Владимир Симиндей: "В архивных делах с Латвией нужно соблюдать элементарную осторожность и паритет"

Рига, 18 августа 2010, 21:35 — REGNUM  

Одной из важных тем планируемых переговоров президента Латвии Валдиса Затлерса с президентом России Дмитрием Медведевым будут вопросы истории. Об этом заявил в интервью газете Latvijas Avize министр иностранных дел Айвис Ронис.

"Хочу уточнить, что президент не поедет в Москву, чтобы говорить об истории Латвии. Он, скорее, постарается обратить внимание на то, как историю понимают в России и как к ней относится российское правительство", - сказал глава МИД Латвии. Со стороны Латвии прозвучали два предложения - создать латвийско-российскую комиссию историков и открыть российские архивы. "Нам нужно, чтобы российские архивы были открыты, чтобы руководство страны осознавало, что для дальнейшего формирования отношений между нашими странами важна открытость России об этом трагическом времени. Это уже будет большой шаг в сторону признания оккупации Прибалтики", - подчеркнул Ронис.

О претензиях латвийской стороны к России в историко-архивных вопросах корреспондент ИА REGNUM Новости побеседовал с руководителем исследовательских программ фонда "Историческая память" Владимиром Симиндеем.

ИА REGNUM: Как соотносится предложение официальной Риги создать двустороннюю комиссию историков с нежеланием обсуждать собственно историю Латвии?

Эта логическая нестыковка произрастает из противоречия, изначально заложенного в работу Комиссии историков при президенте Латвии. Его можно выразить следующим образом: "Мы про свою историю все сами знаем и в своих выводах с 1990-х годов непоколебимы, а вот в России до сих пор нас "недопонимают". То есть, предметом обсуждения пытаются сделать не сами страницы истории, полные малоизученных фактов, которые еще предстоит исследовать и обобщить в рамках различных историографических школ, а безоговорочное принятие российскими властями и научным сообществом "оккупационной" риторики в адрес СССР. Поэтому даже самой идее российско-латвийской исторической комиссии противостоит довольно мощная латышская "цеховая" оппозиция, предпочитающая вертеться в узких кругах единомышленников. Действительно, зачем же подвергать лишний раз внешней рецензии построенную за 20 лет вертикаль национальных догм?

ИА REGNUM: Перспективна ли в этих условиях мысль о создании под патронажем двух президентов совместной комиссии ученых?

Сама идея такой формы взаимодействия может представлять для России научный и политический интерес только при соблюдении ясных принципов составления и работы комиссии - представленность всех, в том числе "неудобных", историографических направлений по актуальным темам ХХ века, равенство в подборе исследуемых вопросов, опора на документальные материалы и их критический анализ, недопустимость использования в научной дискуссии ранее изобличенных фальсификаций, вроде "соглашения о сотрудничестве НКВД и гестапо". Если же латвийская дипломатия хочет использовать создание комиссии в односторонне-пропагандистских целях, то смысла поддерживать такую "игру в одни ворота" я не вижу.

ИА REGNUM: Следует ли понимать Айвиса Рониса в том смысле, что закрытость российских архивов является первой линией обороны от признания Москвой "советской оккупации" Прибалтики?

Это риторический прием, призванный укрепить переговорные позиции латвийской стороны, сбить упреки в нарушении прав русскоязычного населения. Не будем забывать, что сам тезис о "советских оккупантах" используется официальной Ригой не для абстрактной характеристики канувших в Лету событий, а для сохранения средневекового по своей сути института "неграждан", оправдания многих современных социально-экономических проблем "последствиями советского тоталитаризма" и подготовки к выдвижению историко-финансовых претензий.

Я выступаю за ускорение работы по рассекречиванию архивных материалов советского периода, что потребует, конечно, дополнительных финансовых средств в архивную инфраструктуру России. Это позволило бы не только прояснить в ближайшее время многие сюжеты истории и судьбы людей, но и снять известные спекуляции. Правда, здесь стоит отметить, что в США и Великобритании некоторые секреты времен Второй мировой войны и первых послевоенных десятилетий до сих пор скрыты от исследователей.

Вместе с тем за последние годы массив рассекреченных документов в российских архивах значительно увеличился. Существуют законодательные ограничения для желающих посмотреть личные дела, например, бывших заключенных, но с остальными рассекреченными материалами может ознакомиться любой историк, в том числе из Латвии.

ИА REGNUM: И как латвийские историки этим правом пользуются?

По-разному. Некоторые - для кропотливой научной работы с соблюдением всех правил обращения с архивными документами, а иные - в провокационных целях и недозволенными методами. В частности, профессор Хейнрих Стродс добытые в московских архивах копии документов использовал для "насыщения" деятельности латвийской правительственной комиссии по подсчету "ущерба от советской оккупации", а консультируемый им адвокат Андрис Грутупс "украсил" материалами из архивных фондов ЦА ФСБ свой антисемитский памфлет "Эшафот", изображавший "Рижский процесс" 1946 года над нацистскими преступниками как этническую месть советских евреев "блестящим" немецким генералам.

Специфический шлейф личных амбиций, нарушений этики и правил тянется еще с начала 1990-х годов, когда председатель правительственной комиссии по выяснению судьбы репрессированных государственных и общественных деятелей Латвии Индулис Ронис получал в Москве доступ к ранее секретным документам, но далеко не все из них публиковал или передавал в латвийские архивы. По этому поводу он заявил в интервью газете Latvijas Avīze от 8 июля 2009 года: "Видите ли, но есть такая вещь, как авторские права на материалы, которые мне московские чекисты дали как академику, а не руководителю правительственной комиссии. Я в Государственном архиве хочу открыть свой фонд, поместив туда эти материалы, но мне этого не дают сделать". В прошлом году выяснился вопиющий случай пренебрежения нормами обращения с архивными документами: в бумагах бывшего секретаря Верховного Совета Латвии и посла в России Иманта Даудиша, умершего в 2002 году, были найдены оригиналы документов, связанных с довоенным диктатором Карлисом Улманисом. Мало того, что эти оригиналы были добыты неустановленным путем в Москве, так еще и не поступили своевременно в местный архив и едва не затерялись после смерти Даудиша!

Своеобразно решался и вопрос выкупа Латвией в 2006 году массива документов 15-й дивизии Латышского легиона СС, в которых могут содержаться свидетельства о военных преступлениях латышских эсесовцев на территории Белорусской ССР. Ящик с документами был найден немецкими строителями в Берлине и продан - вероятно, с нарушением закона - коллекционеру в Голландии. Международную комиссию для составления описи архива латвийские историки и дипломаты создавать не стали...

ИА REGNUM: А в Латвии существуют "закрытые" архивные фонды?

Разумеется, как и в любой другой стране. Это прежде всего касается ведомственных архивов. Думаю, российским историкам было бы интересно получить доступ, например, к фонду "Посольства Латвии в Вашингтоне" за 1941-1945 годы, который возможен, насколько известно, только с разрешения госсекретаря МИДа Латвии. Также вряд ли любой "гражданский" историк, тем более из России, может запросто ознакомиться с архивом "Центра документирования последствий тоталитаризма" Бюро по защите Конституции Латвии.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail