Александр Дюков: "Латвийские спецслужбы вмешиваются в дела исторической науки"

Рига, 3 августа 2010, 00:04 — REGNUM  

Латвийская газета Latvijas avize опубликовала интервью с главой важнейшей латвийской спецслужбы - Бюро по защите конституции (БЗК) Янисом Кажоциньшем, в котором, в частности, содержатся нападки на российский фонд "Историческая память". В связи с этим корреспондент ИА REGNUM Новости задал несколько вопросов директору фонда, историку Александру Дюкову.

ИА REGNUM: Директор БЗК Янис Кажоциньш заявил, что деятельность российского фонда "Историческая память" находится в кругу его "служебных интересов", так как вы занимаетесь "активными мероприятиями". Чем вызвано столь пристальное внимание к вашим научным изданиям и конференциям?

На мой взгляд, данный выпад главы латышской разведки и контрразведки в очередной раз свидетельствует о распространенной в Латвии прискорбной практике вмешательства спецслужб в дела исторической науки. С помощью запугивания ученых и читающей публики они пытаются сохранить в Латвии монополию на официальную версию истории, с ее тезисами о "советских оккупантах" и "легионерах СС как борцах за свободу". Ведь именно на этих тезисах основывается современный латвийский режим, традиционная антироссийская риторика и средневековый по сути институт "неграждан". Напомню, что в прошедшем неделю назад слете легионеров латвийских "Ваффен СС" и "лесных братьев" участвовали и.о. премьер-министра Латвии министр сообщения Каспарс Герхардс, министр обороны Имантс Лиегис, депутаты Сейма Латвии. Это - важный показатель истинного отношения латвийских властей к нацистским пособникам и преступникам.

Совершенно закономерно, что в подобной ситуации деятельность нашего фонда рассматривается латвийскими властями как "подрывная". Еще бы - ведь мы публикуем архивные документы и научные труды, дающие пищу для размышлений, не укладывающиеся в привычные штампы официальной Риги. И чтобы оградить неокрепшие латышские умы от "тлетворного влияния Востока", в кабинетах БЗК придумываются различные страшилки в наш адрес.

ИА REGNUM: И все же, на чем строятся обвинения в "активных мероприятиях"?

Янис Кажоциньш обосновывает свое обвинение следующим образом: "Нужно учитывать, что к документам архивов российских разведслужб можно попасть только с разрешения Федеральной службы безопасности". Утверждение очень странное, если не сказать абсурдное. Начнем с того, что например, доступ к архивным фондам Службы внешней разведки России никак не регулируется какими бы то ни было "разрешениями" со стороны ФСБ. Более того, вопреки утверждениям директора БЗК, наш фонд не выпустил ни одного сборника документов или научного исследования, в котором бы использовались документы из архива СВР. Мне, разумеется, очень лестно, что в глазах латвийских спецслужбистов все интересные сборники архивных документов - результат нашей деятельности, однако к сборникам документов из архива СВР "Прибалтика и геополитика" и "Секреты польской политики" наш фонд не имеет абсолютно никакого отношения.

Что же касается документов Центрального архива ФСБ, то мы ими действительно пользуемся. Однако делать из этого глубокомысленные выводы об "активных мероприятиях" - глупо и непрофессионально. Дело в том, что рассекреченные документы архива ФСБ (а к таковым прежде всего относятся документы о советской репрессивной политике) давно открыты для ученых. С ними работают как российские, так и зарубежные исследователи, в том числе из Латвии. Имеются и весьма печальные примеры использования латышскими публицистами доступа к российским архивам в неблаговидных целях. Так, адвокат Андрис Грутупс в 2006-2007 годах проиллюстрировал материалами из архивных фондов ЦА ФСБ свой антисемитский пасквиль "Эшафот", в котором "Рижский процесс" 1946 года над нацистскими преступниками выставил как этническую месть советских евреев "благородным" немцам. А консультант автора этой гнусной книжки, профессор Хейнрих Стродс, умудрялся совмещать научную работу в московских архивах с провокационной деятельностью в латвийской комиссии по подсчету "ущерба от советской оккупации". Неужели это тоже "активное мероприятие" российских спецслужб?

Заявление Яниса Кажоциньша о том, что фонд "Историческая память" занимается "активными мероприятиями" абсолютно необоснованно и является клеветой. Это попытка сформировать негативный образ нашего фонда в глазах запуганного "русской угрозой" латышского обывателя. Надеюсь, однако, что клевету директора БЗК примут на веру только самые дремучие слои населения Латвии, тогда как местные интеллектуалы смогут сопоставить факты и сформировать собственное, отличное от спецслужбистского, мнение.

ИА REGNUM: Как вы полагаете, почему лично Янис Кажоциньш уделил внимание деятельности фонда "Историческая память"?

Это дело не только "государственно-охранительное", но и семейное. Возможно, ему кажется чрезмерным наше внимание к малоизученным аспектам нацистской истребительной политики в западных регионах СССР, вызывает раздражение опубликованный в прошлом году сборник документов "Уничтожить как можно больше...": латвийские коллаборационистские формирования на территории Белоруссии, 1942-1944 гг.". Ведь в интервью все той же Latvijas avize 2 мая 2006 года он с гордостью заявил, что "вырос вместе с легионерами" "Ваффен СС". Его отец, Индулис Кажоциньш, с приходом немцев возглавлял группу шуцманов из "полиции самоохраны" в Платерской волости Рижского уезда, в августе 1944 года был призван в Латышский легион "Ваффен СС", руководил подразделением вспомогательной противовоздушной обороны, был офицером связи между "Люфтваффе" и учрежденным немцами "латвийским самоуправлением", помогая гитлеровцам набирать персонал из числа несовершеннолетних латышей. В 1945 году, за день до капитуляции Германии, он попадает в плен к советским войскам в освобожденной Чехословакии. Чтобы спастись от сурового возмездия, применявшегося к начальственному составу коллаборационистских формирований, выдает себя за немца, меняет имя, "возвращается" в Германию, откуда перебирается в Великобританию. Там и родился Янис Кажоциньш, сделавший британскую военную карьеру и ставший директором БЗК. Стоит ли удивляться, например, что в Латвии до сих пор нет никаких публикаций с подробностями расправ нацистских коллаборационистов в 1941-1943 годах над "нежелательными элементами" в Платерской волости!

ИА REGNUM: Планируете ли учитывать повышенный интерес к вам со стороны БЗК?

Кто предупрежден, тот вооружен. Вместе с тем мы открыты для дискуссий, готовы воспринимать аргументы квалифицированных оппонентов и намерены продолжать научную работу, в том числе и в кооперации с латвийскими историками. Мы готовы предоставлять страницы нашего "Журнала российских и восточноевропейских исторических исследований" прибалтийским коллегам даже в том случае, если мы не согласны с их точкой зрения. Надеюсь, что нам не будут мешать в организации научного обмена и доступе к латвийским архивам, которые, наряду с российскими, содержат немало интересных для общества материалов.

ИА REGNUM: Какие проекты по латвийской тематике в настоящее время реализует фонд?

Главный из этих проектов называется "Повседневность террора" и посвящен деятельности националистических формирований в западных регионах СССР в послевоенное время. В рамках этого проекта на основе документов Государственного архива Российской Федерации создана и наполняется поименная интернет-база жертв всевозможных "лесных братьев", в том числе и латвийских. На данный момент нами учтено более 10 тысяч убитых и раненных "лесными братьями", в том числе 621 - в Латвии. Более половины из них - гражданские лица, в том числе несовершеннолетние. По моему убеждению, память об этих преступлениях должна сохраняться. В рамках проекта готовится к выходу фундаментальное издание ежедневных сводок Главного управления по борьбе с бандитизмом МВД СССР. Этот источник позволит увидеть пугающую повседневность деятельности "национальных партизан", в том числе - латышских. Нами готовятся и другие издания по латвийской тематике, но пока о них говорить рано.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.