встречи с главою своей инициативной группы Александром Радьковым, министром образования и лидером проправительственного общественного движения "Белая Русь", Лукашенко заявил, что необходимое (по законодательству) количество подписей граждан в его пользу уже собрано, - "Более 600 тысяч, причем, фактически, за несколько дней". И затем поинтересовался: "А не прекратить ли нам на этой стадии сбор подписей, зачем нам заниматься лишней работой? Может, поможем с подписями альтернативным кандидатам, они же явно не наберут нужное число! Пусть люди ставят подписи и за них". В ответ на столь щедрое и небывалое в истории парламентаризма предложение Радьков попытался возразить в том смысле, что это все же волеизъявление и нельзя народный порыв искусственно ограничивать. Будучи демократом по своей природе, Александр Лукашенко тут же согласился со столь очевидным доводом. Таким образом, единственная попытка действующего главы государства хоть как-то вмешаться в ход предвыборной кампании была тут же - и в прямом эфире! - пресечена его ближайшим соратником. В общем, стало ясно, что движение "Белая Русь" действительно берет на себя инициативу, и мало того, берет на себя еще и смелость пусть немного, но все же корректировать шаги своего истинного лидера. В частности, стало очевидно, что Радьков и его ближайшие помощники не намерены препятствовать уже начавшемуся народному волеизъявлению, а, значит, намерены сбор подписей превратить в плебисцит в поддержку Лукашенко.

Зачем это нужно сейчас, буквально накануне голосования, в результатах которого почти никто не сомневается? Можно ли все объяснить обыкновенным чиновничьим рвением? Либо это PR-раскрутка нарождающейся политической партии, а, значит, белорусов ждут чуть-чуть новые времена после декабря 2010-го? Кстати, отношения Лукашенко и "Белой Руси" до сих пор никак не оформлены. Более того, до сего времени Лукашенко относился к движению весьма критично, причем, делал это публично, не без оснований заявляя, что его не устраивает структура, созданная под конкретную фигуру, а не под идеологию или хотя бы программу. И то, что сейчас они действуют рука об руку, возможно, имеет лишь утилитарное значение: просто "Белая Русь" оказалась весьма кстати в момент сбора подписей. Как кстати окажется и в момент организации очередного Всебелорусского собрания, этого народного вече 21 века. Главное, чтобы она оказалась кстати и на последующие ходы...

Конечно, правящая белорусская элита давно мечтает о политической партии, понимая все преимущества, и все недостатки властной вертикали, не подкрепленной широким спектром точек опоры в горизонтальной плоскости. Таким образом, Радьков предвосхищает некое новое качество белорусской элиты и, возможно, действительно торит дорожку будущей политической партии, которая стала бы опорой власти. Все зависит от того, как пройдут ближайшие выборы и насколько эффективной в их контексте покажется Александру Григорьевичу "Белая Русь".

Вообще, партийное строительство давно топчется на пороге белоруской политической площадки, подобно ретивому коню, накопившему сил, готовому к бою и застоявшемуся до аж не могу. Прежде считалось, что белорусский народ не доверяет партиям, что партии - это пристанище для демагогов, и что тех же депутатов и даже президента надо избирать не по политическим, а по деловым качествам. А для наглядной демонстрации справедливости данного постулата существовал небольшой политический паноптикум, состоящий из партий-маргиналов и из маргиналов от партий. Мол, смотрите, люди, наше "проклятое будущее" и то, чего мы, собственно, избегаем!

Все это было, может быть, и верно, но только для периода, когда Белоруссия неуклонно росла в экономическом отношении. К "достатку" (пусть и не очень богатому, по признанию самого Лукашенко) нужно прибавить слово "порядок" - и вот вам готовая схема политической стабильности того периода. Который, нравится это кому-то или нет, уже уходит. И "ушел" его мировой экономический кризис! В этом не вина Белоруссии, в этом ее беда. Ибо Белоруссия - экспортопроизводящая небольшая страна, полностью зависящая от чужих рынков сбыта и чужих рынков сырья. И как только эти рынки стали сокращаться, белорусская власть среагировала вполне верно, если исходить из того, что существуют только деловые качества и никаких политических предпочтений, - она выдвинула во главу угла "многовекторную внешнюю политику" и стала искать помимо уже устоявшихся рынков новые, дабы компенсировать сокращение. Таким образом, она вышла на глобальный уровень, или, как минимум, на европейский. А в Европе, да теперь и в России, не бывает голого бизнеса, и не бывает чисто деловых качеств. Там, прежде чем наладить деловые отношения, спрашивают: "Кто вы?" и если не получают точного ответа (в их понимании), тут же предлагают: "Определяйтесь! И либо присоединяйтесь, либо...!". Белорусы им сказали: "Мы обеспечим вам наилучшие деловые условия для вложения ваших инвестиций". На Западе сказали: "Хорошо. А под какие гарантии?". Белорусы добавили единственное, что у них осталось: "Мы обеспечим вам порядок". "Хорошо, - сказали на Западе. - А какого рода порядок? И чем он обеспечен? Только честным словом властей или еще какими-то политическими институтами?".

Вот когда потребовались политические партии! Когда, казалось бы, без них уже совсем обошлись! И вот снова... Потому что мир глобален. И даже если в партиях нет внутриполитической потребности (а с этим можно и нужно поспорить), то теперь имеется еще и внешнеполитическая. Ибо мир взаимозависим не только экономически, но, оказывается, политически - тоже!

Действительно, как стране точно определиться, куда идти? с кем быть? как строить те же союзные отношения? Неужели снова полагаться в таких вопросах исключительно на властное решение? А, может, на политический диалог общества и власти, который невозможен в полном формате без политических, конструктивно настроенных, но вполне самостоятельных партий? Среди которых, конечно же, должна быть и партия власти...

Так что нынешние президентские выборы, несмотря на всю предсказуемость их результата, должны дать ответ на один очень неоднозначный вопрос: начнется, наконец, в Белоруссии партийное строительство или будет вновь отложено до очередной президентской кампании? И как тогда удержать новые или старые рынки?

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.