Николай Радов: Беларусь в Болонском процессе: очередная фикция накануне президентских выборов.

Минск, 30 июля 2010, 14:14 — REGNUM  

23 июля 2010 года президент Беларуси принял решение и поручил министру образования начать процедуру присоединения страны к Болонскому процессу. Учитывая то, как белорусский лидер относился к европейскому образованию на протяжении последних лет, этот шаг мог бы вызвать недоумение, если бы не одно "но" - президентские выборы, которые заставляют Лукашенко заигрывать не только со странами-соседями, но и демонстрировать белорусскому электорату свое стремление в будущем создать из Беларуси европейское государство. Необходимо напомнить, что проблематика включения РБ в Болонский процесс актуализировалась в последние годы неоднократно. Научные обсуждения по данной теме то затихали, то возгорались с новой силой, но принципиального окончательного решения по данному вопросу на уровне государственной политики так и не было принято. За весь период независимости высшее образование в Беларуси так и не претерпело каких-либо серьезных качественных изменений: в основном это были структурные, управленческие и формальные изменения. Главное достижение, которое декларируется на уровне Министерства образования, - это превращение высшего образования в массовое.

Болонский процесс представляет собой комплекс мер, направленных на создание единого образовательного пространства. В частности, он подразумевает переход на двухуровневую систему высшего образования (бакалавриат и магистратуру), взаимное признание дипломов, создание независимых от национальных правительств и международных организаций аккредитационных агентств, развитие мобильности учащихся и преподавательского персонала для взаимного обогащения европейским опытом, установление стандартов транснационального образования, облегчение профессионального признания полученной квалификаций и ее обязательная востребованность на европейском рынке труда. Единая система оценки знаний должна дать возможность студентам без проблем переходить из вуза в вуз не только в своей стране, но и за рубежом.

К принятой 19 июня 1999 года в Болонье на специальной конференции министры образования 29 европейских государств декларации под названием "Зона европейского высшего образования" в 2003 году присоединилась Россия, 2005 году - Украина, 2010 году - Казахстан. Вопрос о присоединении к Болонскому процессу Беларуси до недавнего времени оставался открытым.

Беларусь ратифицировала Европейскую культурную конвенцию еще в 1993 году и давно могла бы включиться в процесс перестройки своего образования. Однако нынешнее руководство страны долгое время рассматривало изменение системы высшего образования как угрозу для всей системы контроля государства над обществом. Подтверждением последнего являются опасения белорусского президента по поводу возможного проведения в дальнейшем реформ не только в сфере образования, но и всей структуры управления, так как появление независимой высшей школы создаст ситуацию, при которой президентская вертикаль не сможет жестко контролировать общественно-политические процессы внутри страны. Для примера можно привести ситуацию, которая складывается в белорусских ВУЗах накануне любых выборов в стране. Известно, что фактически все высшие учебные заведения получают указание "сверху" о необходимости любыми способами обеспечить максимальную явку студентов на досрочные выборы, где возможность фальсификации увеличивается в несколько раз. В ситуации, когда белорусские институты и университеты полностью зависят от Министерства образования и, соответственно, президентской командно-административной системы, невыполнение подобного требования чревато достаточно серьезными последствиями для руководителей учебных заведений. В связи с этим, учащиеся фактически всех ВУЗов страны кнутом (страх перед отчислением) или пряником (обещание повысить стипендию, внеочередные выходные и каникулы) загоняются на избирательные участки, в результате чего около 80-90 % студентов отдают свои голоса на досрочных выборах (исключением, пожалуй, является старейший ВУЗ страны - Белорусский Государственный Университет, где до сих пор не уничтожены университетские традиции). В том случае, если ВУЗы получат автономию и определенному независимость, обеспечить контроль несколько сот тысяч студентов будет фактически невозможно.

До недавнего времени белорусские чиновники заявляли, что присоединение к Болонскому процессу нецелесообразно, так как у белорусского высшего образования и без того высокий уровень образовательных услуг, доказательством чему может служить большое количество иностранных студентов. По словам президента, уровень белорусского образования достаточно высокий и пользуется большим спросом за рубежом: "К нам постоянно обращаются: "Возьмите учиться наших людей!". И платят же хорошие деньги. Так стоит ли нам идти на очередные какие-то перетряски, ломку образования? Конечно, нет. Я считаю, что нам надо, успокоившись, спокойно завершить то, что мы наметили, а дальше будем видеть". Однако данное утверждение не выдерживает никакой критики, так как известно, что иностранцы едут в Беларусь не за качественным, а за дешевым образованием, а администрации ВУЗов, из-за необходимости пополнения бюджета, сквозь пальцы смотрят на их успеваемость. Помимо этого, можно предположить, что отличающееся от европейского не только по атмосфере, но и по содержанию и структуре белорусское высшее образование постепенно сделает страну малопривлекательной для зарубежных студентов. Что же касается своих учащихся, то выпускники белорусских вузов в настоящее время не могут устроиться на работу в Европе, так как им необходимо пересдавать некоторые экзамены, а большинство белорусских дипломов не может быть там признано. Государству такая ситуация достаточно выгодна - у белорусов становиться все меньше возможностей выехать работать за рубеж.

Несмотря на громкое заявление белорусского президента о начале присоединения страны к Болонскому процессу, Беларусь в ближайшее время не сможет этого сделать по нескольким причинам. Во-первых, белорусские университеты, во главе с назначаемыми, а не выборными ректорами, до сих пор не нуждаются в свободах и ждут указаний сверху. Во-вторых, бюрократический аппарат полностью подчинил себе академическую составляющую образовательного процесса: жесткая нормировка и стандартизация учебных планов и программ, контроль над преподавателями и студентами, огромный чиновничий аппарат в ВУЗах и т.д. В-третьих, белорусская модель социально-экономического и политического развития, созданная Лукашенко, не приемлет перестройку университетской технологии по принципам демократизации и гуманитаризации. В противном случае белорусским властям придется допустить возможность развития демократических процессов в республике, что неизменно приведет к потере современной управленческой элиты своих кресел. В-четвертых, из Болонской системы в настоящее время перенимается только те принципы, которые могут удачно вписаться в старую советскую авторитарную систему образования. Как заявил в свое время Председатель Постоянной комиссии Палаты представителей по образованию, культуре, науке и научно-техническому прогрессу Владимир Зданович: "Мы принимаем все хорошее, что было в советской системе образования, а также очень взвешенно - некоторые элементы европейской". Однако такой двойственный подход, при отсутствии реального реформирования образовательного сектора, когда современные белорусские преподаватели лишь транслируют уже готовые знания и, в массе своей, не используют современные технологии образования, способствует консервации не только высшей школы, но и всей белорусской науки, большинство отраслей которой не продвинулось дальше середины 80-х годов прошлого столетия. В-пятых, реформирование высшего образования неизменно повлечет за собой необходимость изменений в сфере общеобразовательной школы, где ситуацию в настоящее время можно назвать критической. Реформы потребует огромных финансовых вложений и, в первую очередь, со стороны государства, которое на протяжении многих лет закрывало неугодные учебные заведения и национализировало частные университеты, что привело к невозможности негосударственных инвестиций в образование. Учитывая тот факт, что Беларусь находится в достаточно сложном финансовом положении, рассчитывать на дополнительные расходы на образование со стороны белорусского правительства не приходится.

Резкое изменение настроения президента Беларуси, еще недавно (в июне 2010 года) выступавшего против того, чтобы реформировать систему образования по европейскому образцу, заставляют задуматься над его причинами, одной и, вероятно, главной из которых является проведение предстоящих президентских выборов. В настоящее время Беларусь остается единственной страной в Европе, которая не присоединилась к процессу создания совместного европейского образовательного пространства, что не позволяет белорусскому президенту окончательно объявить страну частью европейского сообщества. Продемонстрированный белорусским президентом жест в сторону Запада, в дальнейшем должен будет сыграть определенную роль в пропагандистской войне против России, отказавшейся спонсировать режим Лукашенко. При этом, если для Российской Федерации вступление в Болонский процесс являлось жестом доброй воли, направленным на расширение образовательного и научного сотрудничества со странами Евросоюза, то для белорусских властей это еще одна попытка выторговать у Европы легитимизацию предстоящих президентских выборов.

Белорусское руководство, в стремлении поднять свой рейтинг среди высокообразованного населения страны, вновь прибегло к циничному обману не только своих сограждан, но и стран ЕС. С одной стороны, заявление министра образования Радькова о том что, двигаясь по пути изоляции от Европы и восстанавливая "лучшую в мире" советскую систему образования, мы все это время исполняли все рекомендации Болонского процесса, выглядят как попытка завести будущий электорат в заблуждение относительно действительного состояния белорусского образования, представляющего собой некий самобытный гибрид, остановивший свое развитие сразу же после рождения. Помимо этого, находящийся сейчас в Палате представителей во втором чтении проект Кодекса об образовании, который должен стать основой белорусского образования, фактически не соответствует большинству принципов Болонской системы. С другой стороны, повседневная практика, направленная на подавление академических свобод и университетской автономии, о которой не принято говорить в официальных кругах, не совместимы с базовыми принципами Болонского процесса, принятыми не только в Европе, но и России.

Несмотря на свою несовершенность и ряд минусов, Болонская система представляет собой достаточно удачную модель образовательной интеграции в Европе. Однако, использование ее белорусскими властями в качестве инструмента политических игр с электоратом, не оставляет иллюзий в отношении вектора перемен. Объявленный процесс присоединения к Болонскому процессу превращается в очередную фикцию режима Лукашенко.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.