Алексей Дёмин: Новая модель Татарстана - "разделенный суверенитет"

Казань, 26 августа 2010, 19:40 — REGNUM  Накануне 20-летия принятия Декларации о государственном суверенитете Татарстана первый президент, а ныне госсоветник РТ Минтимер Шаймиев опубликовал программный материал, в котором изложил собственный взгляд на недавнюю историю республики и ближайшие перспективы.

Сам текст, который после публикации в газете "Республика Татарстан" (бывшая "Советская Татария", орган Татарского Обкома КПСС - прим. ИА REGNUM Новости) был перепечатан большинством местных СМИ, наполнен чувством глубокого удовлетворения экс-президента от итогов своей многолетней и творческой работы на благо республики. Однако в плане трактовки тех или иных событий оценки бывшего главы Татарстана отличаются оригинальностью, а иногда вызывают искреннее удивление.

Например, Минтимер Шаймиев совершенно серьезно утверждает, что обвинения в адрес Татарстана в сепаратизме необоснованны, потому что Декларация о государственном суверенитете Татарстана была принята вслед за Декларацией о государственном суверенитете РСФСР, где предусматривалось право народов на самоопределение в избранных ими национально-государственных и национально-культурных формах. А в дальнейшем Декларация о суверенитете РТ стала для Татарстана всего лишь "основанием для выработки собственной политики по ряду сфер жизнедеятельности республики".

Следует напомнить, что "ряд сфер жизнедеятельности" в начале 1990-х включал массу направлений, по которым республика, фактически, обособилась от других регионов за счет создания собственных экономических институтов и даже организации "пограничных" пропускных пунктов, контролирующих завоз различных продуктов и алкоголя. Всерьез обсуждались проекты введения собственных денег и даже пошива формы для "гвардейцев Президента РТ". Реальная власть в Татарстане с 1990-го по 2000 год принадлежала только одному человеку - Минтимеру Шаймиеву, с которым федеральному центру приходилось вести настоящие переговоры, как с руководителем самостоятельного государства. А в 1997 году в Татарстане даже появилось представительство самопровозглашенной Республики Ичкерия, тихо закрытое в 2000-ом году в связи со "сменой статуса".

Но дело даже не в этом, а в том, что по мере удаления от тех событий поступки Минтимера Шаймиева в его же собственных речах получают сакральность и самоутверждение - "жизнь подтвердила правильность наших решений", "народ Татарстана поддержал нас" и т.д. В этой связи стоит процитировать один фрагмент из последнего обширного текста:

"Важнейшей составляющей постперестроечного периода стало развитие национальной культуры. Руководство РТ открыто объявило, что финансирование татарской культуры будет приоритетным, поскольку она пострадала в советский период больше, нежели русская культура. Русская часть населения РТ поддержала это мнение, что было важно с точки зрения сохранения межэтнического согласия".

Это, по утверждению Минтимера Шаймиева, и стало отправной точкой для беспрецедентного культурного прорыва: начали открываться татарские школы и гимназии, учреждались новые газеты и журналы на татарском языке, появилось собственное спутниковое телевидение, а татарский язык из разговорного стал государственным и "неуклонно расширял сферу применения". При этом русский народ - также не был обделен - "наряду с церквями строились и восстанавливались мечети по всей республике". (Нынешнее количество мечетей - около 1300 и церквей - около 200 говорит об определенном своеобразии этого процесса - прим. ИА REGNUM Новости).

В итоге, по мере "развития сферы культуры" изменилась психология людей - "они почувствовали себя хозяевами республики, приобрели чувство гордости за успехи родного Татарстана". Сам же Татарстан "в результате принятых мер в политике, экономике, социальной сфере и культуре, к концу 20 века стал одной из самых динамично развивающихся территорий РФ, и не случайно "в начале 21 века Казань стали называть третьей столицей России".

Так, исходя всего лишь из одного тезиса - "русская часть населения РТ поддержала", получилась объемная конструкция, которая имеет мало общего с наблюдаемой реальностью, но вполне отвечает определению "хвастливая демагогия". Еще более резко высказался представитель "русской части населения РТ" - заместитель председателя Казанского общества русской культуры Михаил Щеглов, который в кратком комментарии ИА REGNUM Новости заявил, что утверждение Минтимера Шаймиева про поддержку русскими мнения о приоритетном финансировании татарской культуры - "откровенная ложь". То же самое можно сказать и о тезисе, что "татарская культура пострадала в советский период больше, нежели русская".

Пользуясь тем, что русская часть населения в Татарстане в конце 1980-х "дремала", - считает Михаил Щеглов, руководство Татарии вообще вычеркнуло заботу о русской культуре из списка задач. А для восстановления татарской культуры были использованы как политические рычаги, так и финансовые ресурсы. В результате русские в Татарстане оказались не только на культурной, но и на социальной обочине - их вытеснили с командных постов, заставили учить татарский язык и начали приучать к мысли, что они живут в национальной мусульманской республике на правах нетитульного меньшинства. Что касается развития русской культуры, то лишь в последние годы руководство Татарии сделало небольшой шаг навстречу ей, да и то в той части, которая не имеет серьезных последствий - признало на государственном уровне фольклорный фестиваль "Каравон" и некоторые другие аналогичные мероприятия, ранее проводившиеся силами энтузиастов. "При этом о других проблемах русских, например, о проблеме преподавания русского языка, который страдает от существующей системы образования, власти Татарстана не хотели и не хотят слышать, до сих пор настаивая на "национальном татарском образовании", - подчеркнул Михаил Щеглов.

Подводя итог, можно констатировать, что "добровольный уход" Минтимера Шаймиева, организованный федеральным центром, нисколько не охладил политическую активность бывшего татарстанского руководителя. Наоборот, в последнее время он, защищенный статусом госсоветника (покинуть который он может только по собственному желанию), демонстрирует те шаги и высказывания, на которые не мог решиться, находясь в должности действующего президента. Последний пример - отказ следовать инициативе унификации названий региональных глав, высказанной чеченским главой Рамзаном Кадыровым. Следует подчеркнуть, что комментарий экс-президента Шаймиева на эту тему был расценен как заявление действующего президента Татарстана, а какого-либо официального выступления самого Рустама Минниханова так и не последовало.

В выступлении Шаймиева есть еще один интересный момент, который показывает вектор будущих устремлений той части республиканской элиты Татарстана, которую политологи классифицируют как "национальную": "Суверенитет в международном праве понимается довольно широко, хотя традиционно его связывают с независимостью, - полагает Минтимер Шаймиев и после цитирования нескольких статей Конституции приходит к неожиданному выводу. - В федеративном государстве полномочия делятся, а значит, существует "разделенный суверенитет".

Таким образом, в новейшей истории Татарстана, где недавно была перевернута важная страница, может быть открыта новая глава - "О разделенном суверенитете". И поскольку власть в республике пока также разделена между бывшим и настоящим президентами Татарстана при молчаливом наблюдении федерального центра, то политическая жизнь тут обещает быть довольно занимательной. Если вспомнить Алису в Стране чудес, - "чем дальше, тем все страньше и чудесатей".

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.