Станислав Тарасов: "Синдром Ирана" и "атомный заговор" в Турции

Москва, 27 июля 2010, 20:20 — REGNUM  

Парламент Турции 14 июля ратифицировал российско-турецкое соглашение о строительстве первой в стране АЭС. Мощность будущей АЭС составит 4800 МВт или 14% от нынешнего объема энергии, вырабатываемого Турцией.

Проблема доступа к мирному атому обсуждалась в Турции давно. Впервые вопрос о сооружении на территории страны АЭС был поднят еще в начале 1960-х годов. Но только в 1975 году было выбрано место для строительства первой АЭС вблизи населенного пункта Аккую в районе Мерсина. Правда, тогда из этой затеи ничего не вышло: ограниченные финансовые возможности государства и нестабильная внутриполитическая обстановка. С начала 2000-х годов в Турции вновь повышается интерес к проблемам энергетики. Связано это было с начавшимися процессами либерального реформирования энергетического рынка Турции. Стало свертываться государственное финансирование строительства новых электростанций и распределительных электросетей, шёл - и продолжается до сих пор - поиск механизмов по привлечению частных, в том числе, и иностранных инвестиций, и, конечно же, приватизация. Добавим к этому и остающуюся дискуссионной концепцию развития энергетики Турции. К примеру, западные партнеры призывают Анкару активно идти на диверсификацию используемых в стране источников энергии, но только чтобы меньше зависеть от поставок российского и иранского газа.

Акцент делается на использование гидроресурсов, разработку местных запасов лигнитов, возобновляемых источников энергии (энергию ветра, геотермальных источников). При этом до недавнего времени развитие атомной энергетики стояло все же на вторых, а то и третьих позициях. Ежегодные темпы прироста спроса на электроэнергию в Турции до 2015 года прогнозировались на уровне 6,3-8,4%. Но уже сейчас очевидно, что существующих мощностей действующих электростанций недостаточно, и страна фактически балансирует на грани энергетического голода. К тому же рядом Иран, участие России в строительстве иранской АЭС в Бушере, что подтолкнуло многие страны Ближнего Востока - Йемен, Саудовскую Аравию, Египет, Марокко, ОАЭ к разработкам в сфере атомной энергетики. Но только в 2006 году правительство Турции принимает соответствующее решение, а на следующий год парламент Турции утверждает уже специальный законопроект.

Главное для Анкары было выбрать партнера. Дело в том, что Турция традиционно ориентировалась на Запад и с оглядкой шла на сотрудничество с Россией в столь масштабном проекте, каковым можно считать строительство АЭС. Это - с одной стороны. С другой - к тому времени на Западе стала меняться оценка правящего режима в Турции Гюля- Эрдогана: его стали подозревать в дрейфе в сторону исламизма. Так стал складываться "синдром Ирана" в Турции, поскольку появились сомнения в том, как именно Турция сможет в будущем распорядиться своим мирным, но все же ядерным потенциалом. В сентябре 2008 года в роли участника тендера на строительство АЭС в Мерсине выступил российско-турецкий консорциум в составе компаний "Атомстройэкспорт", "Интер РАО ЕЭС" и "Парк Текник". Но это сразу создало сюжетную основу интриги, которая стала развиваться в Турции по нарастающей и не прекратилась до сих пор.

После вскрытия конвертов выяснилось, что российская компания "Атомстройэкспорт" оказалась единственной, подготовившей конкретные предложения. Другие участники тендера - компании General Electric и Westinghouse Electric (США), AECL (Канада) и Kepco (Южная Корея) - ограничились просьбами о переносе торгов. Оставшийся в единственном числе "Атомстройэкспорт" "победил", хотя официально победитель тогда не был назван по причине сложностей юридического характера. После этого, по совершенно случайному и непредсказуемому совпадению, в бой бросились активисты международной экологической организации "Гринпис". В ноябре 2009 года Госсовет - высший административный суд Турции - наложил вето на распоряжение правительства о проведении торгов под предлогом несогласия с местом, где будет располагаться станция, а также принципами ценообразования на вырабатываемую там электроэнергию. Одновременно в турецких СМИ началась активная компания против российско-турецкого атомного проекта. Так газета Milliyet утверждала, что "российский министр Игорь Сечин и его турецкий партнер Танер Йылдыз готовят проект, который не будет ограничен собственно атомными станциями", а направлен прежде всего на широкое укрепление позиций России в Турции. В этой связи некоторые турецкие эксперты, ссылаясь "на повышенное внимание к этому проекту со стороны США и ЕС" предрекали следующий сценарий: России в Турции не дадут построить АЭС через торги, "даже если Россия победит на них самым честным образом".

В первых числах августа 2009 года во время своего визита в Турцию премьер-министр РФ Владимир Путин по итогам переговоров с турецким коллегой Реджепом Тайипом Эрдоганом заявил, что российское предложение "в два раза дешевле, чем аналогичные проекты Соединенных Штатов". Так был обозначен главный атомный оппонент России. При этом глава российского правительства сообщил, что "по цене за киловатт Россия приближается к цене, равной по предложениям гидроэнергетики". В итоге во время новых торгов, в которых приняли участие 14 иностранных компаний, победил именно российско-турецкий консорциум во главе с "Росатомом".

Однако эта победа только подлила масла в огонь антироссийской компании в турецких СМИ. Сначала появился тезис, озвученный одним из советников министерства энергетики неким Кильджи в интервью "Анатолийскому агентству новостей" о "неуниверсальности торгов как способа выбора наилучшего для страны решения о строительстве АЭС". Затем стали "волноваться" жители населенных пунктов, находящихся вблизи будущей АЭС. Как писала газета Zaman, "им грозили будущим Чернобылем", тем, что российские технологии, которые будут применяться при строительстве АЭС, "являются отсталыми".

Так в Турции был разработан комплекс "сигнальных аргументов", которые кочевали из газеты в газету: мол, строительство АЭС в Аккую противоречит национальным интересам Турции, что контрольный пакет акций будущей АЭС будет принадлежать только России, а Турция попадает в кабалу России, что Турция станет ядерной помойкой России и т.д. В этой связи министр энергетики и природных ресурсов Турции Танер Йылдыз откровенно заявил, что "силы, которые выступают против проекта строительства АЭС, управляются извне".

В то же время трудно было скрыть и то, что в антироссийской компании в Турции участвовали и некоторые те СМИ, которые считаются находящимися под контролем правящей партии Эрдогана. Так складывается сложная и внешне очень запутанная политическая ситуация. К тому же накануне назначенного на 12 сентября референдума, на который вынесены поправки в конституцию страны, оппозиционная Народно-республиканская партия Турции заявила о решении обратиться в Конституционный суд страны с требованием аннулировать закон о строительстве АЭС "Аккую". По мнению республиканцев, статус соглашения о строительстве АЭС было завышено до межгосударственного, что исключает возможность контроля со стороны национального судебного надзора. То есть оппозиция решила апеллировать к тому органу, функции которого должны быть изменены в случае победы на референдуме партии Гюля - Эрдогана.

Начинает складываться устойчивое ощущение, что против правящего режима зреет "атомный заговор", направленный на срыв проектов реализации геополитических амбиций Турции через развитие энергетики. При этом ставится под сомнение и выбор России в качестве партнера, который, идя на сотрудничество в атомной отрасли, объективно выступает в роли гаранта стабильных политических и геополитических отношений как в самой Турции, так и в регионе. Теперь дальнейший ход событий будет зависеть уже от того, сумеет ли турецкое правительство использовать свои ресурсы, чтобы прорваться в "ядерную эпоху". Поэтому ратификация турецким парламентом российско-турецкого соглашения о строительстве первой в стране АЭС- это победа только в первом тайме.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.