Виктор Гущин: "Гордиев узел" института неграждан в Латвии и Эстонии нужно рубить

Рига, 5 августа 2010, 19:15 — REGNUM  Адриан Северин, депутат Европейского парламента от Румынии, подготовивший в конце 2006 года сообщение о Латвии для юридического комитета ПАСЕ, в интервью газете "Latvijas Avīze" 17 апреля 2007 года высказал вполне обоснованную мысль: "Если государство возникает, отделяясь от бывшей империи, то у тех, кто живёт на территории этого государства, должна быть свобода выбора в отношении их нового гражданства: оставить гражданство предыдущей страны или принять гражданство новой. Чего не произошло в случае неграждан Латвии. Это ошибка, на которую кому-то в то время следовало указать". В результате эта "никем не указанная ошибка" стала фундаментом политики строительства в многонациональной и мультикультурной Латвии мононационального и монокультурного государства, главным лозунгом которого стал лозунг авторитарного и этнократического режима Карлиса Ульманиса "Латвия - для латышей!" (1934-1940).

Находящаяся с 1990 года у власти латышская политическая элита заявляет сегодня о правовой обоснованности возврата к прерванному в июне 1940 года строительству "Латышской Латвии". Для нее создание института лиц без гражданства оправдано тезисом о непрерывности существования Латвийской Республики de jure с 1918 по 1991 год, а создание Советской Латвии объявляется как навязанное извне и не выражающее интересы народа. Незаконность Советской Латвии обосновывается тезисом о "трех оккупациях" страны - сталинским и гитлеровским тоталитарными режимами. Именно эта трактовка явилась причиной отказа Латвийской Республики от ратификации Конвенции Совета Европы о гражданстве, в соответствии с которой Латвия должна была бы признать гражданами всех оказавшихся на ее территории жителей.

Обман международного сообщества

После развала Советского Союза проживающие в Латвии граждане СССР стали апатридами, то есть лицами без гражданства, однако Латвийское государство наличие на своей территории сотен тысяч апатридов никогда не признавало и продолжает называть апатридов негражданами, чем вводит международное сообщество в заблуждение.

В ноябре 1995 года по инициативе Европейского совета международной Хельсинкской федерации, хельсинкских комитетов Дании и Швеции и Латвийской ассоциации объединенных наций в Риге состоялся международный семинар "Правовой и социальный статус неграждан: законодательство и его реализация". Как пояснил один из участников семинара директор Латвийского центра прав человека и этнических исследований Нил Муйжниекс, в мире для характеристики лиц, не имеющих гражданства страны проживания, а также гражданства любой другой страны, пользуются определением "лицо без гражданства". Однако в отношении прав "лиц без гражданства" необходимо соблюдать положения соответствующих международных конвенций. Именно поэтому, как еще 15 февраля того же года в газете "Labrit" признала председатель комиссии Сейма по правам человека Инесе Бирзниеце, государство и стало использовать понятие "негражданин" - чтобы избавить Латвию от выполнения международных обязательств и, прежде всего, требований Международной конвенции 1954 года о статусе лиц без гражданства.

В 1995 году Латвия не выполняла и положения Конвенции 1961 года об ограничении безгражданства. В Конвенции, в частности, говорится, что "страны должны воздерживаться от того, чтобы увеличивать число лиц без гражданства". В части 1-й этого документа сказано, что человек, родившийся на территории какой-то страны, должен получить гражданство этой страны. Во всех европейских странах и большинстве стран мира именно так и происходит. Но только не в Латвии или Эстонии.

На том же семинаре выступил первый директор Департамента гражданства и иммиграции, а тогда, в ноябре 1995 года, - председатель комитета Рижской думы по миграции и негражданам Марис Плявниекс. Его высказывания поразили даже привыкших ко всему представителей хельсинкских комитетов. Плявниекс прямо заявил: "Кому этот театр нужен? Что вы все ссылаетесь на европейские стандарты? Кто их придерживается?.. Что вы ездите по всем странам и учите, как нам обходиться с негражданами? Если вы - шведы, датчане, немцы, американцы - так переживаете за неграждан, то возьмите их к себе!".

Подобная позиция была, увы, типичной для представителей правящей элиты. Она являлась и продолжает оставаться основной причиной нарушения прав латвийских неграждан, то есть апатридов. Даже Госдепартамент США в 1995 году в сообщении о положении с правами человека в разных странах мира признал, что в Латвии Департамент по вопросам гражданства и иммиграции "не только создает трудности в деле регистрации неграждан, но и полностью игнорирует решения судебных инстанций". За десять лет, с 1992 по 2002 годы, с помощью Латвийского комитета по правам человека (FIDH) удалось выиграть более 5 тысяч судебных дел. Причем в двух делах (дело Игнатане и дело Подколзиной) было констатировано нарушение прав человека.

Ситуация с правами латвийских неграждан, то есть апатридов, принципиально не изменилась и после вступления Латвии в Европейский союз в 2004 году. "Почему негражданин имеет особый статус?", - такой вопрос ставится в рекламном буклете "Европейский союз и неграждане", подготовленном в декабре 2004 года секретариатом министра по особым поручениям по делам общественной интеграции при финансовой поддержке Европейского союза. А ответ на него дается следующий: "Латвийские неграждане имеют особый правовой статус, вытекающий из специфической истории и политической ситуации в Латвии". То есть в основе всего - "специфическая история" и не менее "специфическая политическая ситуация". И все! Ни о каком правовом обосновании этого, идущего вразрез с международным правом, статуса в буклете упомянутого секретариата не говорится ни слова!

Судебный вердикт

Отсутствие правового обоснования статуса так называемых "неграждан" подтвердил в своем определении и Конституционный суд Латвии (Суд Сатверсме), который, проанализировав статус негражданина, 7 марта 2005 года признал, что латвийских неграждан нельзя приравнять ни к одному из тех статусов физического лица, которые закреплены в международных правовых актах. Ссылаясь опять-таки на факт "оккупации" и принятую правящей национал-радикальной политической элитой концепцию не повторного обретения, а восстановления прерванной в 1940 году государственности Латвии, суд указал, что неграждан нельзя считать ни гражданами, ни иностранными гражданами, ни лицами без подданства. Это лица с "особым правовым статусом". Статус негражданина не является разновидностью латвийского гражданства и его нельзя считать таковым.

Суд также счел, что в его полномочия не входит давать разъяснения понятию "негражданин". Это не столько юридический, сколько политический вопрос, который следовало бы рассматривать в рамках существующего в стране, по мнению суда, демократического политического процесса, определив статус негражданина в международном праве. Латвийская Республика считает, что наличие категории неграждан не является нарушением Конвенции ООН о сокращении числа апатридов 1961 года. Хотя УВКБ ООН не относит неграждан к числу субъектов Конвенции о статусе апатридов 1954 года, оно тем не менее включает их в свою статистику лиц без гражданства. Специальный докладчик ООН по вопросу о современных формах расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости обозначает неграждан Латвии как апатридов и ссылается на конвенцию 1961 года, рекомендуя Латвии пересмотреть условия натурализации.

Долговременный дефицит демократии

8 ноября 2002 года Специальный комитет Парламентской ассамблеи Совета Европы, оценивая состоявшиеся в октябре 2002 года выборы в 8-й Сейм Латвии, отметил, что из-за неучастия в выборах неграждан в Латвии сложился "долговременный дефицит демократии" (long-term democratic deficit). О существовании в Латвии "дефицита демократии" говорится также в Итоговом докладе по парламентским выборам в Латвии 2002 года, который 20 ноября 2002 года представило Бюро по институтам демократии и правам человека ОБСЕ. После выборов 9-го Сейма Ограниченная миссия по наблюдению за выборами Бюро по демократическим институтам и правам человека ОБСЕ и Ограниченная краткосрочная миссия по наблюдению за выборами Парламентской ассамблеи ОБСЕ в своем заявлении для прессы от 8 октября 2006 года также отмечали, что "примерно 400.000 человек, или около 18% населения... все еще сохраняют статус "неграждан"... Неграждане не имеют права голосовать на любых выборах в Латвии... Тот факт, что существенная часть взрослого населения не имеет избирательного права, свидетельствует о продолжающем иметь место дефиците демократии...".

Проведение выборов в условиях дефицита демократии имело своим следствием снижение уровня доверия к их результатам со стороны международных структур. Руководитель Ограниченной миссии по наблюдению за выборами 9-го Сейма от Бюро по демократическим институтам и правам человека ОБСЕ посол Борис Фрлец в этой связи отмечал: "Большое впечатление на меня произвело широкое общественное доверие, которым пользуется процесс выборов в Латвии. Однако это доверие не может быть полным, пока гражданство, включая право голоса, остается вопросом для значительной части населения".

К началу января 2010 года, по данным Регистра жителей, в Латвии проживало 344.095 неграждан (15,26 % жителей), из них 65,9 % - русские (36,5 % русских Латвии), а всего представители национальных меньшинств - 99,6 %. Число неграждан сокращается в результате вымирания, эмиграции и натурализации (ускорилась после либерализации закона о гражданстве в 1998 году, замедлилась после 2004 года). Одновременно Латвия воспроизводит неграждан. В январе 2007 года Управление по делам гражданства и миграции, отвечая на запрос общественных организаций "Союз граждан и неграждан" и "Гуманитарная перспектива", обнародовало данные о росте числа неграждан в стране. Оказывается, с 1 мая 2004 года (дата вступления Латвии в ЕС) по 1 декабря 2006 года паспорта неграждан получили 54.284 человека. Из них 8.142 человека (около 15%) - впервые. Это молодые люди, родившиеся в Латвии 16 лет назад и окончившие среднюю школу в период независимости.

Неграждане в основном живут в крупных городах. Так, на начало 2010 года они составляли 24,6% населения Риги, 22,2% - Лиепаи, 20,4% - Даугавпилса. Население этих трёх крупнейших городов страны составляет 39,8% населения страны, но в них живет 62,4 % неграждан. Неграждане страны не имеют избирательных прав, хотя их абсолютное большинство или родились в Латвии, или проживают здесь 20-30 и более лет. При этом граждане других государств Евросоюза, прожившие в Латвии не менее трех месяцев, могут участвовать в выборах местных самоуправлений. Разве это не нонсенс? Следует также отметить, что количество депутатских мест для Латвии при выборах Европейского парламента (ЕП) рассчитывается исходя из численности всего населения, а не только граждан, что позволяет правящей элите получать дополнительные места в ЕП за счет так называемых неграждан.

Неграждане ограничены также в профессиональной деятельности: не могут служить в армии, правоохранительных органах, охране тюрем, работать чиновниками, адвокатами, нотариусами, судебными заседателями, работниками Службы государственных доходов и ЗАГСов и тому подобное. Также существуют ограничения в социальных и экономических правах: в приобретении недвижимости, в правах на приватизационные сертификаты, в подсчёте пенсионного стажа (см. например, дело "Андреева против Латвии"), в праве ношения оружия, в возможности обучения в некоторых вузах (Академия полиции до ее ликвидации), в выезде без виз в ряд стран (до января 2007 года - в том числе в большинство стран Европейского союза, Норвегию и Исландию).

"Гордиев узел" нужно рубить!

Сохранение института неграждан и, как следствие, сохранение практики проведения невсеобщих выборов в Латвии и Эстонии, где также существует институт неграждан, будет продолжать ослаблять позиции русских общин в этих странах и, наоборот, укреплять позиции русофобов. Причем не только в Латвии или Эстонии, но и в Литве, а также в других странах постсоветского пространства и ЕС. В результате не только развитие, но даже сохранение национальных меньшинств в Латвии и Эстонии оказывается под вопросом уже в обозримой перспективе. Кроме того, развитие и укрепление демократических принципов при строительстве государственности в Латвии, Эстонии и Литве также оказывается невозможным.

Что делать в этой ситуации? Мнение Совета общественных организаций Латвии: нужно бить во все колокола, чтобы привлечь внимание международного сообщества к этнократической национальной политике в Латвии и Эстонии. Необходимо политическое решение проблемы неграждан в Латвии и Эстонии. Политическая практика деления общества на граждан и неграждан должна быть ликвидирована незамедлительно! "Гордиев узел" должен быть разрублен!

Член Всемирного координационного совета российских соотечественников при МИД РФ, координатор Совета общественных организаций Латвии Виктор Гущин

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.