Открытое письмо министру культуры: Реставраторы могут исказить ансамбль Кижского погоста (Карелия)

Петрозаводск, 11 августа 2010, 10:13 — REGNUM  В редакцию ИА REGNUM Новости поступило открытое письмо министру культуры Российской Федерации Александру Авдееву от директора НИИ историко-теоретических проблем народного зодчества - филиала НИИТИАГ РААСН в ПетрГУ, академик РААСН Вячеслава Орфинского. В письме он выражает серьезную обеспокоенность в связи с возникшей, по его мнению, угрозы искажения одного из главных символов национальной и мировой культуры - ансамбля Кижского погоста. ИА REGNUM Новости публикует письмо полностью:

"Открытое письмо Министру культуры Российской Федерации А. Авдееву

Копии президенту Российской Федерации Д. А. Медведеву и в средства массовой информации.

Уважаемый Александр Алексеевич!

Мое письмо от 11.06.2010, адресованное первому лицу государства, оперативно в течение 10 дней было направлено Президентской администрацией в Министерство культуры России и там, похоже, надолго застряло. Во всяком случае, спустя месяц, к началу августа, я еще не получил никаких сведений из возглавляемого Вами министерства по поводу решения проблемы государственной важности: ведь в предыдущем письме с двадцатистраничными приложениями аргументированно сообщалось об угрозе искажения одного из главных символов национальной и мировой культуры - ансамбля Кижского погоста, который в числе трех первых российских объектов в 1990 г. был включен в список Всемирного наследия ЮНЕСКО, а кроме того является ключевым экспонатом музея-заповедника "Кижи", включенного в Государственный свод особо ценных объектов культурного наследия народов Российской Федерации, призванный по определению в соответствии с Положением, утвержденным Указом Президента РФ от 30.11.1992 № 1787 и Постановлением правительства РФ от 06.10.1994 № 1147, способствовать сбережению генофонда отечественной культуры. Однако, несмотря на двойную степень правовой защиты уникальный ансамбль подвергается прогрессирующей деструкции и в то самое время, когда министерские чиновники "держат паузу", процесс деградации главного храма погоста - церкви Преображения подходит к точке невозврата во многом из-за невнимания со стороны музея-заповедника "Кижи" к основополагающим рекомендациям Центра Всемирного наследия ЮНЕСКО и его консультативных органов.

Показательно в этом отношении начало переборки Преображенской церкви - раскатка трапезной, осуществленная в прошлом году фирмой ООО "Реставрация" из г. Сортавалы, выигравшей тендер, единственным участником которого явилась и, главное, снискавшая в Карелии дурную славу (яркое подтверждение тому - скандальная реставрация церкви Александра Свирского в Космозере - памятника архитектуры XVIII в. федерального значения. См.: "Подмоченные миллионы").

В результате авантюрной раскатки трапезной двадцатидвухглавый храм предстал перед посетителями музея уже без трапезной, поддерживаемый металлическими подпорками над ямой, образованной за счет удаления исторических фундаментов и грунтового основания под ними. Тем самым было наглядно продемонстрировано пренебрежение мнением ЮНЕСКО. Во всех рекомендациях Комитета всемирного наследия неизменно подчеркивалась необходимость сохранения оригинальных конструкций храма и недопущения их необоснованного изменения, уже не говоря об уничтожении, тем более без надлежащей предварительной фиксации.

Такое зрелище, свидетельствующее об отсутствии у "хранителей наследия" пиетета перед "восьмым чудом света", потрясло общественность и вызвало бурю в СМИ: "Объект ЮНЕСКО подмочил дождь и др.).

Прелюдией к раскатке трапезной послужила разборка силами плотницкого центра музея-заповедника нарядного двухвсходного крыльца Преображенской церкви с великолепными резными столбами. О последствиях такой разборки и аналогичных ей "культуроохранительных акций" всерьез задумались эксперты объединенной миссии Центра всемирного наследия ЮНЕСКО 2010 г. Эндрю Поутер и Шур Хельсет после того, как сопоставили увиденную ими неприглядную картину на стройплощадке с тем, что обнаружили в цеху Кижского реставрационного центра: среди подготовленных для сборки восстанавливаемого сруба бревен, реанимированных с помощью "заплат на клею", находились и резные столбы крыльца, зачищенные, с удаленным красочным слоем и многочисленными вычинками из нового материала. Такое надругательство над произведениями высокого плотницкого ремесла подвигло истинных ценителей деревянного зодчества к созданию своеобразного пособия по профессиональному ликбезу - "Критериев отбора бревен для ремонта на Кижском погосте". "Пособие" вместе с предварительным отчетом миссии было направлено в музей, а затем включено в виде приложения в окончательный отчет.

Процитирую с небольшими купюрами пункт 6 указанных критериев (посвященный резным столбам): "Когда отдельные бревна имеют значительную культурную ценность, такую как художественная выразительность, высокое ремесленное искусство,... резной декор, уникальные исторические следы, должны быть предприняты максимальные меры по сохранению таких бревен. И здесь нужно избегать многочисленных ремонтов ("деревянных заплат на клею" - В. О.). Некоторые бревна, которые не могут быть оставлены как часть здания из-за обширного ремонта, являющие примеры искусной топорной работы, должны быть занесены в каталог, задокументированы и стать частью музейной коллекции".

В июле злоключения Преображенской церкви продолжились: при вскрытии конвертов с заявками на участие в открытом конкурсе на право заключения государственного контракта на продолжение работ первого этапа ее комплексной реставрации Преображенской церкви Кижского погоста (т.е. на переборку основной части храмового столпа - нижнего восьмерика). И на этот раз участником конкурса оказалась всего одна организация - ООО "Строительно-коммерческая фирма "Алекон" из Санкт-Петербурга, которая прежде занималась на Преображенской церкви подсобной по отношению к переборке срубов работой - монтажом металлоконструкций лифтинга, предназначенного для подъема и вывешивания поярусно расчлененного храмового столпа (см.: Памятник ЮНЕСКО разберут без конкурса?).

В любой момент контракт музея-заповедника с фирмой "Алекон" может быть заключен, но в отличие от сортавальских реставраторов в штатах нового подрядчика профессиональные плотники отсутствуют вообще, и, следовательно, объект Всемирного наследия может попасть из огня да в полымя, и тогда потеря его подлинности станет неизбежной. Правда, теоретически возможно, что "Алекон" попытается привлечь на условиях субподряда организацию, специализирующуюся на переборке сложных срубных построек, но и в этом случае успех маловероятен: опыт многолетних разработок проекта реставрации Преображенской церкви с помощью гибрида лифтинга с традиционной переборкой показал, что в результате прессинга тандема главного инженера проекта И. К. Раша и зам. директора музея Н. Л. Попова (или наоборот) в кижской команде проектировщиков и в некоторых структурных подразделениях музея-заповедника система приоритетов оказалась как бы "перевернутой" по отношению к модели, ориентированной на безусловное сохранение охраняемого ЮНЕСКО объекта. Для авторского коллектива при реставрации Преображенской церкви главным стало создание лифтинга, вторым по значимости - инкрустация исходных элементов сруба - отдельных венцов (или наоборот), а до осмысления сруба Преображенской церкви как единого конструктивно функционирующего организма дело так и не дошло (см. "Преображенская церковь в опасности").

Иная ситуация сложилась в отделе капитального строительства и энергоснабжения, где основными приоритетами являлось удовлетворение своих потребностей как стратегических (например, обеспечение развития неограниченно прибыльного туризма), так и сиюминутно конъюнктурных, что и породило в Кижах ныне частично реализуемую идею претенциозных новостроек, чреватых превращением заповедного острова в лунапарк (см. "У Кижского погоста появятся многомиллионные новостройки?"; "Кижские новостройки вызвали скандал"; "Кижи сами себя высекли ").

И, наконец, третий вариант системы приоритетов для историко-архитектурного и этнографического музея-заповедника сложился в подразделениях, изначально занимающихся традиционным для музеев делом - сбережением культурных ценностей. Это обстоятельство и позволило сформировать в Кижах музей деревянного зодчества под открытым небом безусловно лучший в России и, на мой взгляд, один из лучших в мире.

Такие взаимоисключающие приоритеты деятельности разных отделов музея проясняют причины упорного нежелания дирекции федерального учреждения культуры "Кижи" разрабатывать положение "о выдающейся универсальной ценности ансамбля Кижского погоста и брать на себя обязательство к использованию этого положения в качестве основы для разработки комплексного плана управления объектом и руководящих принципов по его сохранению". Дело в том, что процитированный тезис, повторивший в рекомендациях миссии ЮНЕСКО-ИКОМОС 2010 г. предшествующие решения сессии Комитета всемирного наследия призван способствовать активизации деятельности музея-заповедника по сохранению целостности и подлинности его главного объекта, для чего собственно музей и был создан. Наоборот, неприятие тезиса исключает необходимость создания для различных структурных подразделений единой системы иерархически соподчиненных приоритетов, ориентированной на решение общей основополагающей задачи, без чего учреждение культуры, включенное в Государственный свод особо ценных объектов, не сможет нормально функционировать.

Но изложенное не встречает понимания со стороны руководства музея, позиция которого обусловлена не столько интересами сохранения памятника, сколько необходимостью его непрерывного использования с целью привлечения максимального количества туристов. Последнее обстоятельство предопределило применение лифтинга, запроектированного в соответствии с эскизным проектом, утвержденным в 2000 г. с обязательным условием - апробацией на сходном по сложности и возрасту, но менее значимом объекте. Однако это условие не было выполнено, о чем не ставились в известность инспектирующие объект объединенные миссии Центра всемирного наследия ЮНЕСКО. И такая дезинформация со временем стала для музея нормой, как и распространение с помощью саморекламы мифа о том, что "именно музей "Кижи" и только музей "Кижи" в Карелии по настоящему обеспокоен судьбой уникальных памятников".

Гипноз мифа действовал даже на представителей ЮНЕСКО, что подтверждается двойственным характером окончательного отчета по итогам поездки в Кижи в текущем году миссии международных экспертов (см.: " От памятника останется только видимость?") С учетом мифа поддается объяснению любопытная закономерность.

Суть ее заключается в том, что с момента включения ансамбля Кижского погоста в престижный список ЮНЕСКО вопрос о состоянии его сохранности почти не сходит с повестки дня сессий Комитета всемирного наследия. При этом на протяжении многих лет содержание решений Комитета не меняется: во-первых, в них отмечаются "продолжающиеся усилия по сохранению объекта Всемирного наследия со стороны музея-заповедника", далее перечисляются практически в неизменном порядке игнорируемые музеем претензии Комитета к нему (некоторые из них приведены в настоящем письме) и, наконец, в завершение делается строгое предупреждение: "В случае отсутствия прогресса в решении обозначенных вопросов Кижский погост будет включен в список всемирного наследия, находящегося под угрозой". Иногда процедура усложнялась и на промежуточной стадии предпринимались попытки привести угрозу в исполнение, но неизменно в соответствии с просьбой государства-участника компетентные эксперты ЮНЕСКО приходили к выводу, что в сложившейся ситуации включать ансамбль Кижского погоста в тревожный список непродуктивно. Во многом принятие окончательного решения предопределялось мифом о научной обоснованности проекта реставрации и "высоком профессионализме его авторов".

Некоторые представления о механизмах формирования такого мифа можно получить, сопоставив отражения реальных событий в сознании участников драмы, разыгравшейся в текущем году на заповедном острове.

Так, на апрельской пресс-конференции, подытожившей инспекционную поездку миссии ЮНЕСКО-ИКОМОС в Кижи (куда, напомню, не допустили представителей рабочей группы РААСН по сохранению Преображенской церкви) директор музея-заповедника Э. В. Аверьянова официально заявила, что международные эксперты назвали проект реставрации Преображенской церкви "одним из лучших в мире по реставрации деревянных памятников" и отметили высокий профессионализм карельских реставраторов". Однако когда журналисты поинтересовались почему проект таки и не был представлен российской научной общественности, директор сослалась на неподъемный вес технической документации в 30 кг, который "невозможно повсюду таскать за собой" (см. "У Кижей задели болевые точки").

Любопытно воспринял позицию зарубежных экспертов ответственный секретарь Комиссии РФ по делам ЮНЕСКО Г. Орджоникидзе, проинформировавший (письмом от 21.04.2010 за № 674/юн) президента РААСН А. П. Кудрявцева, что "представители Центра всемирного наследия и ИКОМОС выразили удовлетворение ходом реставрационных работ".

В действительности же сбалансированное мнение мисси оказалось прямо противоположным: по мнению экспертов самый знаменитый памятник ЮНЕСКО подвержен тем же угрозам, которые были обозначены в предыдущих отчетах.

Наиболее существенно вера в миф была поколеблена на 34-й сессии Комитета всемирного наследия, решение которой (34 СОМ 7В.94) общественный наблюдатель от России И. К. Заика получила 3.08.2010 в секретариате Комитета. Правда, формально оно вписывается в стандартные рамки и не содержит прямого указания о включении Кижского погоста в список всемирного наследия, находящегося в опасности, но в скрытом виде такое указание присутствует. Дело в том, что в решении сессии содержатся настоятельные просьбы "государственным органам:

- "определить основополагающие принципы реставрационного процесса, которые должны быть неразрывно связаны с подлинностью и выдающейся международной ценностью объекта (здесь и ниже выделено мной. - В. О.)" (п. 6); - "прекратить любые строительные действия на охраняемой природной территории музея-заповедника Кижи" (п. 7); - "выполнить все рекомендации, изложенные в докладе Центра всемирного наследия и ИКОМОС по данным апрельской миссии" (п. 8). Нереальность выполнения перечисленного очевидна с учетом отведенного на это времени - около 1,5 лет (до 1.02.2012, когда подробные доклады должны быть представлены в Центр всемирного наследия) (см. пп. 11,12,13), поскольку музей "Кижи" многое из перечисленного не смог выполнить за время, прошедшее после миссии 2007 г.

Вместе с тем, учитывая варварскую разборку крыльца и раскатку трапезной Преображенской церкви, трудно согласиться с мнением Комитета о том, что начало реставрационных работ на объекте ознаменовалось прогрессом!

Из всего вышесказанного следует, что миф о безупречности проекта реставрации Преображенской церкви нуждается, как минимум, в проверке, основанием для которой может послужить известная рекомендация Комитета всемирного наследия о необходимости сопоставительного анализа всех возможных вариантов стабилизации храма до начала его реставрации. А между тем такой анализ не проводился и даже по наиболее очевидному альтернативному варианту - традиционной переборке церкви, не осложненной лифтингом.

Напомню: в конце прошлого столетия в дебатах об оптимальном подходе к реставрации памятников деревянного зодчества в качестве альтернативы рассматривались "воссоздание" путем полной переборки Никольской церкви в Нёноксе и технический проект инженерного укрепления (без переборки) Преображенской церкви в Кижах, ранее признанный оптимальным благодаря более высокой степени аутентичности (подлинности).

Однако уже в начале XXI в. благодаря несомненным успехам в изучении традиционного плотницкого инструментария и обусловленной его применением технологии обработки древесины возросла роль технологической составляющей "критерия подлинности", что заметно повысило шансы в заочном соревновании реставраторов двух северно-российских погостов - Кижей и Нёноксы в пользу последних.

В начале XX в. кижская команда проектировщиков убедилась, что якобы решенные в техническом проекте задачи по достижению подлинности строительного материала и архитектурно-конструктивного решения и неизменности характерного силуэта храма на весь период его реставрации в действительности не решены и, более того, такое решение для авторов проекта оказалось непосильным.

И тогда родилась идея беспрецедентного проекта, объединяющего традиционную переборку с лифтингом. Однако лифтинг, как выяснилось, не панацея. Поэтому для познания истины было бы резонно продолжить соревнование, сопоставив результаты проделанных работ.

Количественные характеристики очевидны: в первом случае, несмотря на значительные перебои с финансированием, полностью закончена переборка Никольской церкви и колокольни, реставрируется главный Троицкий храм, во втором - помимо ремонта Покровской церкви и колокольни разобрано крыльцо и раскатана трапезная. Что же касается сравнения качества реставрационных работ, то существует единственный способ объективно его проверить - совершить поездку специалистов по маршруту Кижи - Ненокса с заездом в Кириллов, где вблизи от Кирилло-Белозерского музея-заповедника на бывшем Цыпинском погосте находится Ильинская церковь (1755 г.), недавно возрожденная из руин путем полной переборки. На мой взгляд, она лучший пример реставрации деревянного храма в новейшей истории России.

Убежден, что такая экспертиза - единственная возможность раз и навсегда опровергнуть укоренившийся миф, ибо непосредственность зрительных впечатлений непредвзятых профессионалов способна выявить очевидное ничуть не хуже возгласа ребенка в знаменитой сказке-притче Ганса Христиана Андерсена "Новое платье короля".

В. П. Орфинский, директор НИИ историко-теоретических проблем народного зодчества - филиала НИИТИАГ РААСН в ПетрГУ, академик РААСН."

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
29.04.17
Современный оракул — толстый, желчный и брюзгливый
NB!
29.04.17
Русские следы на востоке Турции
NB!
29.04.17
Великий мусорный путь: Украина в зеркале мусорной проблемы
NB!
29.04.17
СМИ ЕС: «С наскока Америку великой не сделать»
NB!
29.04.17
Солдаты и матросы — против травли Ленина
NB!
29.04.17
«Апрельская война в Нагорном Карабахе поставила Азербайджан в тупик»
NB!
29.04.17
Как это будет: репетиция Парада Победы в Воронеже
NB!
29.04.17
Евросоюз не будет «бесплатно кормить» Британию после Brexit — Минфин ФРГ
NB!
29.04.17
Киргизские бедняки оплачивают счастье чиновников
NB!
29.04.17
Выборы во Франции: шанс на обновление будет упущен?
NB!
29.04.17
Свалка на Украине примет ядерные отходы. После освоения денег
NB!
29.04.17
Парламентаризм Грузии открыл врата надежды
NB!
29.04.17
Оправдает ли ожидания новый интернет-проект об искусстве?
NB!
29.04.17
Петербургский аэропорт: как собака на сене
NB!
29.04.17
КНДР провела испытание баллистической ракеты
NB!
29.04.17
Выборы президента Франции: «золотой мальчик» против «винтовки»
NB!
29.04.17
В Молдавии День Победы стал “Днем Европы”
NB!
29.04.17
СМИ узнали о содержании «тайного разговора» Путина и Порошенко
NB!
29.04.17
Freedom House: журналисты ИА REGNUM задержаны незаконно
NB!
28.04.17
Христианство – ответ на неприятные вопросы
NB!
28.04.17
Карабах: факторы сдерживания военной эскалации в исторической ретроспективе
NB!
28.04.17
Война России и США на Ближнем Востоке: сценарий из недалекого будущего — II