Владимир Казимиров: Азербайджан и Организация Объединенных Наций (повторение пройденного в карабахском конфликте)

Баку, 4 сентября 2010, 00:51 — REGNUM  

Вовсе не к бакинской встрече президентов России и Азербайджана готовились эти заметки, а к новым попыткам азербайджанской дипломатии развернуть обсуждение карабахского конфликта в ООН. Президенты больше заняты будущим отношений между нашими странами, а автор заметок полагает невредным, даже необходимым возвращаться к прошлому порой, особенно если повторять пройденное полезней в учебе, чем в жизни.

Весьма односторонняя резолюция Генеральной Ассамблеи ООН о положении на оккупированных территориях Азербайджанской Республики (АР), принятая в марте 2008 г. по ее предложению, побудила Баку выдвинуть проект подобной резолюции и на нынешней сессии. Там не смущены комизмом расклада голосов, когда за прежнюю резолюцию было 39 стран против 7 при 100 воздержавшихся и 46 избравших неучастие в голосовании (то есть "за" - 39 из 192! Или 153 не пожелавших поддержать проект АР). При всем равноправии государств на ГА ООН, где на счету количество голосов, есть еще не столь броская, формально незримая черта - их "качество". Вы подумали о великодержавии? Нет, это реальное знание сути конфликта! Одни государства, хорошо знающие этот конфликт, голосовали против, включая сопредседателей Минской группы ОБСЕ, посредников в его урегулировании (Россия, США и Франция), другие воздержались. Большинство было из стран, имеющих о нем довольно смутные понятия; 30 голосов были от членов Организации Исламской конференции. Из 11 участников Минской группы ОБСЕ "за" были лишь Азербайджан и Турция; из СНГ - еще Украина (при Ющенко), Молдавия, Грузия и Узбекистан; даже из членов ОИК, обычно поддерживающих АР, только половина.

Тем не менее, Баку придает новой резолюции важное значение для своей пропаганды и дипломатии, хотя решения ГА ООН в отличие от ее Совета Безопасности имеют лишь рекомендательный характер и мало что меняют в реалиях. Под тем предлогом, что переговоры в МГ ОБСЕ пока не дали результата, там считают нужным поднимать вопрос об оккупации 7 районов АР в других международных организациях, особенно в ООН.

Да, районы вокруг Нагорного Карабаха (НК) полностью или частично оккупированы. Конечно, это аномалия, не изжитая и в наш век. Но вместе с тем это тягостный и поучительный итог той войны. За 17 лет пора бы разобраться, как и почему? А в Баку не хотят разбираться всерьез, ибо причинно-следственные связи лишат их маски жертвы агрессии, даже покажут соавторами этой оккупации и еще больше - ее возбудителями.

Оккупация и нужды вынужденных переселенцев - реальные проблемы, не поддающиеся решению пропагандой. Но Баку все больше использует их как пропагандистский конёк, создавая впечатление, будто их устранение и разрешит конфликт, а иных проблем там и нет. Тем самым он заодно хочет оттеснить на второй план, сдвинуть на "потом" устранение главной спорной проблемы и причины конфликта - определение статуса НК. Акцент на оккупации помогает ему снискать сочувствие у тех, кто мало осведомлен или забывчив, особенно за рубежом. Неслучайно там периодически недовольны сопредседателями МГ ОБСЕ, давно знающими, как возникла оккупация и почему не получается причислять НК к захваченным территориям.

Ради вящей убедительности особое место в пропаганде официального Баку занимают ссылки на резолюции Совета Безопасности ООН по Карабаху. Конечно же, их интерпретируют выборочно и тенденциозно. Ко многим сообщениям по Карабаху читателю навязывают пояснения с явно своекорыстной приправой. Вот пример: "Принятые СБ ООН четыре резолюции по освобождению Нагорно-Карабахского региона и других оккупированных территорий до сих пор не выполняются Арменией" (Тренд и Дэй.Аз от 25.8.10). Об "освобождении" НК в этих резолюциях и речи нет. Суть дела гораздо сложнее: ведь ни один содержательный пункт этих резолюций не выполнен не только армянами, но и самим Азербайджаном. Более того, его роль в срыве выполнения этих резолюций особая, можно с горькой иронией сказать "первопроходческая". Зря там забывают непростую историю своего обращения в ООН.

Нелишне вернуться к резолюциям СБ по Карабаху, тем более что мало кто внимательно следил тогда за ними и их судьбой - многие знают их лишь понаслышке. Мне пришлось заниматься этим тогда же и потом по долгу службы.

В современной международной жизни резолюции СБ ООН относятся к определяющим документам. Все государства-члены ООН, разумеется, ориентированы на их выполнение. Все четыре резолюции по этому конфликту (822, 853, 874 и 884) приняты в самый разгар войны в Карабахе, с 30 апреля по 12 ноября 1993 г.

В буксующем переговорном процессе и повседневной словесной войне стороны карабахского конфликта часто ссылаются на отдельные положения 4 резолюций СБ ООН. Увы, каждая акцентирует лишь то, что выгодно ей в этих резолюциях, всячески избегая выполнения собственных обязательств.

Кроме редких особых исключений, резолюции СБ ООН составляются на компромиссной сбалансированной основе. Выборочный подход к ним совершенно неприемлем - нельзя требовать выполнения только тех положений, которые соответствуют интересам данной стороны. Это разрушает баланс, ведёт к невыполнению резолюции и другими сторонами. Необходимо именно комплексно подходить к основным требованиям СБ ООН и их выполнению с учётом специфики и хода этого конфликта.

Необходимо также своевременное, а не отложенное выполнение всех ее положений сторонами без каких-либо изъятий (не когда кому захочется или жизнь заставит).

Как отмечено, в последние годы выполнения резолюций чаще требует Баку, в основном немедленного, полного и даже безоговорочного вывода оккупационных сил из районов, занятых армяно-карабахскими войсками, и возвращения вынужденных переселенцев. Всё настойчивей охватывают этим требованием и сам НК (Гейдар Алиев был в этом умереннее). Другие требования Баку опускает, даже замалчивает. Ему надо привлечь внимание к тяжким последствиям вооружённого конфликта, боли переселенцев. Расчёт тут прежде всего на эмоциональное, поверхностное восприятие, но где-то это срабатывает. А ведь вооружённый конфликт начат был не с оккупации, а с военных действий. А кто первым прибег к силе, кто долго упорствовал в боях, тщась одержать верх? Как раз та сторона, которая снова ищет предлог для применения силы! Как ни парадоксально, плоды собственных просчётов в той войне она пытается выдать за достаточное основание для новой бойни.

Первое и главное. Адекватная трактовка резолюций СБ ООН невозможна без учёта обстановки, когда они принимались (лето и осень 1993 г.- пик войны) и без учёта смысловой иерархии их требований.

Очевидно, что первоочередным, главнейшим требованием было незамедлительно прекратить огонь, все военные действия и враждебные акты. Оно красной нитью проходит через все 4 резолюции, как их общий стержень. Это самое неотложное требование, без его выполнения нельзя реализовать другие, например, вывести оккупирующие войска.

СБ ООН выдвинул это требование в первой же резолюции 822, но на его выполнение сторонам не хватило целого года и еще трёх резолюций. Будто в издевку, еще до мая 1994 г. продолжала литься кровь, нарастал поток беженцев и переселенцев.

Какая же сторона нарушала это требование всех резолюций и несет особую ответственность за то, что её сбои в решении этой кардинальной задачи положили начало срыву чуть ли не всех остальных требований - комплексному невыполнению резолюций СБ.

Тут нет безгрешных, но все же бесспорный "лидер" - азербайджанская сторона. Армяне, как правило, принимали предложения посредников приостановить или прекратить военные действия - было лишь два исключения. А руководство АР - как при А.Эльчибее, так и при Г.Алиеве - даже теряя контроль над своими территориями, упорствовало в попытках добиться перелома на фронте и решить конфликт силой. Оно намного чаще уклонялось от миротворческих инициатив, ставило предварительные условия, нечасто шло на временное прекращение огня и его продление, лишь для передышки и перегруппировки сил. И четырежды сорвало достигнутые об этом договоренности.

Уповая на силу, Баку не имел права забывать, что рискует собственными территориями, берёт на себя часть ответственности за появление и расширение потерянных земель. Утрата новых районов заталкивала его вновь в порочный круг отказов и срывов миротворческих инициатив. За годы активного посредничества России набрался целый календарь нарушений сторонами прекращения огня, уходов от таких договоренностей и других недооценок миротворчества и в основном со стороны АР (эзоповским языком говорит об этом и резолюция 884).

Как это ни нелепо, упрямство и неуступчивость Баку объективно были на руку армянам, позволяя им при продолжении боёв новые захваты, чтобы отодвинуть линию фронта подальше от НК. Ведь совершенно азбучно: если бы АР раньше пошла на перемирие, скажем, немедленно выполнила резолюцию 822, то 5 ее районов (Агдамский, Физулинский, Джебраильский, Кубатлинский и Зангеланский) избежали бы оккупации, что упростило бы ее задачи на переговорах. Но это крамола для Баку. Её осознания он и не допускает, чтобы не лишиться поддержки извне как жертвы оккупации.

Характерна политико-дипломатическая борьба вокруг самой первой резолюции 822, хотя Азербайджан был инициатором её принятия и на словах даже приветствовал её. Однако когда Россия, США, Турция и председатель Минской конференции СБСЕ в мае 1993 г. предложили сторонам конфликта подтвердить готовность выполнить её, Ереван и Степанакерт сделали это, а Баку не стал отвечать - не хотел связывать себя обязательствами по её выполнению в части прекращения военных действий.

Негативное отношение Азербайджана к этому главному требованию резолюций СБ проявлялось и далее. Каждая новая резолюция учитывала изменения обстановки. После достигнутых с помощью России первых договоренностей об ограничении военных действий, отказа Баку продлить их и последовавшего падения Агдама резолюция 853 от 29 июля призвала стороны "достичь прочных договоренностей о прекращении огня и соблюдать их". Резолюция 874 от 14 октября - когда держалось временное прекращение огня, заключенное при посредничестве России - призвала сделать его эффективным и постоянным. После его срыва азербайджанской стороной последняя резолюция 884 от 12 ноября "самым настоятельным образом" призвала "срочно возобновить соблюдение прекращения огня, установленного в результате прямых контактов, предпринимаемых при содействии правительства Российской Федерации в поддержку Минской группы". Но срочно так и не получилось, на это ушло ещё ровно полгода.

Уже при наличии всего блока четырёх резолюций СБ ООН Баку ещё несколько раз - как минимум дважды в декабре 1993 г. и по разу в феврале и марте 1994 г. - прямо пренебрег шансами положить конец военным действиям, причём в середине декабря 1993 г. - особенно цинично. Своё контрнаступление зимой 1993-94 гг., повлекшее самые крупные потери в этой войне, Азербайджан проводил уже при всех четырёх резолюциях, наперекор всем им. Так был начат срыв выполнения этих резолюций.

В итоге Азербайджан пошёл на прекращение огня с 12 мая 1994 г. вовсе не ради выполнения резолюций СБ ООН, которые более года упорно игнорировал (от последней резолюции 884 уже прошло тогда полгода), а в результате военных неудач, поставивших его руководство на грань коллапса - полного поражения и потери власти. Характерно, что на сей раз официальный Баку впервые сам добивался прекращения огня и не ставил предварительных условий (хотя оппозиция ещё хотела продолжать бойню).

Кое-кто пытается выдать прекращение огня в 1994 г. за выполнение этих резолюций. Тщетно - тут явные нестыковки. Во-первых, оно не было незамедлительным, как требовал СБ ООН (что такое год или полгода той войны, общеизвестно!). Во-вторых, целый ряд элементов из его требований так и не реализован. В повседневном, бытовом смысле прекращены вроде бы военные действия, а на самом деле лишь боевые. Стороны могут, например, производить концентрацию сил у линии соприкосновения или их переброску с одного участка на другой, что исключено при прекращении военных действий. Да и боевые действия не совсем прекращены, а часто продолжаются в ограниченных масштабах в виде инцидентов. Причем это не случайности, а политика Баку, что видно из его нежелания соблюдать соглашение об укреплении режима прекращения огня и из недавнего отказа отвести снайперов с передовых позиций. В целом проблема инцидентов, превращения линии соприкосновения в стрельбище порождена тем же Баку путем отказа от элементарного при перемирии и согласованного 18 февраля 1994 г. развода войск от этой линии. В-третьих, так и не прекращены враждебные акты, под которые подпадают и разного рода блокады: транспортные, энергетические, экономические. АР не только сохраняет блокаду РА и НК, но продолжает 17 лет спустя требовать этого и от Турции.

В своей посреднической работе Россия постоянно учитывала и продвигала резолюции СБ ООН. Но с учётом позиций сторон нам пришлось помогать достижению перемирия на иной документальной основе: Московского заявления Совета глав государств СНГ, Бишкекского протокола и соглашения трёх сторон о прекращении огня. 15 апреля 1994 г. в Москве руководители стран СНГ с личным участием президентов РА и АР впервые четко возвели требование прекращения кровопролития в главный приоритет урегулирования. На сей раз соглашение о прекращении огня благодаря усилиям Москвы было не временным, на столько-то дней, а бессрочным (по умолчанию). Его впервые смогли подписать не две, как ранее, а все три стороны в конфликте. (Резолюции СБ ООН поддерживали прекращения огня, которые заключались при посредничестве России между Баку и Степанакертом, то есть без участия Еревана, и поощряли прямые контакты этих сторон).

Второе. Пока, вопреки всем резолюциям СБ ООН, ещё шла война, в них осуждались эскалация военных действий, захваты новых городов и районов, неоднократные нарушения прекращения огня, проведение бомбардировок и артобстрелов населенных пунктов, содержался призыв воздерживаться от всех нарушений международного гуманитарного права. Это ещё одно подтверждение того, что в ходе войны не выполнялось как самое главное, так и многое другое из резолюций СБ ООН.

Третье. Через все резолюции проходит и требование освобождения захваченных территорий или немедленного вывода всех оккупирующих сил. В Баку утверждают, будто все резолюции требуют безоговорочного вывода, но это не так - только резолюция 853 от 29 июля. И не было ли ошибкой включение в неё слова "безоговорочный"? Реалистично ли рассчитывать на вывод войск без прекращения боёв? Почему ж затем это слово исчезло из резолюций 874 и 884? Случайно или по забывчивости? Нет, вследствие регулярного невыполнения одной из сторон главного требования - о прекращении военных действий! А кто не хотел прекращать их? Не мог СБ ООН вознаграждать за невыполнение своих резолюций. Так это требование превратилось в предмет переговоров между сторонами. Вывод войск и стал одной из их тем на протяжении многих лет, но не решен как из-за позиции армян, требующих встречных уступок, так и потому, что Баку долго настаивал на выводе отовсюду, даже из Шуши и Лачина, не желая даже касаться вопроса о статусе НК.

За упорные попытки АР начала 90-х годов решить конфликт силой продолжают расплачиваться сотни тысяч вынужденных переселенцев. На них же переброшено и бремя затягивания переговоров. Ни один руководитель не решился взять на себя ответственность за тяготы своего народа, норовя целиком переложить вину на другую сторону.

Вряд ли реалистичны и нынешние предложения начать сразу с освобождения занятых земель - без рассмотрения других проблем и увязки с обязательствами по ним. В этом один из изъянов Мадридских принципов. При пакетном соглашении это исключается само по себе, а приступать реально к поэтапному урегулированию просто невозможно, пока нет самых надёжных гарантий невозобновления военных действий. Воинственная риторика противопоказана как переходу к поэтапному урегулированию, так и поэтапному исполнению согласованного в пакете.

Постепенно к бакинской дипломатии пришло понимание того, что освободить оккупированные территории "в один день невозможно" и надо сделать это поэтапно. А вот как построить при этом баланс интересов сторон, какие встречные уступки будет готов делать Баку?

Армяне фактически пользуются тем, что Азербайджан не выполнял резолюции СБ ООН с самого начала и в самых главных требованиях для того, чтобы, в свою очередь, не выполнять требование о немедленном выводе своих сил из занятых ими районов (правда, они не пытаются рьяно выставлять себя поборниками выполнения этих резолюций, как это делает Азербайджан, но опрометчиво, с сомнительным эффектом).

Кроме того, армяне пытаются закрепить сохранение статус-кво, а требование "пакетного", всеобъемлющего урегулирования, по их мнению, позволяет надолго затягивать вывод. Они недоучли, что оккупированные территории в обстановке "ни войны, ни мира" или длительного перемирия становятся главным раздражителем как по гуманным соображениям из-за положения перемещённых лиц, так и с точки зрения здравого смысла.

Кстати, мне приходилось говорить армянам, что давление на них в этой связи будет возрастать. Ссылки на длительную оккупацию Израилем арабских земель, на множество антиизраильских резолюций ГА ООН тут не помогают (к тому же, например, влияние еврейского лобби в США больше армянского). Злую шутку сыграли с армянами комплекс "победителей", самодовольство и самоуспокоенность. Они недооценили, что Баку может достичь определенного успеха в переключении внимания на зримую аномалию - оккупированные земли (с самой главной, но не столь броской проблемы конфликта - статуса НК; их излишне убаюкал и фактический выход НК из-под контроля АР, создав иллюзию, будто дело за малым - лишь дооформить всё юридически и добиться признания).

Четвёртое. Резолюции СБ ООН содержат ряд других требований и призывов, которые так и не выполнены сторонами:

а) "восстановить экономические, транспортные и энергетические связи в регионе" (853); "устранение всех препятствий для коммуникаций и транспорта" (874). С самого начала конфликта Азербайджан использовал тотальную блокаду Армению и НК, обвиняя, в свою очередь, Армению в блокаде Нахичевани. Предварительным условием выполнения этих требований он ставит освобождение земель. Кроме того, Баку оборвал контакты с Арменией, а тем более с НК почти во всех сферах;

б) ряд призывов касался переговорного процесса. Так как Азербайджан ещё 19 мая 1992 г. отказался идти на Минскую конференцию, пока армяне не оставят Шушу и Лачин, а 6 апреля 1993 г. ушёл с консультаций "минской пятёрки" в Женеве из-за захвата Кельбаджара, резолюции СБ ООН предлагали "немедленно возобновить переговоры...в рамках мирного процесса Минской группы" (822), настоятельно призывали воздерживаться от любых действий, мешающих мирному разрешению конфликта, и "продолжать переговоры в рамках Минской группы, а также посредством прямых контактов" (853), призывали к скорому созыву Минской конференции (874).

Переговоры в рамках Минской группы, несмотря на сбои, были затем продолжены, а вот прямые контакты с НК, как раз вопреки трём резолюциям СБ, Баку, наоборот, в конце 1993 г. полностью свернул.

Противостоящей ему стороной резолюции называют "местные армянские силы" (822), "армян нагорно-карабахского района Азербайджана" (853, 884). Под прямыми контактами понимались тогда контакты Баку-Степанакерт (там не раз упоминаются договоренности по прекращению огня при содействии России, а все они - буквально все - заключены в 1993 г. со Степанакертом: Ереван в них не участвовал).

Отдельно во всех 4 резолюциях говорилось об ухудшении отношений и напряженности между Азербайджаном и Арменией. Ни в одной из них Армения не отмечалась как противоборствующая сторона (хотя это явная неточность). Ей адресовались призывы "продолжать оказывать" или "использовать свое влияние" на армян Нагорного Карабаха (853, 884). НК фактически проходит как сторона конфликта, хотя называется - как и АР - то заинтересованной стороной, то просто стороной (853, 874, 884). Косвенно резолюции подводят к тому, что конфликт по конфигурации трехсторонен.

В резолюциях затронуты и другие вопросы, в том числе правовые и гуманитарные, но здесь рассмотрены лишь самые главные, определявшие выполнение или невыполнение этих решений.

В итоге приходится констатировать, что до сих пор ни одно субстантивное требование или призыв четырех резолюций СБ ООН сторонами конфликта не выполнены, а начался срыв их выполнения с того, что Азербайджан не пожелал выполнять их ключевое требование своевременно и по доброй воле. Единственным достижением остается перемирие, которое держится более 16 лет, но Баку не спешит укреплять его, как предложили сопредседатели МГ ОБСЕ в Алма-Ате, а наоборот ставит под вопрос ("война не окончена, только ее первый этап"). Не слишком состоятельны его попытки изображать приверженность резолюциям СБ ООН, а также заносить себе в актив длительное сохранение перемирия как доказательство своего стремления решить конфликт мирным путём. Слишком известны регулярные уже на протяжении многих лет угрозы даже на самом высоком уровне решить его военной силой.

Как итог рассмотрения проблемы выполнения карабахских резолюций СБ ООН сторонами конфликта, надо прямо сказать:

- АЗЕРБАЙДЖАН уже после полутора лет войны по принятии этих резолюций еще целый год упорно не выполнял их самое основополагающее требование - прекращение огня, военных действий и враждебных актов, продолжал ставку на силовое решение конфликта. Всё это негативно повлияло и на выполнение других требований, в том числе другими сторонами. И поныне не хочет он выполнять эти резолюции в части прекращения враждебных актов, восстановления экономических, транспортных и энергетических связей в регионе, прямых контактов с НК. Иначе говоря, Азербайджан не выполнил и не выполняет ни одного требования или призыва 4 резолюций СБ ООН, положил начало их срыву.

- АРМЕНИЯ и НАГОРНЫЙ КАРАБАХ продолжают не выполнять требования вывода оккупирующих сил из районов Азербайджана за пределами НК под предлогом его "зоны безопасности" и необходимости "пакетного", всеобъемлющего урегулирования.

- АРМЕНИЯ мало выполняла призыв оказывать сдерживающее влияние на НК, а сейчас ошибочно подменяет его в переговорном процессе, что опять же, но по-иному искажает реальную конфигурацию конфликта.

Никак невозможно числить резолюции СБ ООН по Карабаху хоть немного выполненными, а позиции сторон в конфликте адекватными им. Показательно, что СБ ООН перестал принимать резолюции по этому конфликту, ибо их невыполнение сторонами девальвирует его решения, подрывает его авторитет. Их не было больше ни в связи с тяжкими зимними боями 1993-94 гг., ни в связи с прекращением огня в Карабахе в мае 1994 г.

Конечно, вряд ли можно считать резолюции 17-летней давности свободными от ошибок и действенными навеки. Они продиктованы реалиями того времени, но остаются важным и полезным ориентиром для переговоров по урегулированию конфликта. Однако совершенно очевидно, что весьма существенно пострадала мера их действенности.

Вне сомнений, Армения должна была в них считаться стороной, что четче отразило бы реальную трехстороннюю конфигурацию конфликта. Жаль, что СБ ООН не осудил наёмничество, которое тогда пустило в нём корни, а затем обрело скандальные масштабы. Есть и другие погрешности.

Сейчас, когда с той или иной целью предпринимаются попытки вновь подключить ООН к урегулированию карабахского конфликта, важно подвести итоги прежнего этапа. Нельзя закрыть глаза на недавнее прошлое - необходимо извлечь из него уроки.

От руководства всех сторон в разных формах и с любых трибун необходимо требовать твёрдой политической воли к урегулированию, серьезных усилий и энергичных переговоров (вместо ложных жестов маневрирования, информационной войны и пропагандистских спектаклей). Пока их усилия явно недостаточны. Они должны согласовать основы мирного урегулирования, которые позволили бы хотя бы в дальнейшем принять новую резолюцию СБ ООН в поддержку исторического примирения между азербайджанцами и армянами.

Международное сообщество должно поставить перед сторонами вопрос - способны ли они признать статус Нагорного Карабаха спорной проблемой? Всему миру это давно ясно, а о сторонах того не скажешь. Как бы лихо это не звучало, властям всех сторон ещё надо пройти этот тест на реалистичность и способность перехода, наконец, к конструктивному поиску развязок. Если нет, то из-за чего конфликт, за что столько лет надо было вести переговоры? Если да, то это был бы первый шаг отхода от нынешних ультимативных требований, исключающих любое иное решение проблемы, кроме как в свою пользу - первый шаг к более цивилизованному решению спора, устранению тщетных, но опасных позывов к его силовому решению и преодолению тяжких последствий вооруженного конфликта.

Абсолютно очевидно, что Азербайджан, саботировавший резолюции СБ ООН в период войны и лукаво ссылающийся на них, когда ему нужно, опять приходит в коренное противоречие с ними своими угрозами снова прибегнуть к силе. Резолюции добивались прекращения военных действий и там нет ни одной строки или слова, допускающих их возобновление. Наоборот: "воздерживаться от любых действий, мешающих мирному разрешению конфликта". Заработать рецидивом применения силы ещё одну резолюцию СБ ООН можно, но вряд ли он одобрит новую бойню и действия её зачинщиков или хотя бы проявит терпимость к ним. Таков реальный "багаж" общения Азербайджана с ООН по Карабаху. При рассмотрении его проектов на Генеральной Ассамблее ее участникам было бы полезно знать, как это государство отнеслось к более важным и существенным решениям Совета Безопасности ООН, прямо адресованным и ему, насколько совпадают его слова и дела.

* * *

Казимиров Владимир Николаевич - посол в отставке, в 1992-1996 гг. глава посреднической миссии России, полномочный представитель Президента РФ по Нагорному Карабаху, участник и первый сопредседатель Минской группы ОБСЕ от России.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.