Молодые кряшены в Татарстане: "Ничего хорошего от переписи мы не ждем"

Москва, 13 августа 2010, 18:30 — REGNUM  

О "кряшенском вопросе" ИА REGNUM Новости сообщало не раз. В ходе Всероссийской переписи населения 2002 года кряшен - этот самобытный и многочисленный тюркский народ, исповедующий православие, в Татарстане попытались с помощью подтасовок результатов растворить среди татар, чтобы увеличить их численность. По мере приближения к новой переписи старая проблема становится все более острой: если судить по активности татарских националистов, до сих пор находящихся в руководстве республики, то "фокус с кряшенами" в Татарстане постараются повторить вновь. Об этом свидетельствуют и заявления бывшего президента РТ Минтимера Шаймиева, и спикера парламента Фарида Мухаметшина, и их сторонников в Госсовете РТ, которые неоднократно заявляли о необходимости "единения татар" во время переписи - вплоть до привлечения к этой задаче оргресурсов "Единой России".

Со стороны лидеров кряшен, которые, безусловно, видят эти намерения, сложилась противоречивая ситуация - кряшенское движение в республике раздроблено. Наряду с позицией "официальных кряшен", входящих в Общественную организацию кряшен РТ, председателем которой является глава госхолдинга "Ак Барс" Иван Егоров, существует и "внесистемная позиция" сторонников другого активиста кряшенского движения - Виталия Абрамова, который настроен гораздо более радикально и обвиняет ООК РТ в конформизме. Судя по заявлениям обеих сторон, им вряд ли удастся консолидировать усилия даже накануне переписи.

Однако наряду со старшим поколением кряшенской оппозиции существует и кряшенская молодежь, один из лидеров которой - 32-летний Евгений Иванов согласился изложить свой взгляд на проблему.

ИА REGNUM: При встрече вы сказали не "исэнмесез!" - "здравствуйте!" по-татарски, а "арумысез!". Что это значит?

Так будет "здравствуйте" по-кряшенски.

ИА REGNUM: Но в Татарстане считается, что кряшены говорят с татарами на одном языке?

Вот в том-то и дело, что кряшенам навязывают татарский язык, полностью уничтожая кряшенский лингвистический пласт. Сегодня эта политика в Татарстане привела к тому, что кряшенского языка сами кряшены не знают, при этом считают, что родным языком кряшен является татарский. А ведь в 1920-е годы был издан кряшенско-татарский словарь. Спрашивается, зачем он был нужен? Наверное, потому, что кряшены и татары имели разные языки. Одними из предков кряшен являются племена кереитов - народ, живший на территории современного северного Китая, который в эпоху Великого переселения народов появился в Поволжье. И как полноценный этнос кряшены сформировались до 1552 года. А версию происхождения кряшен от насильственно крещенных татар следует воспринимать как очередную сказку.

ИА REGNUM: То есть, кряшены существовали и в Казанском ханстве, и в Золотой Орде как самостоятельный тюркский этнос?

Появление кряшен на исторической сцене не стоит связывать только с Иваном Грозным. Их история намного глубже. Но на исследования в этой сфере в Татарстане наложено суровое табу, потому что это не вписывается в "официальную" историю татарского народа. До сих пор нет понятного и принимаемого всеми учебника по истории кряшен, и этот информационный вакуум создает непонимание в рядах самих кряшен.

ИА REGNUM: Как кряшены воспринимают завоевание Казанского ханства в 1552 году? Для татар это был конец их государственности...

1552 год - это трагедия сугубо татарского народа. Кстати, из 150-тысячного войска, бравшего Казань, до трети составляли сами наемные татары. Мы же, кряшены, начали тогда жить в православном государстве. Не могу сказать, что кряшены в Казанском ханстве угнетались - у меня просто сведений таких нет, но вхождение в православное российское государство, безусловно, для кряшен должно было восприниматься как благо.

ИА REGNUM: Но ведь отрицать последовавшую за взятием Казани насильственную христианизацию татар невозможно - часть мусульман тогда была вынуждена креститься. Эти татары тоже стали кряшенами?

Нет. Так называемые "новокряшены" в конце XIX века в большинстве своем вернулись обратно в ислам. А кряшены как этнос сохранились, и никакой реисламизации не было просто потому, что они изначально были христианами. Если бы кряшены были бы только татарами, которые перешли в христианство, то их культура, национальные обряды, обычаи не изменились бы настолько, как это мы видим сейчас. Посмотрите на традиционную национальную одежду кряшен и татар - ну где вы там найдете сходство? Или всеми любимый татарский праздник Сабантуй - однозначно имеющий еще доисламские корни. Однако кряшены никогда его не отмечали.

ИА REGNUM: Что мешает сейчас развивать и сохранять кряшенскую культуру? Власти Татарстана демонстрируют подчеркнуто благожелательное отношение к кряшенам. По республиканскому телевидению показывают, как отмечается праздник "Питрау", в Институте истории АН РТ открыт Отдел изучения кряшен, имеется кряшенская газета "Туганайлар"...

Хочу начать с того, что нас в Татарстане около 200 тысяч человек, хотя в 2002 году многих кряшен просто вынудили записаться татарами. В результате численность кряшен довели до 18 тысяч. В школах Татарстана кряшенам не преподается их национальная история и кряшенский язык. Их учат татарскому, им рассказывается история татарского народа - так, как будто они часть этого народа. И в этой истории доминирует миф о том, что, дескать, кряшены появились "вследствие насильственной христианизации". Я сам в школе постоянно спорил с учительницей истории, доказывая, что мы, кряшены, существовали еще до взятия Казани. Она же твердила, что кряшены - это продукт политики Ивана Грозного...

Ладно, вот я сам такой упрямый, изучаю кряшенскую историю, могу разобраться, но как быть обычным молодым кряшенам, которые из-за вот таких учебников по истории Татарстана испытывают чувство этнической неполноценности? Когда им намекают, что христианство им силой навязали, что их предки вынуждены были принять православие, что они такие же татары, да вот религия у них неправильная, а чтобы стать настоящими татарами, необходимо вернуться в ислам - якобы в религию предков... Был даже какой-то лозунг, что каждый татарин должен вернуть в ислам по одному кряшену. И некоторые кряшены под вот таким психологическим давлением переходили в ислам. Но истина такова, что кряшен, перешедший в ислам, перестает быть кряшеном.

Кстати, татарские националисты в Татарстане любят кричать о притеснении татар в Башкирии, когда там насильно татар записывают башкирами, но при этом они считают нормальным, чтобы кряшен в Татарстане записывали татарами. Не нужно, дескать, дробить "по указке Москвы" "единый и неделимый татарский народ". И власти Татарстана этому потворствуют. Меня самого так записали "татарином".

ИА REGNUM: Насколько сильны сегодня ассимиляционные процессы среди кряшенской молодежи?

Проблема существует. Сегодня кряшенская молодежь либо "русеет", либо исламизируется и интегрируется в татарский этнос. Из-за отсутствия кряшенского национального образования, а также целенаправленной политики по фактическому уничтожению кряшенской деревни (когда специально укрепляют в смешанных районах татарскую деревню в ущерб кряшенской) мы можем вскоре как этнос перестать существовать. Если мое поколение еще может научиться у старшего поколения кряшенскому языку и традициям, то мне сложно сказать, что будет с нашими детьми и внуками. Ведь сохранить язык только в домашнем общении сложно. А в Татарстане системы среднего национального образования для кряшен просто нет - про высшую систему образования вообще молчу.

ИА REGNUM: Но точно такие же заявления делают и татарские националисты...

У кряшен ассимиляционный процесс идет быстрее. Если они забудут язык и обычаи, то они сольются с русскими; если они примут ислам, то станут татарами. Не будем забывать и о межнациональных браках, в которых передача кряшенской идентичности - это еще вопрос. Кряшен как народа может и не стать.

ИА REGNUM: Ваш прогноз?

Если все продолжится в том же ключе, то нам осталось лет 20. Максимум 30, и, после этого кряшен не останется.

ИА REGNUM: Совсем скоро - Всероссийская перепись населения. Что собираетесь предпринимать в этой связи?

Мы пытаемся проводить пропагандистскую работу, чтобы кряшены записывались кряшенами, но насколько это эффективно? Пока все идет исключительно в интернете. Сейчас, конечно, еще нет такого давления, как было восемь лет назад, потому что сами кряшенские лидеры пассивны. Никто не пытается "высунуться": то ли все устраивает, то ли дорого занимаемое место.

ИА REGNUM: А как же Общественная организация кряшен РТ и ее председатель Иван Егоров? Есть еще Форум кряшенской молодежи и его председатель Александр Долгов. Разве они ничего не делают?

Это ручные организации, которые были созданы искусственно. Когда стало понятно, что всех кряшен записать в "единый и неделимый татарский народ" нельзя, а с независимыми лидерами того времени договориться не получилось, то были созданы вот такие организации. Они абсолютно лояльны по отношению к татарстанской власти и уж тем более не поднимают неудобных вопросов кряшенского языка, национального образования и др. Это все создано для галочки: вот, мол, у нас есть кряшенские организации, национально-культурные потребности кряшен удовлетворяем. Что реального сделано этими организациями для своего народа, кроме проведения праздника "Питрау" в селе Зюри или, как я их называю, этих "псевдофорумов" кряшенской молодежи?!

ИА REGNUM: Но что сделали "неофициальные" кряшены во главе с Виталием Абрамовым? В своем январском интервью ИА REGNUM Новости Абрамов заявил, что весной этого года в Москве проведет учредительный съезд Союза кряшен России. В итоге никакого съезда не было.

Я не во всем согласен с Абрамовым. Тем более, никакого съезда действительно провести не удалось. Слова без дел не способствуют кряшенскому движению.

ИА REGNUM: Что делаете лично вы для сохранения и возрождения кряшенской культуры?

У нас очень мало ресурсов, в первую очередь - финансовых. И поэтому наши возможности без денег больше остаются намерениями, чем реализуемыми проектами. Я в интернете - в основном, в социальных сетях, провожу пропагандистскую работу, иногда мы с единомышленниками собираемся вместе... В воздухе все летает идея создания кряшенского Букваря, первой читательницей которого должна стать моя дочь Ирина, но пока дальше самого видения концепта дело не пошло.

ИА REGNUM: Если бы вам удалось получить финансы, что бы вы сделали в первую очередь?

Во-первых, я бы открыл кряшенские национальные школы с обучением на кряшенском, а не на татарском языке. Это, соответственно, потребует подготовки педагогических кадров из числа кряшен. Специально кряшенского университета не нужно, но сделать отделение кряшенской филологии и истории в Казанском федеральном университете - обязательно. Это, во-вторых...

В-третьих - многотиражное издание книг и периодики на кряшенском языке. Причем не одной газеты, а нескольких.

В-четвертых, переработал бы учебники по истории Татарстана - хватит там рассказывать чушь про кряшен. В-пятых, начал бы строить кряшенские церкви. Ситуация с ними очень плачевна. На 200 тысяч кряшен в Татарстане меньше двадцати кряшенских церквей и приходов - это издевательство.

В-шестых, нужна экономическая поддержка кряшенским деревням. Сегодня они на грани исчезновения. Хотя это беда для всех сельских населенных пунктов, независимо от этнического состава его населения. Поэтому в Татарстане должны быть созданы условия для полноценной жизни в деревне. Тогда и кряшенские деревни - последний очаг и источник кряшенской культуры - сохранятся.

ИА REGNUM: Имеются ли политические требования у движения молодой кряшенской оппозиции?

За кого голосовать, каждый сам решает. Но нам нужно представительство кряшен во власти. На руководящих постах, соответственно своей численности, должны быть и кряшены.

ИА REGNUM: Как предложенная программа сохранения и развития кряшен может быть реализована на практике, может, провозгласите автономную Кряшенскую республику?

В 1920 году такая идея уже была. Предполагалось Мензелинский кантон (тогда бывшей Уфимской губернии) сделать Кряшенской автономной республикой. Тогда бы, безусловно, кряшены получили больше шансов для сохранения своей самобытности. Однако в 1920 году вспыхнуло так называемое "вилочное восстание" крестьян против продразверстки, в котором участвовало много кряшен. После этого ни о какой Кряшенской республике и речи не могло быть. Сегодня это все тоже нереализуемо, да и, наверное, не нужно. Надо искать выход из имеющейся ситуации реальными средствами.

ИА REGNUM: В Татарстане теперь новый президент. Изменится ли к лучшему ситуация в кряшенском вопросе с приходом Рустама Минниханова?

Боюсь, что нет. Прежнего прессинга, конечно, в отношении кряшен не будет, но и ждать кардинального улучшения не приходится. Похоже, все национальные движения в республике ожидает спад активности. А кряшенам тем более ждать нечего.

ИА REGNUM: Возможна ли помощь федеральных структур? Как к вам относится Русская православная церковь?

Накануне переписи 2002 года была определенная поддержка, но сугубо моральная. Было и обращение кряшен к ныне покойному патриарху Алексию II. Но до реальных мер так и не дошло. Поэтому не исключаю, что после новой переписи населения кряшенами в Татарстане опять окажутся только 18 тысяч человек.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.