Игорь Павловский: Империализм и национальная культура в Прибалтике

Рига, 27 августа 2010, 00:01 — REGNUM  

Термин "империя" на постсоветском пространстве принято ругать и преподносить в негативном ключе. "Империалистическое мышление", "империалистические замашки", "кремлёвские империалисты" - эти и подобные термины можно часто увидеть в прибалтийской печати и услышать из уст представителей политического класса. Слово "империя" для них представляется как зло само по себе, "по-определению". Нещадно ругая термин и вознося национальное государство, адепты национализма отказываются понимать тупиковость развития маленького национального государства.

Именно Империя, как это не парадоксально звучит, была вынуждена сохранять и развивать национальную культуру малых народов, формируя и развивая самосознание нации.

Российская Империя не была классической колониальной империей. Перед ней стояла задача не ограбления заморских колоний, а развития окраинных территорий. Сама логика не островной, а континентальной империи заставляет развивать вновь приобретённые провинции, чтобы они не являлись источником смут и угрозой для границ Империи. По такой же схеме, кстати, шло развитие Римской Империи.

Одной из составляющих развития провинций Империи было культурное развитие. В отличие от среднеазиатских окраин, где Империя в прямом смысле слова занималась просветительством (вплоть до создания алфавитов в ряде языков) и подтягиванием культуры регионов до общекультурного (союзного) уровня, в Прибалтике развитие культуры малых народов шло немного по иному пути.

Прибалтийские провинции достаточно давно были колонизированы носителями западноевропейской христианской культуры. В этнографических областях Прибалтики, ставших территориями Латвии и Эстонии достаточно сильно присутствовал немецко-шведский "культурный код", который выражался не только в религиозном и мироощущенческом сознании, но и в архитектуре городов этих территорий. Литва развивалась как государство гораздо раньше и сложнее, сначала поглощая русские области, потом сама поглощаясь польской короной, затем этнографически смешиваясь до единства с белорусским населением. При этом национальная культура в Литве, Латвии и Эстонии - крестьянская, а не городская-интеллигентская. Поэтому задача Империи и состояла в развитии именно национальной культуры этих народов, а не в развитии культуры других Империй (в данном случае Германской и Речи Посполитой - Польши). Такой путь развития отношений с провинциями избрала еще царская Россия, когда посчитала, что из национально-ориентированной интеллигенции можно приобрести союзников в противостоянии с остзейскими немецкими баронами. Неслучайно т.н. "национальное пробуждение" в Латвии и Эстонии в целом приходится именно на времена императоров Александра III и Николая II. При всей политике насильственной русификации и оправославливания, в Прибалтике достаточно активно поддерживалось национальное движение и попытки сформировать национальную интеллигенцию. Создатели народных эпосов Эстонии и Латвии, хоть и были по национальности немцами, получали большую поддержку именно от представителей царского правительства в прибалтийских провинциях.

В Советской Империи власть придерживалась примерно такой же стратегии: как из желания заполучить в союзники представителей творческой интеллигенции, так и из желания создать "витрину социализма", где коренные нации счастливо сливаются в "братском союзе". Национальная творческая интеллигенция ("мозг нации") Прибалтики была всегда обласкана вниманием партийных органов. Пример покойного эстонского президента (а в ЭССР - видного деятеля советской культуры) Леннарта Мери или ярого русофоба и первого руководителя независимой Литвы (а в CССР профессора и лауреата госпремии ЛитССР) Витаутаса Ландсбергиса весьма показателен. Наличие Империи позволяло тем же эстонцам иметь гигантский читательский рынок за пределами своей республики. Нахождение в зоне имперского русского языка позволяло переводить и выпускать многотысячными тиражами произведения эстонских писателей. Произведениями Юхана Смуула или Яана Кросса зачитывались миллионы читателей в СССР. Благодаря переводам с русского языка на языки народов Восточной Европы эстонские писатели получали читателей, как до "железного занавеса", так и за ним. Здесь есть еще один парадокс нахождения маленькой нации в Империи. Поскольку в западном политическом и общественном мейнстриме существовал тренд о том, что "Прибалтика оккупирована", то и любое произведение из этих провинций - как талантливое, так и бездарное - имело определенную аудиторию и рекламу. С наступлением самостоятельности шлейф "угнетённых" уже не способствовал интересу к интеллектуальному продукту из этих провинций. Таким образом, интерес к произведениям интеллектуалов из Прибалтики был достаточно велик по обе стороны "железного занавеса", но корни интереса крылись в разном. Так, по данным официальных советских энциклопедий, тиражи изданий эстонского эпоса "Калевипоэг" как на эстонском, так и на русском языке, в советское время на порядок превышали его тиражи в межвоенный период Эстонии. Праздники песни не только не запрещались в ЭССР, но и активно пропагандировались центральной советской печатью.

Сказать, что Прибалтика была этаким "островком свободы", тоже конечно нельзя. Советская цензура активно работала и там. Произведения на национальном языке, которые затрагивали основы советского строя или касались пакта Молотова-Риббентропа, конечно же, не могли увидеть света. Но, тем не менее, художественная цензура, в отличие от политической, практически отсутствовала. Кстати, это же отмечал в своих таллинских записках известный русский писатель Сергей Довлатов. Эстония, при всей малочисленности, являлась в СССР, по оценкам ряда критиков, своеобразной "отдушиной", выходом из тесных рамок соцреализма, по-своему даже "посредником" новейших западных влияний.

Нынешняя ситуация, когда та же Эстония активно строит мононациональное государство, априори определяет и культурную замкнутость эстонского этноса. В силу малочисленности читательского рынка на эстонском языке (из примерно миллиона носителей эстонского языка именно потребителей качественной эстонской литературы потенциально наберётся не более 50-70 тысяч человек) невозможно, в принципе, формирование культурно-интеллектуальной среды. И это не хорошо или плохо. Это просто законы больших и малых чисел.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
25.05.17
Испания отправляет войска к границам России
NB!
25.05.17
МАК обнародовал отчет об авиакатастрофе на Телецком озере
NB!
25.05.17
Не дай Бог: в Чувашии с беспокойством ожидают Троицу
NB!
25.05.17
В Симферополе издали книгу с «москалем» в форме СС
NB!
25.05.17
В обнищании нижегородцев Шанцев обвинил глобальные внешние факторы
NB!
25.05.17
The National Interest: США пора поделиться гегемонией с КНР, иначе – война
NB!
25.05.17
Граждане РФ смогут воспользоваться любым МФЦ в любом регионе
NB!
25.05.17
Почему Воронеж не Москва: как провалилась программа расселения
NB!
25.05.17
Москва, Тель-Авив, Анкара и Тегеран могут оказаться в одном альянсе
NB!
25.05.17
Госаптеки выводят из госзакупок
NB!
25.05.17
К горнолыжным курортам Приэльбрусья проложат железную дорогу
NB!
25.05.17
Более 40% граждан РФ выступают за отмену анонимности в интернете: опрос
NB!
25.05.17
Результаты Минска: сорван обмен пленными, ЛНР готова платить за воду
NB!
25.05.17
Госдума не успевает продлить срок замены национальных прав на российские
NB!
25.05.17
Вслед за Сталиным прокуратуре Украины надо вызвать на допрос Екатерину II
NB!
25.05.17
Скандал в Челябинске: чиновники неверно поняли губернатора?
NB!
25.05.17
Красноярские пожары как «результат плохого хозяйствования местных властей»
NB!
25.05.17
Радио REGNUM: Аналитика. Главное за 25 мая
NB!
25.05.17
Крымские пляжи не успевают получить разрешения к высокому сезону
NB!
25.05.17
Башня на продажу: спасёт ли инвестор от разрушения символ Старой Руссы?
NB!
25.05.17
«Вы подрываете бизнес»: в Саратове возмущены запретом на «вредные» товары
NB!
25.05.17
У православного храма Калининграда брошены на помойку плиты красноармейцам