Фармони Фахраддин Абосзода: Мир Мустафа-хан Талышинский между Тегераном и Санкт-Петербургом

Баку, 27 августа 2010, 00:01 — REGNUM  

Сохранилось такое предание... Мирза Ахмед Мирза Худаверди оглы - визирь талышского хана Мир Мустафы, поведал, что однажды было перехвачено письмо из Санкт - Петербурга на имя начальника русского гарнизона в Талышстане. В нем был только один вопрос: " Как долго созревают фрукты в Талыше и бывают ли они съедобными? " Начальник гарнизона отвечал: "Они созревают в течении чуть выше двадцати пяти лет"!

Мир Мустафа хан собрал своих визирей и попросил их разгадать смысл странной переписки. Один из них, подумав, ответил: "Из Петербурга до Ланкона шесть месяцев пути. Природа здешних мест не знакома им, поэтому спрашивают". Ответ другого визиря звучал иначе: "Талышский край в течении нескольких лет перейдет под власть России! ".

Мир Мустафа хан Саид Джалулул-Кадр был преемником талышского хана Сейид Джамаладдина (Сийоли хана), который считал Российскую империю единственным гарантом независимости Талышского ханства. После кончины своего отца в 1886 году он стал талышским ханом. В иранской историографии период правления Мир Мустафа хана считают эпохой расцвета Талышского ханства. Он с одной стороны добился экономического процветания своего ханства, с другой стороны укреплял его международное положение. К этому времени талыши были единственным народом в Закавказье, имеющим свое национальное государство - Талышское Ханство с соответствующими регалиями, определенной территорией и границей. В донесении российского консула майора Ильинского, написанному 24 августа 1824 года, особо отмечалось: "Владелец Талышинского Ханства..., имеющий знаки монаршей милости: знамя, саблю и кинжал, украшенные камнями..."

Талышское ханство - как и весь регион в целом- в то время оказалось в эпицентре борьбы интересов серьезных геополитических игроков - сначала Англии, чуть позже Франции и России. Главная суть российской политики была изложена генералом Ермоловым, который считал, что "Кавказ должен стать неотъемлемой частью Российской империи, что существование независимых или полунезависимых государств или общин любой направленности (христианских, мусульманских или языческих) в горах или равнинах несовместимо с честью и достоинством его государя, а также безопасностью и благосостоянием его подданных". Но при этом Россия проявляла "тонкую осторожность": демонстрировала заинтересованность в сохранении Иранского государства, рассматривая его в качестве геополитического противовеса Османской империи. Единственное, на что рассчитывал тогда Санкт- Петербург, это взамен добиться надеялась уступок Ирана в кавказском вопросе. Однако правившая тогда в Иране династия Каджаров, представленная туркменом Ага-Мухаммед-шахом, имела иные виды: во чтобы то ни стало восстановить свое влияние на Кавказе. В таких условиях Мир Мустафа хан Талышинский стал искать мощного внешнего покровителя в лице России, вступая при этом в самые разные региональные коалиции. Одна из них сложилась, когда грузинский царь Ираклий, правитель Эриванского ханства Мухаммед-хан, правитель Карабахского ханства Ибрахим-хан и хан Мир Мустафа Талышинский поклялись друг другу в союзе и взаимной помощи в борьбе против Каджаров.

В 1792 году Мир-Мустафа хан отправил в Георгиевск к генералу И. В. Гудовичу своего посла с прошением переправить того в Петербург. Цель посольской миссии состояла в попытке заручиться поддержкой России вплоть до перехода под ее покровительство. В одном из своих писем в Санкт-Петербург Мир-Мустафа хан писал: "...клянусь перед всемогущим и святым Аллахом, великим пророком Магомедом и святым его Кораном в том, что хочу и пребуду с потомками моими... и с подвластным моим народом в точном владении моим находящимся всероссийскому императорскому престолу верным подданным". Затем осенью 1795 года в Россию одно за другим было отправлено еще два посольства талышского хана во главе с Заман-беком и Кербалаи Асадулла-беком. Последний имел полномочие решать все вопросы от имени своего хана. Однако в связи с предстоящим походом русских войск в Закавказье, задуманным Екатериной Великой, переговоры с талышскими послами теряли конкретное содержание, но не смысл. В конце июля 1796 года в лагерь, стоявших под Баку русских войск было доставлено очередное послание от правителя Талыша Мир-Мустафа хана. Он предупреждал: новый шахиншах Ирана Ага-Мухаммед готовит военный поход на Талыш и Карабах. В этой связи талышский хан просил у главнокомандующего русскими войсками Валериана Зубова прислать к нему отряд русских войск с несколькими пушками. Что и было сделано. Возле Ланкона контр-адмирал Федоров высадил десант русских войск численностью около батальона солдат. Но вскоре Екатерина Великая умерла, а пришедший к власти император Павел Первый изменил стратегию действий в крае. Она была определена 5 января 1797 года в рескрипте на имя генерала Гудовича: "Доводить дело до такой степени, чтобы из сих к России благожелательных владельцев составилось федеративное государство, зависящее от нас, яко верховного их государя и покровителя, который для них тем менее тягостен будет, поскольку мы ни в образ их правления мешаться, ниже от них дани или иные повинности кроме верности единой к нам требовать, не намерены". То есть, сколотить федерацию только из тех ханств, которые тяготеют к России. Так Талышское ханство вновь оказалось под ударом Ирана. В этой связи осенью 1797 года Мир-Мустафа хан направил в Петербург своего посла Мирза Магомед бека с письмами, где просил о военной помощи и принятии его в российское подданство. Император Павел Первый решил взять на себя обязательство оказать помощь в случае нападения на Талышское ханство извне. По его указу от 14 февраля 1800 года русское правительство приняло Талышское ханство под свое покровительство и брала на себя охрану и сухопутных, и морских границ Талышского ханства. Мир-Мустафа хан в свою очередь обязался быть вечно верноподданным России и "впредь всероссийских подданных от всех неприязненностей защищать". Этот документ можно считать первым дипломатическим и международным актом о присоединении Талыша к России.

Получив царский приказ о принятии Талышского ханства под протекторат могущественного Российского императора, наградившего его генеральским чином, Мир-Мустафа хан устроил большой торжественный банкет, пригласив всех богатых и именитых купцов, придворных чиновников. Он обратился к приглашенным с пафосом: "Братья, благодаря моей политике, мы теперь гарантированы навсегда от нападения Фет-Али-Шаха, который не осмелится всунуть свой длинный нос на мою территорию, боясь могущественного белого царя, а потому мы долго можем наслаждаться благополучием нашей тихой и спокойной жизнью, не нарушая тишины и порядка". Возмутился только ханский секретарь эмир Кулибей, который предсказывал " месть Ирана в случае его войны с Россией". Он и послал курьера с экстренной эстафетою в Табриз "о принятии репрессивных мер по наказанию коварного изменника - Мир-Мустафа хана Талышинского". В ответ наследник иранского престола Аббас-Мирза повелел двинуть войска на Талыш.

Вступивший к тому времени на престол русский император Александр Первый в декабре 1801 года в письме на имя главнокомандующего на Кавказе генерала Кнорринга указывал: "Из доставленных к Вам по волей моей, копий с ответных к ханам Кубинскому, Дербентскому, Бакинскому и Талышскому, отправленных ныне бывшим здесь посланцем их... Вы могли усмотреть мое намерение, что к распространению торговли в Азии, я положил установить между помянутыми ханами и горскими владетелями, для общего их народов блага, твердый союз и дружеское под верховным моим покровительством". Тогда же была поставлена проблема создании федерации и прочного военного союза всех мусульманских ханств Восточного Закавказья и Дагестана под общим управлением русского императора. Переговоры об этом начались в сентябре 1802 года в Георгиевске между послами Шемахинского, Бакинского, Кубинского, Карабахского и Талышского ханов и делегацией русского правительства. 26 декабря 1802 года был подписан Георгиевский коллективный договор о федерации мусульманских ханств Восточного Закавказья под общим управлением России. Союзники обязались выполнять все требования договора: не нападать на территорию друг друга, решать спорные вопрос при помощи третейского суда, определялись способы охраны границ от всяких посягательств со стороны Ирана, оговаривались вопросы сотрудничества на Каспийском море. Из сути и духа договора вытекало, что Россия как протектор союза могла законным образом защитить интересы федерации на международной арене.

Но этой "федерации" не было суждено прожить долго. Англию и Францию не устраивало укрепление позиций России в регионе. Более того, Гянджа и другие ханства все еще считались вассалами персидского шаха, и сколь бы шатким ни было господство Персии, она сохраняла возможности и ресурсы для организации контригры. В Талышское ханство при подстрекательстве Лондона были направлены иранские лазутчики, в числе которых находился английский резидент, снявший план Ланконской крепости. Дело было еще и в том, что Иран опасался, что Талышское ханство станет удобным плацдармом для русских войск в случае дальнейшего их продвижения в глубь Ирана.

Во время первой русско-иранской войны 1804-1813-х годов в Петербурге серьезно рассматривался вопрос о признании независимости Талышского ханства. В апреле 1810 года во время переговоров между русским командованием и иранским уполномоченным в крепости Аскерани основным вопросом был вопрос присоединения Талышского ханства, споры вокруг которого длились шесть дней. Русский главнокомандующий потребовал от иранского представителя признания независимости Талышского ханства под протекторатом России. Шахское правительство отказалось от этих условий перемирия. "Причина неуспеха, - писал Тормасов, - в перемирии с Персией, в щедро рассыпанном Англией золоте, в снабжении ею Персии оружием, наемными чиновниками и даже войсками". Второй раз вопрос о признании независимости Талыша был поднят в 1812 году. Представитель Англии сэр Гор Узилай добился того, что Аббас-Мирза согласился встретиться с генералом Ртищевым. В центре переговоров должен был быть вопрос о признании независимости Талыша. Так, в своем рапорте от 19 мая 1812 года генерал Ртищев сообщал в Петербург: "В числе статей, кои с Высочайшего повеления В.В. сообщил мне государственный канцлер, для удержания оных основанием мира, если Бог благословит сие полезное преднамерение, IV пункт, заключающийся в том, "чтобы Талышинское ханство с обеих сторон признать независимым, но под рукою В.И.В.". В ответной письме Румянцева генералу Ртищеву от 23 июня 1812 года указывалось, что "получив донесение, коим изволите представить разные замечания касательно Талышинского ханства, Его величество Император указал мне сообщить вам, что добровольное вступление онаго ханства под покровительство России и оказанная оному защита в продолжении 20-ти лет побуждают Его Высочества желать, чтобы при негоциации с Персией употреблено было наисильнейшее настояние, дабы под покровительством-же России устроить его независимость". В соответствии с этим поручением, в конце сентября к Аббасу-Мирзе для предварительных переговоров прибыл генерал-майор Федор Ахвердов. Русские предложили сделать Талышское ханство независимым государством, чем-то вроде буферной зоны между империями. Но уполномоченный Аббаса - Мирза Абдуль-Касим - отверг все мирные предложения.

К этому времени относятся действия английского министра в Персии Харфорда Джонса, вызвавшегося быть посредником между персидским правительством и Мир-Мустафа ханом. В своем письме Мир-Мустафа хану он уговаривал его отказаться от российского подданства: "Вам остается теперь подтвердить перед престолом Персии в преданности и уверить, что преданность ваша к России уже охладела". При этом он не забыл напоминать хану, что информирован о его делах: "Любезный, я слышал от вас некоторые известия; веры я им не имею дать, да и к чему вам русские? Вы персиянин, закона Мухаммеданского и происходите от колена св. пророка, - следовательно, польза ваша не может быть сопряжена с пользою Россиян, которые вам вечные неприятели по религии. Вы россиян еще совершенно не исследовали: они имеют правила такие, - где польза их, тут они предлагают покровительство. Время вам покажет их прямой характер".

Мир-Мустафа хан, с одной стороны, пытался уверить английского посланника в своей верности к персидскому престолу. С другой - пытался выиграть время, ведя переговоры с Россией. В своем письме кн. Цицианову Мир-Мустафа хан писал: "...со времени Императрицы Екатерины до сих пор я служу верно Высочайшему Двору, следовательно, я не заслужил неудовольствия. Персияне говорят, что причиною прибытия россиян в Персию есть Мустафа хан; уже давно соседи мои... все вместе враждовали против меня, однако я всегда был верен России".

1 января 1813 года генерал Котляревский взял штурмом Ланконю "Перед штурмом крепости, - писал талышский хронист Мирза-Ахмед в "Ахбар-наме" - русский майор обратился к Мир-Мустафе-хану с просьбой изготовить шесть-семь деревянных лестниц для штурма крепости и уничтожения каджарских войск. Талышцы... срочно изготовили в лесу лестницы и передали русскому майору". Генерал после этого сказал Мир Мустафу хану, что "к вечеру крепость будет взята". Когда хан ответил ему: "По воле Аллаха!", последовала реплика: "Даст Бог - возьмем, не даст Бог - все равно возьмем". Генерал Ртищев в своем рапорте Государю сообщал, что "никакая потеря со стороны войск вашего императорского величества не может сравняться с важностью взятия сией крепости при Каспийском море, построенной английскими инженерами, почитаемой персиянами неприступною, и слава оружия вашего величества, приобретенная сим беспримерным штурмом, пребудет незабвенна".

12 октября 1813 года был заключен Гюлистанский мирный договор. Иран признал право России на все ханства и области, "отторгнутые ею от Персии силою оружия или добровольно вступившие в подданство Российской Империи". Заметим, что в этом договоре стороны специально приняли обязательство по вопросу определения границ Талышского Ханства: "Так как талышинское владение в продолжении войны переходило из рук в руки, то границы сего Ханства со стороны Зинзилей и Ардавиля, для большой верности, определены будут по заключении и ратификации сего трактата избранными с обеих сторон комиссарами со взаимного согласия, кои под руководством главнокомандующих с обеих сторон сделают верное и подробное описание земель, деревень, ущелий, также рек, гор, озер и урочищ, кои до настоящего времени находятся в действительной власти каждой стороны, и тогда определится черта границ Талышинского Ханства". По результатам русско-иранской войны 1804-1813-х годов Талышское ханство было разделено на четыре части: две главные - Номин (Намин) и Горганруд остались у Ирана. Третья часть - Мугань, население которой во время атаки персов в 1812 году от страха и по склонению Ширванского Мустафы хана, бежало в Ширван и Сальяны. А четвертая часть осталась под управлением Мир-Мустафы-хана. Но как бы то ни было, трактат включил в состав России Талышинское ханство, что, по словам современного иранского историка Х. Ахмади, "в дальнейшем дорого обошлись Ирану".

Договор имел в виде приложения еще Сепаратный акт, где было сказано, что "Посланник, имеющий отправится от персидского двора с поздравлением к Российскому двору, повеления ему от своего шаха просьбы представить на волю Великого Императора. Главнокомандующий же Российский обещает по возможности употребить старание о просьбах Персии". Это формально давало возможность Ирану вернуться к пересмотру пунктов договора. На основе этого Гор Узилай заверял шаха, что Лондон "...выхлопочет у императора Александра возвращения Талышинской и Карабахской провинций".

В 1814 году Мир Мустафа хан скончался. Он сумел довести до победного конца дело всей своей жизни - не позволить каджаритам полностью сохранить под своим контролем Талыш. За годы пребывания в составе России талышский народ сумел приобщиться к европейской культуре, сохранив при этом свою культуру и самобытность.

ЛИТЕРАТУРА:

1. Акты Кавказской Археографической Комиссии. Под ред. Ад. Берже. Т. I - V. Тифлис, 1866-1873.

2. Асадов Ф.С. Талышское ханство. Баку: Чанлибел. 1998 (на тюрк. яз.).

3. Ахмади Х. Талыши: От эпохи Сефевидов до окончания второй русско-иранской войны 1826-1828 гг. Пер. с перс. М.. 2009.

4. Баддели Дж. Завоевание Кавказа русскими. 1720-1860 //Пер. с анг. Л.А. Калашниковой. М., 2007.

5. Ибрагимбейли Х.М. Россия и Азербайджан в первой трети XIX века (из военно-политической истории). М., 1969.

6. Кавказский сборник Т. ХХI. Тифлис, 1900.

7. Маркова О.П. Россия, Закавказье и международные отношения в XVIII веке. М., 1966.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.