Николай Радов: Избирательная кампания Лукашенко - демагогия и реальность, ч. 2

Гагра, 9 сентября 2010, 13:28 — REGNUM  

с первой частью статьи Николая Радова можно ознакомиться здесь

Как уже отмечалось в первой части статьи, для современной политической власти Белоруссии предстоящие президентские выборы могут стать самыми тяжелыми за последние годы. Не смотря на это, команда Александра Лукашенко намерена в очередной раз добиться "элегантной победы", используя для этого ряд идеологических концепций, к которым, помимо рассмотренных ранее, следует отнести следующие: идентификация президента как гаранта независимости Белоруссии; игнорирование политических оппонентов; широкое сотрудничество с Евросоюзом и США. При этом, все эти идеологемы находятся в тесной взаимосвязи друг с другом.

Превращение нынешнего президента Республики Беларусь в единственного защитника суверенитета и независимости страны происходит уже достаточно долгое время. Одновременно создается образ нового врага белорусского государства: на место Европы, США и НАТО приходит Россия, отказавшаяся от поддержки братского народа, вместе с которым русские "гнили в окопах" в годы Великой Отечественной войны. Надо сказать, что тема войны в последнее время достаточно часто эксплуатируется нынешними белорусскими властями. Создается впечатление, что в стране пытаются выстроить определенную концепцию национальной идеи, основанную на противопоставлении мирной и военной жизни. Примером процветающей и независимой страны представляется современная Белоруссия во главе с Лукашенко, а Россия предстает в образе государства, отягощенного грузом военных проблем, где каждый, будь то военнослужащий или гражданский, может в любой момент потерять свою жизнь.

Основой суверенитета Лукашенко принято считать экономические преференции, предоставлявшиеся Белоруссии Россией на протяжении второй половины 1990-х и первой половины 2000-х годов. Однако после невыполнения белорусским президентом ряда обязательств, принятых им накануне последних выборов и связанных с нефтегазовым комплексом страны, экономический фундамент "независимости" режима стал рушиться, и белорусские власти решили заменить его политической демагогией.

Одним из первых официальных попыток доказать всему мировому сообществу свою независимость в выборе политического курса стал отказ признания Южной Осетии и Абхазии, что стало достаточно неожиданным и неприятным сюрпризом для Москвы. Конечно, можно говорить о том, что данным шагом Минск попытался шантажировать Кремль, выторговывая у него дальнейшее субсидирование белорусской экономики. Однако нельзя забывать и о том факте, что непризнание двух закавказских республик позволяет белорусским властями рассчитывать на поддержку Евросоюза, который ставит в прямую зависимость от решения белорусских властей вопросы предоставления кредитов и включения в число восточноевропейских стран - получателей помощи.

Нынешний год, отягощенный белорусско-российскими противоречиями, позволил Лукашенко публично заявить в апрельском ежегодном послании к народу и парламенту о собственной несгибаемости в деле защиты национальных интересов страны. Нефтегазовый конфликт добавил в копилку президента несколько дополнительных очков в глазах простых белорусов, которые в массе своей не стремятся вникать в сущность возникших противоречий и доверяют государственным СМИ, заявляющим, что в будущем "будет нелегко, но если белорусский народ сплотится вокруг своего вождя, он одолеет любые невзгоды и отстоит свою независимость".

Сегодняшнее поведение белорусских властей является лишь попыткой продемонстрировать определенные признаки своей независимости. Однако необходимо учитывать, что, находясь долгие годы под экономической и политической опекой России и не имея возможности реально влиять на международные отношения в европейском регионе, нельзя лишь на основании нескольких государственных атрибутов (например, флаг и гимн) вдруг заявить о своем полностью независимом политическом курсе. Абсолютной независимости нет, а в случае с Белоруссией, которая в последнее время занимается наращиванием кредитного портфеля, обеспечить возвращение которого в стране нет возможности, говорить о будущей самостоятельности страны, по всей видимости, не приходится.

Формируя в среде белорусского электората свой образ "отца народов" и заступника национальных интересов, Александр Лукашенко фактически перехватил подобную инициативу из рук немногочисленной оппозиции, позиционировавшейся ранее в качестве единственной преграды на пути включения Белоруссии в состав России. Такой провал политических оппонентов президента можно объяснить несколькими причинами.

Во-первых, в настоящее время белорусская оппозиция не имеет собственного плана выхода из сложившего кризисного состояния республики. Пустые разговоры о национальной идее, распределение постов в "теневом правительстве", прямые оскорбления Лукашенко и его семьи - все это говорит об определенной инфантильности и несостоятельности оппозиционных лидеров Белоруссии и окончательно дискредитирует их в глазах будущих избирателей. В такой ситуации белорусскому президенту нет острой необходимости вести с ними конструктивный диалог. Лукашенко, в отличие от предыдущих лет, когда его критика белорусской оппозиции была достаточно резкой и касалась обвинений в связях с иностранными государствами и стремлении дестабилизировать обстановку в стране, сегодня фактически ее игнорирует. Таким образом, в аполитичном сознании избирателей формируется картина полного отсутствия в стране политических оппонентов белорусского президента.

Во-вторых, в настоящее время белорусская оппозиция не может организовать массовое движение протеста, так как не только не обладает для этого ресурсами, но и потому, что белорусский народ в массе своей доволен существующим режимом: работа есть, зарплату платят, на автомобиль накопить можно, кредит для покупки жилья нуждающимся под 5% годовых дают, в городах бомбы не взрывают и не стреляют - жить можно, а то, что есть определенные притеснения, так это ничего страшного, потерпим. Утверждение президента, что белорусам от жизни нечего не нужно, кроме гарантированной "чарки да шкварки" серьезным образом укоренилось в сознании простых граждан Белоруссии и искоренить его в ближайшее время, видимо, не удастся.

В-третьих, для Лукашенко сегодня гораздо важнее разобраться со своими тылами, нежели беспокоиться о возможных происках оппозиции. Известно, что предстоящие выборы будут во многом зависеть от позиции на них действующей номенклатуры, положиться на которую в полной мере действующий президент пока не может. В связи с этим, Лукашенко приходиться проводить бюрократические чистки и перестановки, что наглядно продемонстрировали очередные кадровые назначения, произведенные 3 сентября. Примечательно то, что большинство из пришедших на новые посты чиновников напрямую обязаны своим положением президенту Белоруссии и должны будут продемонстрировать свою преданность "батьке" в течение ближайшего времени. Среди прочих отдельно следует отметить назначения заместителей председателей Минского и Могилевского облисполкомов, председателей Климовичского, Копыльского, Молодеченского райисполкомов, а также Жодинского и Крупского горисполкомов. Подобных массовых замен глав и заместителей исполнительной власти в Белоруссии не было давно. По всей видимости, такие перестановки связаны с предстоящими выборами, так как именно крепкая президентская вертикаль должна обеспечить их "правильное" проведение и подсчет голосов.

В-четвертых, известно, что нынешняя белорусская политическая элита, в первую очередь, бывшая государственная номенклатура, имеет достаточно тесные связи с Россией. Многие белорусские чиновники, занимавшие ранее руководящие посты в государстве, после отставки уехали в Москву: Гончарик, Наумов, Латыпов, Кравченко и ряд других. Именно они, а не представители различных оппозиционных карликовых партий, представляются власти наиболее опасными противниками на предстоящих выборах. При этом Лукашенко не рассматривает их в качестве прямых кандидатов на пост президента, однако опасения, что бывшие госчиновники станут неким мостом между Кремлем и нынешней вертикалью власти в обход главы государства, достаточно велики.

Пожалуй, самым нетипичным пунктом предвыборной программы Лукашенко за все четыре избирательные кампании является декларирование широкого сотрудничества Белоруссии с США и Евросоюзом. На фоне ухудшившихся отношений с Россией, которая, по сути, отказалась от спонсирования нынешнего политического режима, белорусский президент сделал ставку на страны Запада. При этом, главный ключ для европейского замка Лукашенко видит в своей конфронтации с Россией. Напомним, что в июне нынешнего года белорусский лидер перед лицом европейского сообщества заявил, "что на Россию надеяться абсолютно нельзя", обвинив российские власти в двойных стандартах и давлении накануне президентских выборов. Более того, Европе впервые было сделано заманчивое предложение: "Пожалуйста, давайте установим такие отношения, как американцы с Израилем, и вы всегда будете иметь свои интересы в Беларуси, и они свято будут соблюдаться". Видимо, для поддержания собственной власти, Лукашенко готов отдать Европе контроль над ключевыми объектами белорусской экономики и превратить пока еще суверенное государство в некий придаток Евросоюза на границе с Российской Федерацией.

Подобная позиция белорусского лидера в настоящее время многими экспертами рассматриваться всего лишь как попытка давления на Москву, что подтверждает встреча в конце августа Лукашенко и губернатора Курской области Александра Михайлова, на которой глава Белоруссии, пообещав и дальше придерживаться союзнических отношений с Россией, пригрозил найти ей замену. Переход Минска на развитие отношений не с центром, а с регионами России косвенно указывает на то, что белорусская власть находиться на грани окончательного разрыва с Кремлем, за которым может последовать резкое изменение политического курса страны.

Сложившуюся ситуацию в Белоруссии Евросоюз использует исходя из своих стратегических интересов, так как в Брюсселе не намерены из-за Лукашенко портить свои отношения с Москвой. Европа проводит тактику, которой долгое время пользовались в Минске - заигрывание без определенных обязательств. Показательными являются заявления европейских чиновников о возможном возвращении Белоруссии в ряды членов Парламентской ассамблеи совета Европы (ПАСЕ), из которой ее исключили в 1997 году. При этом главным условием для возвращения в эту организацию является отмена смертной казни. Все остальное Европу устраивает.

Еще более заманчивым кажутся перспективы вступления Белоруссии в ЕС, о чем 2 сентября на лекции в Институте международных отношений Вильнюсского университета заявил министр по делам ЕС Великобритании Дэвид Лидингтон. По его словам, это может случиться только в том случае, если Белоруссия сама захочет стать членом этой организации и создаст демократическую политическую систему, в которой политические партии действовали бы свободно, работала бы независимая судебная система, соблюдались бы свобода слова, собраний и другие демократические свободы. При этом ни слова не говориться о существующем режиме Лукашенко, как "последней диктатуре Европы".

Необходимо отметить, что потепление отношений между Белоруссией с одной стороны, и Европой и США с другой (с приходом в 2008 году к власти в США Барака Обамы американо-белорусские связи стали постепенно восстанавливаться), позволило нынешнему белорусскому лидеру в преддверии президентских выборов обезоружить своих прозападных оппонентов. Поэтому лозунг оппозиции "Беларусь в Европу!", который поддерживает, по данным статистики, более трети населения страны, может быть использован Лукашенко, в качестве одного из главных инструментов своей кампании.

Белорусский президент неоднократно подчеркивал, что он не может проводить политику "в интересах групп, кланов или еще кого-то": "Я могу проводить политику только в интересах собственного белорусского народа". Однако до сих пор не ясно, насколько интересы народа соотносятся с личными интересами Александра Григорьевича, о которых он странным образом умалчивает.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.