Этот день в истории: 1678 год. 13 августа (3 августа) в ходе ожесточенных боев с турками русская армия заняла важный стратегический пункт - Стрельниковую гору

, 13 Августа 2010, 13:24 — REGNUM  

Вид Чигирина. Деталь гравюры. 1678 год

1678 год. 13 августа (3 августа ст.ст.) в ходе ожесточенных боев с турками русская армия заняла важный стратегический пункт - Стрельниковую гору

«Действительно, подкрепления и запасы успели прийти в Чигирин, потому что визирь Мустафа явился осаждать этот город только 9 июля, Ромодановский с Самойловичем стояли у Днепра, у Бужинской пристани, в первых числах июля и 6 числа начали переправлять войска свои на правую сторону. Переправа шла очень медленно; большая часть войска находилась еще на левом берегу, когда 10 числа татары переправились на этот берег тайком у Крылова, подкрались и ударили на русские обозы, но были прогнаны с уроном. Так же неудачно кончилось нападение неприятелей 11 числа на те передовые русские полки, которые уже переправились на правую сторону. 12 июля все русские войска стояли на правой стороне на Бужинских полях и на другой день выдержали бой с пятью пашами турецкими и ханом крымским. С тех пор бои не прерывались, потому что турки, пришедши из-под Чигирина через Крылов, расположились обозом в 7 верстах от русских и делали на их таборы беспрестанные наезды. 29 июля к русским на подмогу явился князь Каспулат Муцалович Черкасский с калмыками и татарами и принимал деятельное участие в боях. 3 и 4 августа, после упорных битв, русские овладели важным пунктом - Стрельниковою горою, приблизились к Чигирину и вступили с ним в сообщение. Здесь уже не было воеводы Ржевского: 3 августа взошел он на стены и сильно обрадовался, увидав приближение русских полков; но в эту самую минуту из неприятельского обоза поднялась граната и поразила воеводу.

Чигирин недолго простоял после Ржевского. Турки вели три подкопа под нижний большой город; 11 августа подкопы взорвало у реки Тясмины близ домов, которые загорелись; осажденные, видя пожар, побежали в обоз к своим чрез московский мост, но турки зажгли мост, он обрушился, и много русских погибло, в том числе гадяцкий полковник Криницкий; много козаков погибло также от подкопов. Одновременно с нижним городом турки успели зажечь новый верхний, сделанный недавно Ржевским; русские засели в старом верхнем городе и бились с неприятелями до самого вечера, дважды выбивая турок из города. Ночью пришел к ним приказ от Ромодановского и Самойловича зажечь город и выходить к ним в обозы, что и было исполнено, а на рассвете поднялись и Ромодановский с гетманом к Днепру, покинув навсегда курящиеся развалины несчастной столицы Хмельницкого. Неприятель преследовал отступавших, но без успеха, и 20 числа под Чигирином не было более и турок».

Цитируется по: Соловьев С.М. История России с древнейших времен. Том 13, глава 2. М.: Мысль, 1990

История в лицах

Из дневника Патрика Гордона:

Августа 3. К рассвету один христианин перешел к нам на ложном скате и при допросе поведал, что турки готовятся ко всеобщему приступу; у них наготове 500 лестниц; они по-прежнему ведут мины под городскую стену и во многих местах под новый замок, но он не мог указать где именно, ибо турки не позволяют христианам заходить в галереи и подкопы; при осаде много людей ранено и убито; один из великих пашей убит, а другой получил жестокую рану.

Около 8 часов мы могли различить, что армии вступили в жаркий бой, и часа через два часть турок весьма спешно двинулась к мостам, но не получила доступ на переправу и с подходом новых сил из лагеря повернула обратно. Около полудня мы наблюдали, как турки и татары отходят в великом числе, одни вверх по реке, другие к мосту выше города, а иные переплывают реку выше и ниже моста, ибо на мост никого не пускали. Большой отряд конницы, около 2000 с более чем 100 знаменами, составлял арьергард и до ночи оставался в долине между полями и песчаными горками.

Так как сегодня наши солдаты весьма радовались ввиду верных надежд на помощь, я использовал возможность и убедил губернатора и полковников расчистить брешь в замке с таким расчетом, чтобы мы поделили оную согласно численности наших полков. Почти 4 сажени выпали на мою долю. Я отрядил 60 самых крепких молодцов, 20 из коих вперед с лопатами и заступами, 20 за ними с длинными пиками и последних 20 с кремневыми ружьями и мушкетами, а за ними 10 гренадеров, и назначил доброго офицера к каждой шеренге. Итак, подойдя справа от бреши и будучи вне досягаемости [вражеских] батарей и траншей, я поставил пионеров отваливать землю вперед, дабы тем самым придушить [турок] в их норах и вновь овладеть нашей стеною, причем отваленная земля служила парапетом.

Я недолго потрудился, когда турки, заметив это, принялись в изобилии бросать в нас камни и ручные гранаты, кои не делали большого вреда, ибо все наши солдаты надели шлемы. Если бы другие полки действовали решительно, то был бы единственный способ вновь овладеть брешью. Однако явились немногие, да и те работали слишком вяло и при первом приветствии ручными гранатами все побежали назад. Убедить или заставить их вернуться было невозможно. Ввиду этого я не мог удержать там и тех, кто состоял под моей личной командой, ибо, ожидая скорого снятия осады, никто не хотел рисковать жизнью. Губернатор, весьма раздраженный таким замешательством, принудил выйти на брешь самих полковников с весьма немногими людьми, но без успеха.

Около 2 часов пополудни турки взорвали мину, отчего справа от бреши рухнула часть стены, и мгновенно приступили с 12 знаменами, стремясь проникнуть внутрь. Тут у нас с ними два часа шла очень упорная схватка, прежде чем мы смогли изгнать их из бреши. В это время губернатор, Иван Иванович Ржевский, находясь в старом замке и услыхав взрыв мины, поспешил туда, но недалеко от своего жилища был убит тяжелой гранатой, осколком коей ему оторвало нижнюю челюсть. Вечером полковники и офицеры явились ко мне и просили, дабы я отныне принял верховную и единоличную команду, что принадлежит мне по праву, а они весьма охотно будут повиноваться. Я велел поставить внутри ретраншемента, на пригодных местах, 8 орудий.

Ночью ко мне привели бежавшего от турок христианина. Он сообщил, что этим утром наши войска после жестокой брани взяли гору, захватили турецкие пушки, боевые припасы, шатры и имевшийся там обоз; Осман-паша ранен, Эскишер-паша погиб и многие другие убиты и ранены; однако же турки решились предпринять всеобщий штурм, а если оный не возымеет желанного успеха, то они отступят. Ночью я отправил к боярам гонца, дабы уведомить их о беспорядочном бегстве турок и о положении гарнизона, и просил их спешно наступать и достичь полной победы. Сегодня выпущено по городу и замку 937 тяжелых снарядов и 225 больших гранат; 28 убитых и 46 раненых.

Цитируется по: Патрик Гордон. Дневник 1677-1678. М.: Наука, 2005

Мир в это время

В 1678 году между профранцузской коалицией и коалицией во главе с Нидерландами были заключены Нимвегенские мирные договоры

Нимвеген. Ян ван Гойен. 1641 год

«Нимвегенские мирные договоры 1678-79, ряд договоров, завершивших войну между коалицией государств во главе с Францией и антифранцузской коалицией во главе с Соединёнными провинциями (Голландской республикой); подписаны в Нимвегене (Nimwegen, современный Неймеген, Nijmegen, Нидерланды). По франко-голландскому договору (10 августа 1678 года) Франция оставляла занятую ею в ходе войны голландскую территорию с г. Маастрихт и отменяла высокий таможенный тариф 1667 года, подрывавший голландскую торговлю, а Голландия признавала колониальные права Франции в Гвиане и Сенегале. По франко-испанскому договору (17 сентября 1678 года) Испания уступала Франции Франш-Конте и ряд территорий в Испанских Нидерландах, а Франция возвратила Испании часть южнонидерландской территории, присоединённых по Ахенскому миру 1668 года (с гг. Шарлеруа, Куртре), герцогство Лимбург, Пучсерду (в Каталонии). Франко-имперский договор (5 февраля 1679 года) подтверждал условия Вестфальского мира 1648 года; Франция отказывалась также от содержания гарнизона в имперской крепости Филипсбург на Рейне, но присоединяла г. Фрейбург (в Брейсгау). Шведско-голландский договор (12 октября 1679 года) прекратил состояние войны между сторонами (без территориальных изменений). Нимвегенские мирные договоры были крупным дипломатическим успехом Франции и укрепили её гегемонию в Европе».

Цитируется по: Большая советская энциклопедия. М.: Советская энциклопедия, 1970-1977

Материал предоставлен АНО "Руниверс"

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
17.01.17
Операция «Буря в пустыне»: Роковое решение и уничтожение Ирака
NB!
17.01.17
Как обустроить Палестину? Никак!
NB!
16.01.17
«Денег нет, но вы держитесь»: эксперты о прощальном визите Байдена в Киев
NB!
16.01.17
Триллион иен: цепкий плен обещаний Японии
NB!
16.01.17
Избранный президент Болгарии: Крым де-факто принадлежит России
NB!
16.01.17
Ах, леди, не сморкайтесь в рукава…
NB!
16.01.17
Росгеологию лишили монополии на неразведанные участки углеводородов
NB!
16.01.17
Шамхани: Иран не собирается свергать режим в Эр-Рияде
NB!
16.01.17
Нагорный Карабах: Война и мир
NB!
16.01.17
«Финансового резерва Латвии хватит только на выплату двух пенсий»
NB!
16.01.17
Жители Литвы по-прежнему против однополых браков
NB!
16.01.17
Радио REGNUM: второй выпуск за 16 января
NB!
16.01.17
Что делать будете, бандерлоги? — на Украине очередной виток валютной паники
NB!
16.01.17
Главный кредитор Казахстана — Нидерланды
NB!
16.01.17
Пока Додон в Москве, в Молдавии инициируют его отставку за «признание» ПМР
NB!
16.01.17
«От «монетизации» льгот по НДС проиграет бизнес»
NB!
16.01.17
Папа Франциск на Красной площади в Москве? Возможно и даже скоро
NB!
16.01.17
Украина меняет «Минск» на «Женеву»
NB!
16.01.17
К очистке Арктики хотят привлечь средний и малый бизнес
NB!
16.01.17
«Арктика не требует равномерного социально-экономического развития» — МЭР
NB!
16.01.17
Глава комитета Госдумы настаивает на «зачистке» УК от смертной казни
NB!
16.01.17
«Полезные ископаемые станут локомотивом развития Северного морского пути»