Зерновой бизнес Елены Батуриной в ожидании передела: Казахстан за неделю

Астана, 4 октября 2010, 11:21 — REGNUM  

"Дело врача" - министра здравоохранения Жаксылыка Доскалиева, пожалуй, обречено стать показательным во всех смыслах. Внутриэлитные разборки вновь выплескиваются в публичное политическое поле. Об уголовном деле против главного врача страны заявляет финансовая полиция. Очень важная деталь - силовики поначалу даже не напрягают себя и журналистов излишними подробностями. Дескать, Доскалиев превысил полномочия - этого вполне достаточно, чтобы вызвать министра на допрос. Оттуда - высокопоставленный чиновник попадает в реанимацию Национального научного медицинского центра с диагнозом "инсульт". Еще через некоторое время врачи констатируют кому. Но карательная система страны даже не думает останавливаться на достигнутом. Назвав статьи обвинений, силовики несколько раз пытаются "отбить" пациента у врачей, а затем обвиняют министра в симуляции, предоставив СМИ видеозапись, на которой якобы министр, парализованный на левую сторону, активно жестикулирует. Но качество записи не позволяет проверить ее подлинность.

В ответ - на крупную телекомпанию страны приходит диск с другой записью - на ней Жаксылык Доскалиев показан подключенным к аппарату искусственной вентиляции легких. Меньше, чем через сутки - медики пускают в палату журналистов, чтобы те убедились: главврач страны пока еще не пришел в сознание.

Между тем, случившееся - это не просто удар по президенту и его кадровой политике. С каждым новым уголовным делом против очередного высокопоставленного чиновника ставится под вопрос жизнеспособность самой системы, выстроенной в республике. Помнится, президент страны однажды обещал отвести любого чиновника за руку в суд. А министр внутренних дел - в то время им был Каирбек Сулейменов - добавил аргументов словам главы государства: достаточно внимательно приглядеться к тендерам, чтобы очередная партия чиновников оказалась за решеткой. Уже давно отправлен в отставку Сулейменов, сместились с той поры важные точки идеологии государства. Но главное осталось неизменным - любого чиновника по-прежнему можно взять за руку и отвести в суд. Более того: за два последних года - началась настоящая эпидемия уголовных дел против государственных мужей. Но если раньше - каждое новое обвинение воспринималось сенсацией, то теперь - именно "дело Доскалиева" обозначило новый тренд. И он очень неприятен. Слишком многим наверху стало ясно: совсем не обязательно быть президентом, чтобы взять за руку неугодного государственного деятеля и отвести его в тюрьму. В этом самая большая слабость новой реальности. Фразу "государство - это я" - кроме Назарбаева - теперь могут сказать с десяток деятелей калибром помельче.

А еще - внутри системы, так уж получилось, действуют два взаимоисключающих вектора. Коррупция навязывается сверху - это одно из сформулированных правил игры, закон сохранения должности. Но если чиновник его принял, гарантии, что покровители, которых он кормит, защитят в нужный момент, нет. Он легко может стать заложником большой игры. И неважно при этом, какую ты занимаешь должность. В стране, не имеющей политических традиций, даже обвинение, выдвинутое против министра действующего правительства - не приведет к кризису доверия к такому кабмину. То есть система не заметит потери бойца. А значит - такую систему очень скоро поддерживать и защищать будет решительно некому.

"Есть те, которых прямо обвиняют в коррупции, но у которых "никаких следов" нарушения законности не наблюдается еще в ходе доследственной проверки. Чем они отличаются от Доскалиева?"

Сразу несколько изданий попытались разобраться в "деле Доскалиева". Традиционный расклад дает "Республика". Ссылаясь на письмо информированного читателя, издание рассказывает о якобы истинных причинах атаки на министра. "Уголовное дело против Жаксылыка Доскалиева возбуждено по приказу (управляющего делами президента) Сарыбая Калмурзаева в качестве ответной меры за то, что руководитель Администрации президента Аслан Мусин приложил руку к увольнению (министра образования) Жансеита Туймебаева. Туймебаев близок к Сарыбаю Калмурзаеву и входит в возглавляемую тем группу "южан", а Доскалиев считается креатурой Мусина.

"Южане" продолжают расставлять везде своих людей, где только получится. На днях новым председателем Комитета контроля медицинской и фармацевтической деятельности Министерства здравоохранения стал Назарбек Бейсен, свояк генерального прокурора Кайрата Мами. Еще обратите внимание, что глава государства принял всех ключевых представителей группы "южан", о чем были сообщения в прессе. Единственный человек, про которого не написали, - Сарыбай Калмурзаев. Среди сотрудников КНБ ходит слух, что (председатель КНБ) Нуртай Абыкаев закрывал Калмурзаева на 24 часа в СИЗО КНБ, но потом выпустил".

Интересную версию развития событий излагает "Контур". По данным издания, против главы президентской администрации Аслана Мусина снова копают. Следующим после Жаксылыка Доскалиева - вполне может стать замглавы администрации Маулен Ашимбаев. Так, во всяком случае, издание трактует новую информацию, оказавшуюся в распоряжении редакции. "На сайте Института политических решений опубликован материал под названием "кризис управления в сфере внутренней политики и модернизация страны", который, скорей всего, является частью более широкой "закрытой" записки. Возможно, что основная цель этого документа - не только предложить новую структуру информационно-идеологического обеспечения власти, но и подтолкнуть руководство страны к проведению определенных кадровых перестановок, с очевидной задачей - поставить во главе ключевых структур, в частности отдела внутренней политики администрации президента, "нужных людей".

При таком раскладе, именно эти новые-старые чиновники и будут закреплять внутри АП позиции определенной элитной группы. В настоящий момент положение Маулена Ашимбаева фактически отвечающего за идеологическое сопровождение модернизационного курса, существенно ослаблено, как по сугубо аппаратным причинам, так и через постоянную критику в его адрес со стороны ряда экспертов и средств массовой информации.

Есть ощущение, что и данная записка не только предлагает новую модель распределения полномочий между центрами выработки идеологических инициатив, но и напрямую подталкивает руководство страны принять кадровое решение - сменить Маулена Ашимбаева на его нынешнем посту, поставить нового зам. руководителя Администрации, а также усилить его аппаратные позиции, не только за счет персонального фактора, но и структурно, переподчинив ему Отдел внутренней политики".

Central Asia Monitor включается в обсуждение дела Доскалиева. Журналисты издания вместе с Данияром Ашимбаевым, автором энциклопедии "Кто есть кто в Казахстане", вспоминают историю министерства здравоохранения. Между делом - приходят к выводу: силовики работают очень грязно. "Возникает очень неприятное ощущение от подобной антикоррупционной кампании. Вспомните "громкие уголовные дела" в отношении руководства "Казахстан темир жолы", Министерства охраны окружающей среды и Агентства по статистике... То, как были организованы следствие, судебный процесс, PR-сопровождение - все это оставляет очень неприятный осадок. Много громкой шумихи и истерии в ущерб профессионализму. Складывается впечатление, что некоторые господа пытаются срочно улучшить статистику и продемонстрировать эффективность своей работы. Я не говорю, что уверен в безгрешности руководства Минздрава, я хочу сказать, что борьба с коррупцией в отечественном исполнении выглядит, мягко говоря, некрасиво".

О полном отсутствии реакции правительства на дело Доскалиева пишут аналитики сайта Inosmikz.com. Авторы переводческого портала, написав материал по данным зарубежной прессы, сами задаются вопросом - почему коллеги министра ничего не предпринимают хотя бы для того, чтобы прикрыть систему здравоохранения? "От правительства, членом которого, судя по всему, Ж.Доскалиев продолжает оставаться, пока никаких официальных заявлений или действий не последовало. И это несколько обескураживает. Ведь человек, помимо прочего, тяжело заболел, а посему, по-видимому, не скоро окажется в состоянии вернуться к активной деятельности. Когда такое происходит даже с самым обычным работником или служащим, приказом его руководства его функции передаются хотя бы на временной основе одному из его коллег или распределяются между коллегами. Руководство для министра здравоохранения - это руководство правительства Казахстана. Коллеги - другие министры. Как же правительство как орган, на который возложена ответственность за оперативное управление страной, продолжает помалкивать, когда один из его ключевых членов вышел на время из строя?! Ведь сфера здравоохранения с точки зрения непреложно перманентных задач обеспечения безопасности страны в такой же мере важна, в какой важны сфера обороны и охраны границ. И едва ли разумно оставлять ее в столь неопределенном состоянии хотя бы на один день".

"Деловая неделя" задается другим вопросом - почему именно Жаксылык Доскалиев стал фигурантом громкого расследования? Издание пишет о политике двойных стандартов, которая повсеместно распространена в Казахстане. "Правда, то, что инкриминируемые Доскалиеву преступления несколько "скромноваты" (особенно если почитать заполонившие в последнее время страницы газет и эфиры телеканалов целые "реки" компромата на самых разных чиновников), а его деятельность на посту министра только-только расследуется, вызвали вопросы, не истек ли вообще срок давности по предъявленному обвинению? Оказалось, нет. "При применении меры пресечения в отношении Доскалиева мы основывались прежде всего на тяжести совершенного преступления. Статья 308 ч.4 УК РК, по которой возбуждено уголовное дело, относится к категории тяжких преступлений, за которую предусмотрено максимальное наказание в виде 10 лет лишения свободы. Поэтому говорить о сроках давности нет надобности, тем более что уголовное дело, начиная с момента его возбуждения, подпадает под надзор органов прокуратуры", - сказал начальник следственного департамента Нурлан Ауганбаев.

Хотя почему-то вспоминается, как много нарушений было выявлено после санкционированной несколько лет назад президентом проверки застройки предгорий в Алматы. Один из фигурантов той истории - экс-аким Храпунов, чья супруга, судя по нескольку раз мелькавшим в Сети документам, также весьма хорошо заработала на работе мужа, почему-то совершенно спокойно сегодня прохлаждается на берегу Женевского озера. Или по нему "отмашки" не было? Так есть и другие, чьи водители сбивают на смерть людей и не садятся в тюрьму "за примирением сторон", в то время как другие, вроде Жовтиса, получают "по всей строгости закона". Есть те, которых прямо обвиняют в коррупции (причем документы, подтверждающие это, рассылаются всем редакциям), но у которых "никаких следов" нарушения законности не наблюдается еще в ходе доследственной проверки. Чем они отличаются от Доскалиева?"

"Казахстанскому бизнесу Батуриной угрожают не политические проблемы супруга, а финансовые"

Отставка Юрия Лужкова с поста мэра российской столицы спровоцировала обсуждение перипетий казахской части бизнеса его супруги Елены Батуриной. Почти сразу выяснилось: у ее компании в республике плохие долги - и это заставляет говорить аналитиков о вероятности передела. В частности, об этом пишет деловая газета "Курсив".

"В Казахстане, как утверждают некоторые аналитики, российская миллиардерша Елена Батурина контролирует обширный зерновой бизнес. При этом крупнейший кредитор ООО "Зерновая компания "Настюша" - Банк развития Казахстана. Компания должна БРК порядка $151 млн, что составляет более 10% всех долгов компании, которые сейчас находятся в процессе реструктуризации. После того, как во вторник Юрий Лужков был отправлен в отставку с жесткой формулировкой "в связи с утратой доверия президента", началось активное обсуждение возможности передела бизнеса его супруги - Елены Батуриной. Впрочем, казахстанскому бизнесу Батуриной угрожают не политические проблемы супруга, а финансовые - российской материнской компании ("плохие долги")...

...Общий долг группы по кредитам и займам с учетом обязательств по облигациям составил 28 млрд руб., только 5,47 млрд руб. из которых были долгосрочными. На долю БРК приходится больше 10% от общей суммы кредиторской задолженности ООО "Зерновая компания Настюша" - $151 млн (по данным квартального отчета на 31 марта 2010 года). Другие основные кредиторы - ING Bank N. V., BSGV, Промсвязьбанк, РСХБ, Сбербанк, БТА, Raiffeisenbank, "Юникредит банк". Аналитики уже предупреждают, что в случае банкротства компании, преимущество будет отдано кредиторам, имеющим в залоге какое-то имущество, а это банки, а не держатели облигаций...

...Об истоках возникновения "Настюши" известно мало. Eще в апреле 2004 года российские эксперты не воспринимали "Настюшу" всерьез, считая, что ее бизнес распространяется лишь на Северный Казахстан. Однако уже через год - в марте 2005 года, когда инвестиционная компания "ФИНАМ" обнародовала рейтинг ведущих российских зерноперерабатывающих компаний, на первом месте оказалась именно "Настюша" (4,2% рынка).

По данным одного из крупных российских зерновых трейдеров (журнал "Компания" (см.10 мая 2004 года), в конце 90-х годов фирма "Настюша" называлась "Москва-Рекой" и принадлежала сыну Юрия Лужкова. ЗАО "Торговый дом" (ТД) "Москва-река", как известно, входит в холдинг "Интеко", возглавляемый супругой московского мэра Еленой Батуриной. В 1999 году российские СМИ писали, что "Торговый дом "Москва-Река" ввез с июня по август около 30 тыс. тонн зерна для московских мелькомбинатов, приобретая его у казахского АО "Продовольственная контрактная корпорация" по $106. Говорят, что руководителей мелькомбинатов в начале лета вызвали в московскую мэрию и в добровольно-принудительном порядке попросили брать зерно у "Москвы-Реки" по $130 за тонну, в то время как у других поставщиков зерно аналогичного качества стоило на $6-8 дешевле. Естественно, отказать мэрии было нелегко. Есть данные, что в уборочные 2003-го и 2004 года в Казахстане "Настюша" действовала агрессивно, назначив самые высокие цены в республике.

В июне 2004 года договариваться с Нурсултаном Назарбаевым о поставках пшеницы выехал сам Юрий Лужков. "Москва намерена купить у Казахстана 340 тыс. тонн зерна нового урожая", - сообщил он журналистам по окончании встречи с президентом. С акимом Северо-Казахстанской области Таиром Мансуровым мэр подписал соглашение о сотрудничестве. 4 марта 2005 года в Петропавловск прибыл министр правительства Москвы, руководитель Департамента продовольственных ресурсов Александр Бабурин, его заместитель Виктор Ольховский (три года назад возглавлял ТД "Москва-Река"), генеральный директор зерновой компании "Настюша" Игорь Пинкевич и финдиректор ТОО СП "Трансавто" Ярослав Варава. Переговоры шли уже не только о поставках зерна, но и о мясе для столицы России".

Авторы "Новой газеты - Казахстан" зашли с другой стороны. Они рассуждают о 18-летнем пребывании на одной и той же должности и "синдроме Лужкова" у казахстанских властей. "Для начала цифра - 18. Ровно столько лет начальник Первопрестольной сидел на своем месте. А ведь усталость характерна не только для металла. А сколько у нас таких же акимов-долгожителей, которые благодаря властной вертикали из года в год перемещаются по... властной горизонтали. Пришел, обогатился, ушел. И дальше по кругу. Ни тебе отчета о потраченных финансах, ни о проделанной работе. Должность хоть и меняется, но влияние и капитал всегда при них. Эдакие наши местные лужковы без кепок, которые за эти годы создали свои мини-империи на местах с полагающимися неизменными атрибутами политической "крутизны": сформированный клан с жесткой иерархией, прикормленные общественные институты, медиаресурсы. Кто скажет, что всего этого не было в Москве?

Хотя, справедливости ради, надо сказать, что даже самые радикальные критики "человека в кепке" в эти дни честно признавались, что в первой половине своего мэрского стажа градоначальник был вполне адекватен и эффективен. Это он, дескать, потом испортился. Или испортили? Видимо, этому обстоятельству способствовало то, что он в годы ельцинского правления, в отличие от нынешнего, не назначался, а... избирался всеми жителями 15-миллионного мегаполиса. Не говорю, что тотальная избираемость органов власти - это абсолютная панацея от всех проблем, но более эффективного механизма контроля над исполнительной властью пока никто в мире не придумал. Действительно, в иной правовой ситуации крепкий хозяйственник не превратился бы в единоличного Хозяина города. Ибо, возглавляя столицу в течение почти двух десятилетий, Лужков также единолично отвечает как за несомненные успехи Москвы, так и за ее самые отвратительные обретения, как-то чудовищная коррупция, обнаглевший криминалитет, несоразмерная дороговизна цен и жизни, обезображенный исторический центр Златоглавой и т.д. И это не только его звездный час, но тяжелый крест!"

"Я считаю ошибочным отсутствие механизма принуждения перехода на государственный язык"

На страницах казахстанской прессы - снова и снова поднимается языковой вопрос. Эта тема является одной из самых значимых болевых точек современного казахстанского общества. Многие национал-патриоты хотят повсеместной "казахизации", с чем не согласны национальные меньшинства. На сайте Института политических решений выложена стенограмма круглого стола под названием "Языковая государственная программа 2020. Заговорим ли?" или 12 мнений о логических тупиках, трудностях перевода, харизме носителей языка и неуместности административного ресурса. Мнения высказываются - полярные.

"Мухтар Тайжан, Президент Фонда им. Болатхана Тайжана: У нас в Казахстане казахский язык не занимает подобающее ему место государственного языка. Эта ситуация никогда не изменится, пока мы кардинальным образом не поменяем государственную политику в сфере языка. Результаты обзора международного опыта показывают, что в основном методы в сфере языка очень жестко регулируются государством, применяются административные ресурсы. Наше правительство чересчур гуманно в данном вопросе. Я считаю ошибочным отсутствие механизма принуждения перехода на государственный язык. Только при помощи данных механизмов появится спрос на язык. Государство должно создать этот спрос. Тем более что в Доктрине национального единства четко сказано, что каждый гражданин должен и обязан знать государственный язык".

"Юрий Бунаков, председатель русской общины Казахстана: Знание государственного языка в наших условиях - это вопрос очень серьезный, и мы ему придаем большое значение. Три года назад мы заключили сотруднический договор с Министерством культуры. В частности, проводим конкурсы знатоков казахского языка среди русской молодежи - республиканские конкурсы. Не нужно политизировать вопрос о казахском языке. Эту проблему создают искусственно. На сегодняшний день около 50% населения Казахстана владеют государственным языком. Разве можно в таких условиях переводить делопроизводство полностью на казахский язык? Разве можно применять в обществе административные ресурсы и требовать, чтобы люди в общественных местах говорили только на государственном языке? Нелепое утверждение о том, что к 2020 году 95% населения заговорят на казахском языке. Это нонсенс. Если мы будем говорить о том, что русскоязычного населения на сегодняшний день пусть не 50%, а 30%, что же, мы хотим лишить их возможности общения и получения информации? Если ступить на такую стезю, мы доживем до того, что русское население задумается об отъезде из Казахстана, вслед за теми, которые уже уехали".

"Дос Кошим, председатель ОО "Улт тагдыры": Во-первых, триединство языков - это не закон, это message президента, если можно так сказать. Человек может знать несколько языков. Я, например, знаю арабский язык, мои дети знают английский. Но знание государственного языка - это должно быть обязанностью для всех. Во-вторых, в проекте новой государственной языковой программы есть пункт о материальном поощрении того, кто хорошо или быстро изучает казахский язык. В этом плане интересно: сколько стоит гражданину исполнять свои обязанности? 10 тысяч? 20 тысяч? Представители Министерства культуры не смогли ответить нам на этот вопрос. Я против таких поощрений. В-третьих, много разговоров идет о переводах. Перевод должен ограничиваться каким-либо сроком. Перевод государственного языка - это вообще позор. Никто не будет знать казахский язык, если есть переводчики. Что касается мотивации, мне кажется, если у человека за 20 лет не пробудилось желания выучить казахский язык, то это никогда не случится. Должна создаваться необходимость, создаваться законом, если мы являемся правовым государством".

Тему подхватывает портал Inosmikz.com, авторы которого справедливо указывают на то, что госпрограмма по развитию казахского языка - не работает. "О том, что за десять лет практически все граждане страны будут владеть казахским языком официальные казахстанские лица говорили при принятии первой госпрограммы функционирования и развития языков на 1990-2000 годы в июле 1990 года, при принятии второй госпрограммы функционирования и развития языков на 2001-2010 годы в феврале 2001 года. Говорят и теперь. Говорят, имея в виду реализацию третьей госпрограммы функционирования и развития языков на 2011-2020 годы. Но значение таких слов и заявлений девальвировано. Инерция неверия в них с каждой новой десятилетней программой нарастает все больше и больше. Сейчас уже даже для непосвященного в вопросы внедрения казахской речи в общественно-государственную жизнь ясно, корень проблемы в данном случае кроется в отсутствии реального и дееспособного хозяина у государственного языка. Государство в лице олицетворяющей его исполнительной власти все больше обозначает занятие делом его продвижения. Однако у нее пока не получается быть настоящим ответственным и рачительным хозяином государственного языка. Что тут уж говорить об остальных вещах, если она не смогла даже худо-бедно обеспечить аутентичность казахской версии действующей уже 15 лет Конституции РК русской версии. То есть не смогла организовать и проконтролировать того, чтобы составленный сначала по-русски текст Основного Закона был переведен на государственный язык и отредактирован так, как требуется"

. "Казахстанские чиновники стремятся руками россиян вернуть себе контроль над российскими активами банка".

Банковская система Казахстана, вопреки прогнозам, продолжает выходить из кризиса при активной поддержке государства. На прошлой неделе три главных головных боли монетарных властей - проблемные банки завершили процесс реструктуризации. Это безусловно позитивная новость, отметить которую не преминули многие СМИ. Власти Казахстана пошли вопреки международной практике и не стали банкротить проблемные финансовые институты. И добились в итоге остановки оттока депозитной базы, внутреннего источника фондирования. Но рынок сигнализирует - положительные моменты имеют кратковременный эффект. Необходимо долго, системно и усердно трудиться, чтобы в итоге получить полностью восстановившийся бизнес. А делать это в Казахстане умеют далеко не все.

"Эксперт Казахстан" - одно из тех изданий, которое отметило положительные сдвиги. Редакция журнала спросила у специалистов, что те думают и получила на выходе удовлетворение процессами, происходящими в стране. "Случилось то, чего последние полтора года с нетерпением ждали все, кому не безразлична судьба казахстанского банковского сектора. Реструктуризация трех банков (два из которых входят в десятку крупнейших) держала в напряжении весь банковский сектор и создавала почву для неопределенности в прогнозе по всей отрасли более года. Финансовое состояние банков было настолько ужасным, что Агентству финансового надзора (АФН) даже приходилось вести раздельную статистику с учетом банков, по которым принято решение о реструктуризации долгов, и без их учета. Достаточно вспомнить, что на 1 января текущего года чистый убыток банков составил 3,2 трлн тенге, а без БТА Банка и Альянс Банка - 594,7 млрд тенге. А отрицательный капитал с учетом проблемных банков на конец 2009 года составлял 2,8 трлн тенге, что давало основание аналитикам говорить о том, что с формальной точки зрения банковская система Казахстана является несостоятельной.

По оценке председателя правления kaspi bank Михаила Ломтадзе, успешно проведенная реструктуризация положительно отразится на банках и стране. "Самый основной положительный результат очень простой - в результате успешной реструктуризации миллиарды долларов остались внутри страны. И эти деньги будут работать на экономику Казахстана", - порадовался он... Успешная реструктуризация обязательств Альянс Банка и БТА приведет к существенному сокращению как суммы внешнего долга частного сектора Казахстана, так и платежей по обслуживанию и погашению этого внешнего долга. Таким образом, показатели платежного баланса Казахстана в обозримом будущем должны улучшиться. Самое важное, что когда реструктуризация долгов завершена, ожидается открытие внешних рынков капитала для казахстанских банков.

"Завершение реструктуризации обязательств трех крупнейших банков, допустивших дефолт, представляет важный переломный момент в развитии банковской системы Казахстана, но не приведет автоматически к ускорению ее деятельности и активизации привлечения иностранных заимствований банками страны, - считает директор Группы рейтингов финансовых институтов парижского офиса Standard & Poor's (S&P) Екатерина Трофимова. - Завершение реструктуризации критически важно для восстановления доверия иностранных контрагентов и инвесторов, но сохраняющаяся проблема качества активов в системе и общая рыночная неопределенность сдерживают рост кредитования и фондирования". По мнению эксперта, после завершения столь массовой работы банков и государства по реструктуризации обязательств еще предстоит не менее кропотливая работа по восстановлению их коммерческой деятельности и финансовых показателей, в частности качества активов".

Но есть моменты, которые не попали в обзор аналитического журнала. И это, по большей части негатив. Например, то, как отреагировали зарубежные игроки на новость о реструктуризации долгов. В частности, "Сбербанк", которого называли потенциальным покупателем "БТА банка" - пока сохраняет молчание по вопросу покупки этого актива. "Республика" в этой связи уверена - государству, самому главному акционеру казахстанского фининститута следует продавать БТА на открытых торгах.

"Самрук-Казына" в лице Кайрата Келимбетова продолжает настаивать на продаже БТА "Сбербанку". Однако, по мнению скептиков, россияне не купят его за $7 млрд, вложенные в банк после принудительной национализации. При таком раскладе лучшим вариантом было бы объявить открытый конкурс на поиск стратегического инвестора, но в ФНБ на него не идут. Насколько оправданно предложение об открытом тендере и почему "Самрук-Казына" на него не соглашается, мы попросили прокомментировать аналитиков.

Представитель инвесткомпании, не захотевший раскрывать своего имени, продажу госпакета БТА на открытом тендере назвал хорошей идеей, поскольку инвесторы, "возможно, предложат больше, чем "Сбербанк":

- Всем понятно, если транспарентно продавать на открытом тендере, то и цена будет предложена более или менее рыночная. Судя по тому что они пока сейчас не собираются распродавать, то, соответственно, в настоящее время акции банка стоят ниже, чем было затрачено средств на спасение "БТА Банка".

Эксперт не исключает, что "Самрук-Казына" "просит сумму, которая была потрачена, а "Сбербанк" считает ее высокой". По его мнению, если российский банк не ведет активных переговоров о покупке, значит, "он не заинтересован в этом либо находится в процессе изучения этого предложения":

- То есть здесь могут быть два момента: либо сам российский банк пока не понимает, сколько стоит БТА, либо пока цена предложения слишком высокая. Скорее всего, первый вариант, поскольку "Сбер" пока официально не отказывался.

В низкой рыночной стоимости банка видит причину отказа ФНБ от открытого тендера управляющий портфелем Unicorn IFC Николай Андриянов:

- Продавать сейчас госпакет на открытом рынке - значит не выручить с этого практически никаких средств. Но при проведении сделки, так сказать, за закрытыми дверями в дополнение к акциям могут быть предложены дополнительные опционы или что-то другое, что может экономически улучшить предложение.

Правда, при этом Андриянов сомневается, что найдется покупатель, который будет готов выложить за госпакет БТА $7 млрд.... Впрочем, есть еще одна причина, отмечают аналитики, по которой ФНБ хочет отдать БТА именно "Сбербанку". По их мнению, она заключается в том, что казахстанские чиновники стремятся руками россиян вернуть себе контроль над российскими активами банка". Михаил Пак, Алма-Ата

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.