Станислав Тарасов: ТАПИ убивает NABUCCO: Туркмения наносит удар по энергетической монополии Европы

Баку, 20 сентября 2010, 17:46 — REGNUM  

Президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов накануне отбытия в Нью-Йорк для участия в работе 65-й сессии Генеральной Ассамблеи дал развернутое интервью национальным СМИ. Он заявил о необходимости активнее вовлекать Афганистан в перспективные транспортные, коммуникационные, энергетические проекты в регионе, чтобы "придать афганцам уверенность в своем будущем". При этом, как уже сообщало ИА REGNUM Новости, лидер Туркмении заявил, что его стране на "глобальном уровне удалось выстроить ровные партнерские отношения с крупными державами и основными мировыми центрами - США, Россией, Китаем, Евросоюзом". Что же касается регионального направления, то Туркменистан установил "дружественные, добрососедские и равноправные отношения с сопредельными странами и другими соседями по региону".

Противопоставлять первое второму у Ашхабада, похоже, нет намерений. Если в первом случае речь действительно идет о стремлении Ашхабада балансировать между ведущими центрами силы, то во втором - он действует точечно и целенаправленно. В ходе 6-го заседания технической рабочей группы по проекту газопровода Туркменистан - Афганистан - Пакистан - Индия (ТАПИ) было подписано рамочное соглашение по строительству этого газопровода. Бесспорно, речь идет о крупномасштабном межгосударственном проекте, осуществление которого в иных условиях придало бы мощнейший импульс экономическому развитию этих государств. Участники проекта договорились в декабре 2010 года провести в Ашхабаде четырехстороннюю встречу на высшем уровне для принятия окончательного решения по этому проекту. Но в Афганистане продолжаются военные действия, и процесс урегулирования там займет не один год. В то же время и отношения между Пакистаном и Индией, которые остаются напряженными уже в течение многих лет, разрядка наступит не скоро. Это означает только одно: Ашхабад проектом ТАПИ решил прикрыть свое нежелание обострять отношения с Россией и Ираном, идя на участие в откровенно политизированном проекте NABUCCO. Более того, он не снял разногласий с Азербайджаном и по поводу спорного месторождения "Кяпаз" (в туркменской версии "Сердар"). Хотя буквально накануне на саммите тюркоязычных стран в Стамбуле президент Туркмении Гурбангулы Бердымухамедов в беседе с президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым уверял, что и NABUCCO и ТАПИ одновременно вполне по плечу Туркмении. А чуть ранее министр энергетики и природных ресурсов Турции Танер Йилдыз говорил, что Туркмения и Азербайджан намерены "разработать ряд формул для осуществления долгосрочных поставок туркменского газа через Каспий в Азербайджан и далее на внешние рынки". Анкара почему-то продолжает верить в то, что "в ближайшие месяцы будет подписано соглашение о поддержке новых региональных проектов типа NABUCCO", в силу того, что "ведется работа по подготовке ряда проектов в тех областях каспийского региона, "где нет территориальных споров между государствами".

Однако подписанное вслед за этим рамочное соглашение по ТАПИ, как сообщает радиостанция "Немецкая волна", состоялось именно в тот момент, когда Еврокомиссия разработала предложения о строительстве Транскаспийского газопровода из Туркмении в Азербайджан без делимитации шельфа Каспийского моря. В этой связи германский исследователь международной организации Global Witness Том Майн приходит к выводу, что ТАПИ превращает NABUCCO в "идею фикс" ЕС. Но интрига в том, что европейская комиссия почему-то выступила со своим старым сценарием тогда, когда Европа для туркменской газовой политики оказалась на пятом месте по важности после Китая, России, Ирана и Афганистана. А из этого следует, что ЕС в этом регионе мира находится в хвосте событий и утрачивает свое былое политическое и экономическое влияние. Поэтому Ашхабад, ориентируясь на иных, более мощных геополитических партнеров, ничем не рискует, идя на отказ от идеи "энергетического европоцентризма".

В настоящее время Туркмения имеет устойчивые рынки сбыта своих энергоресурсов и создавать для себя ненужные политические издержки в виде обострения отношений с газпромовским "Южным потоком" ему не с руки. Тем более, что в Европе сейчас проходит борьба не за газопроводы, а за источники сырья и рынки. Не случайно президент управляющего реализацией проекта консорциума NABUCCO Рейнхард Мичек заявил, что реально рассчитывает только на то, что первый газ для трубопровода NABUCCO дадут Ирак и Азербайджан. Но и Баку придется много раз подумать, прежде чем принимать такое решение. "Азербайджан занимает в отношении проекта NABUCCO сдержанную позицию,- полагает бакинский политолог Расим Мусабеков. - Транзитные платежи для нас не столь значимы. А туркменский газ на рынке Турции лишь усилит конкуренцию с азербайджанским газом". В Ираке после вывода боевых частей США могут происходить самые разные неблагоприятные для NABUCCO события. Что же касается туркменского газа, то он все-таки законтрактован - не только "Газпромом", а еще и китайской стороной, поэтому у Туркмении просто может не оказаться свободных объемов для поставок на европейский рынок.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.