Виген Акопян: Средняя Азия и Турция оставляют "Газпром" в одиночестве: NABUCCO хоронит "Южный поток"

Баку, 21 июля 2010, 12:59 — REGNUM  

Конкуренция между двумя перспективными направлениями поставок газа в Европу из Евразии - российским проектом "Южный поток" и европейским проектом NABUCCO - входит в решающую и несколько нервную фазу.

Назарбаев не считает, что у NABUCCO нет перспектив

NABUCCO - проект газопровода протяженностью 3,3 тыс. км в обход России из Центральной Азии в страны Евросоюза. Проектная мощность - до 32 млрд. кубометров газа в год. В консорциуме по строительству газопровода участвуют компании: OMV Gas GmbH (Австрия), Botas (Турция), Bulgargaz (Болгария), S.N.T.G.N. Transgaz S.A. (Румыния), MOL Natural Gas Transmission Company Ltd. (Венгрия), RWE (Германия).

"Южный поток" - проект газопровода через акваторию Черного моря в страны Южной и Центральной Европы. Реализуется российским ОАО "Газпром" (50%) совместно с итальянским концерном ENI (40%) и французским Electricite de France (EdF) (10%). Морской участок газопровода пройдет из России по дну Черного моря до побережья Болгарии. Общая протяженность составит около 900 км, максимальная глубина - более 2 км, пропускная способность - 63 млрд. кубометров в год. Против проекта выступает Украина, считая, что в случае его реализации украинская газотранспортная сеть (ГТС) останется невостребованной в полной мере..

СМИ сообщили о том, что ОАО "Газпром" предложил германской компании RWE, являющейся одним из основных акционеров NABUCCO, войти в "Южный поток". В RWE информацию подтвердили, а в "Газпроме" с некоторой задержкой опровергли. В свою очередь, комиссар по энергетике ЕС Гюнтер Эттингер решил информацию прокомментировать, в частности, назвав предложение российского холдинга "спортивным маневром". "Я рассматриваю это предложение в качестве спортивного маневра, а не основания для изменений в проекте NABUCCO", - отметил Эттингер, "уверенность" которого, по идее, должна быть основана на конкретных расчетах и ожиданиях. "Экспорт газа играет решающую роль в вопросе пополнения российского бюджета, поэтому Россия хочет сохранить главенствующую роль в качестве поставщика газа в Европу. Именно поэтому они стремятся поставить проект NABUCCO под вопрос. Я это понимаю", - без излишнего политеса и вразрез российской "неконфликтной" позиции заявил Гюнтер Эттингер.

Согласно официальной статистике, на долю Евросоюза в январе-мае 2010 года пришлось 50,3% российского товарооборота (для сравнения СНГ - 14,3%), при этом на топливно-энергетические товары в структуре всего российского экспорта пришлось 72% (природный газ - 31,8%,). Эттингер прав. Экспорт газа в Европу - стратегическая статья российской экономики, а NABUCCO - альтернативный маршрут, ставящий ее под удар.

Между тем, российские политики и "газовики" публично отрицали факт конкуренции "Южного потока" с NABUCCO, хотя при этом оставалось непонятным, каким образом две газовые трубы, связывающие Центральную Азию со странами Западной Европы, могут дополнять друг друга. Для Европы, может быть, и да... Но для России? Кроме того, руководители РФ прямо заявляли, что NABUCCO - проект с сомнительными перспективами, поскольку лишен ресурсной базы.

Посол Ирана в России Махмуд Реза Саджади детализировал сомнения российских представителей относительно ресурсной базы NABUCCO, а заодно и указал европейцам, где именно эту самую базу им стоит искать. По его словам, "без туркменского и иранского газа трубы в системе NABUCCO заполнять нечем". Предполагаем, что европейцы знали это и без иранского дипломата. Анонимный источник в Европейской комиссии в свое время заявил одному из солидных российских изданий, что реализация NABUCCO полностью зависит от согласия Ашхабада на подписание газового договора с ЕС сроком на 30 лет.

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев на совместной пресс-конференции с канцлером Германии Ангелой Меркель поспешил порадовать европейцев известием о том, что "богатый газом Туркменистан" уже "заявил о готовности участвовать в проекте NABUCCO". Вместе с тем, он раскритиковал Евросоюз за "бездействие в вопросе строительства газопровода". Казахстанский руководитель заверил германского канцлера в том, что и сам Казахстан "никогда не был против NABUCCO" и призвал ЕС "более активно заниматься этим вопросом". Рвение Нурсултана Назарбаева, его желание помочь европейцам опровергнуть заверения российских политиков об отсутствии пресловутой "ресурсной базы" для NABUCCO понять несложно, если учитывать, что правила игры на газовом рынке Центральной Азии с некоторых пор резко и бесповоротно изменились.

Коллапс схемы реэкспорта туркменского газа

До 2009 года "Газпром" являлся практически единственным крупным покупателем газа из региона Центральной Азии. Российский холдинг чувствовал себя весьма комфортно, эксплуатируя простую схему - покупал газ по заниженным ценам ($100-$120 за 1000 кубометров) и перепродавал в Европу по завышенным (до $400), обеспечивая фантастический навар. Реэкспорт освобождал "Газпром" от необходимости выплачивать экспортную пошлину в размере 30%. Впрочем, ущербность схемы для российских интересов была в том, что "национальное достояние" - "Газпром" - неохотно тратил деньги на освоение национальных же месторождений газа.

В апреле 2009 года случилось знаковое событие - взрыв на магистральном участке газопровода "Средняя Азия - Центр" (САЦ) - значение которого сегодня сложно переоценить. Туркменские власти после взрыва выступили с публичными обвинениями в адрес "Газпрома", который, согласно Ашхабаду, без уведомления снизил отбор газа, вследствие чего якобы и произошел взрыв. В этот период российский холдинг был вовлечен в очередную "газовую войну" с Украиной - следующим после России звеном транзитной цепочки Средняя Азия - Европа. Воспользовавшись конфликтом между Москвой и Киевом, отразившимся на способности "Газпрома" забирать у Туркмении оговоренные объемы добываемого газа, Ашхабад вынес на повестку дня вопрос запрета на реэкспорт своего газа "Газпромом" (продажи газа на туркменской границе), а также о новой европейской формуле расчета его цены. В ответ "Газпром" снизил импорт туркменского газа с 42,3 млрд. кубометров в 2008 году до 11,8 млрд. кубометров в 2009 году. Но Бердымухамедов пошел на беспрецедентный шаг - сократил добычу газа практически вдвое, но не уступил давлению Москвы.

Если апрельский взрыв негативно повлиял на позиции "Газпрома" в регионе, то для других претендентов на туркменский газ он оказался подозрительно своевременным. Особенно для тех, которые, по заверениям тех же "газпромовцев", напрасно искали лишние запасы газа в Средней Азии. Ведь пересмотр схемы газовых отношений Ашхабада с Москвой, приведший к сокращению объемов забора газа "Газпромом", высвободил эти самые объемы для конкурирующих направлений. А они не замедлили обозначиться - и объемы и направления.

Речь идет, прежде всего, о крупнейшем газовом месторождении в Средней Азии Южный Иолотань (запасы до 14 трлн. кубометров), к разработке которого российские компании допущены не были. Контракты на подрядные работы стоимостью $9,7 млрд получили китайская CNPC, южнокорейские LG International Corp и Hyundai Engineering Co, Gulf Oil из ОАЭ и компания Petrofac. В декабре 2009 года был пущен в эксплуатацию газопровод Туркмения - Узбекистан - Казахстан - Китай (ТУКК) мощностью 30 млрд. кубометров в год, а с января 2010 года - начал работать построенный в рекордные сроки второй газопровод Туркмения - Иран (Довлетабад - Серахс - Хангеран). Теперь Туркмению с Ираном связывают уже три газопровода общей пропускной способностью около 20 млрд. кубометров газа ежегодно.

Полным ходом идет процесс и в европейском направлении. 28 мая 2010 года президент Туркмении Гурбангулы Бердымухамедов подписал указ о начале строительства магистрали "Восток-Запад" пропускной способностью 30 млрд. кубометров газа в год. Строительство будет вести государственный концерн "Туркменгаз" на собственные средства. Труба свяжет действующее месторождение в Довлетабаде и перспективное Южный Йолотань с Каспием. Стройка должна завершиться через пять лет.

Вопрос вопросов - куда дальше пойдет туркменский газ - по Прикаспийскому газопроводу (по российскому побережью Каспия) в "Южный поток" или же по Транскаспийскому газопроводу (по дну Каспия) в Азербайджан и NABUCCO? Европейские источники сообщают, что RWE уже подписала соглашение с Туркменией о закупке газа. Если данная информация соответствует действительности, проблемы с ресурсной базой могут возникнуть как раз у "Газпрома" и его проекта "Южный поток".

Иранское ответвление

Реализация NABUCCO поддерживается региональными тяжеловесами - Турцией и Ираном, которым выгодно отвести потоки из Центральной Азии в свою сторону. При этом механизмы этого "отвода" могут быть самыми разными.

Как уже отмечалось выше, Иран уже связан с Туркменией тремя газопроводами и в настоящее время, как заверяет гендиректор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов, планирует строительство собственной газовой трубы до Турции. Таким образом, для доставки центрально-азиатского газа в NABUCCO не обязательно строить трубопровод по дну Каспийского моря - Транскаспийский газопровод. Хотя, судя по заявлению вице-президента Государственной азербайджанской нефтегазовой компании (SOCAR) Эльшада Насирова, Казахстану и Азербайджану потребуется не более полугода, чтобы проложить между своими зонами Каспийского шельфа подводный газопровод. Если сопоставить данное заявление с планами Назарбаева присоединиться к NABUCCO, то экономические перспективы европейского проекта становятся более чем очевидными. Политическая же сторона вопроса упирается в проблему статуса Каспийского моря. И позиция Ирана в данном аспекте становится решающей. Если NABUCCO питается запасами самого Ирана, а также газом, поступающим из Туркмении через Иран, то решение проблемы статуса Каспия не влияет на судьбу NABUCCO. Однако в этом случае интерес к проекту теряет Азербайджан, запасы газа которого недостаточны для заполнения этой трубы.

В свою очередь, Турция никогда не соглашалась быть простым транзитным звеном, предпочитая выступать в роли покупателя-продавца газа. Именно такая позиция многие годы и отпугивала Иран от сотрудничества с турецким правительством. Однако в свете разработки Россией и ЕС новых крупных проектов, позиция турецкой стороны стала гораздо более гибкой. В частности, Анкара и Тегеран достигли беспрецедентного соглашения, согласно которому Турция инвестирует в разработку иранского месторождения "Южный Парс" до $4 млрд за ближайшие четыре года. Необходимо констатировать, что выход иранского газа в Турцию автоматически придаст проекту NABUCCO окончательный и очень внушительный вид.

Для Ирана (запасы 26 трлн. кубометров газа) выход на европейский газовый рынок сопряжен с серьезными политическими препятствиями. Во всяком случае, министр нефти Ирана Сайед Масуд Мирказеми 14 июля в Москве практически озвучил готовность Ирана поторговаться вокруг вопросов, касающихся NABUCCO и "Южного потока". Он заявил, что правительство Ирана не собирается ограничивать свои возможности экспорта газа одним проектом газопровода NABUCCO (то есть Иран, как минимум, рассматривает возможность участия в этом проекте) и готово провести переговоры с другими компаниями.

Константин Симонов обращает внимание, что Иран не только является "основным кандидатом на роль поставщика в газопровод NABUCCO, конкурирующий с российским "Южным потоком", но и уже сделал заявление о строительстве собственной газовой трубы до Турции. Кроме того, по его словам, Иран является единственной в мире страной, чьи запасы газа более или менее сопоставимы с российскими запасами (Россия - 47 трлн. кубометров). В этой связи Симонов полагает, что России следовало бы крайне осторожно сотрудничать с Ираном. "Нашей стране экономические санкции в отношении Ирана как раз выгодны, - поясняет он. - Пока поток инвестиций в Иран сокращается - эта страна не может основательно взяться за собственные газовые проекты, а это в интересах России".

Однако это палка о двух концах. "Осторожность" России вовсе не означает, что такую же осторожность в отношении Ирана будут проявлять западные государства и та же Турция. Наоборот, последние используют вакуум российского влияния и усилят давление на Тегеран, чтобы получить дивиденды, в том числе, и в энергетической сфере. Более того, России сейчас совершенно бессмысленно охлаждать отношения с Ираном, хотя бы именно потому, что он может стать мотором NABUCCO и фактически снять главное препятствие - необходимость строительства газопровода по дну Каспия. Тем более что, судя по заявлению Мирказеми, для Ирана приемлем и вариант доставки своего газа в Европу по "Южному потоку". Тем более что газ, поступающий в Иран из Туркмении, может быть направлен в систему "Газпрома" через Армению, газотранспортная сеть которой практически приватизирована российским холдингом. Таким образом, речь идет о схеме нового энергетического коридора - Туркменистан-Иран-Армения с выходом далее на ту же Турцию и Грузию. В этой схеме для России принципиально важно, что туркменский и иранский газ будут поступать в NABUCCO по "армянской ветке", контролируемой "Газпромом".

Исполнительный директор Американской ассоциации содействия развитию славяноведения Гарвардского университета (AAASS) Дмитрий Горенбург в свое время сделал, казалось бы, утопический прогноз о том, что в итоге России может быть предложена доля в NABUCCO. Однако если Россия предлагает главному собственнику NABUCCO влиться в "Южный поток", то стоит ли исключать обратный сценарий. Не случайным с этой точки зрения выглядит решение грузинского правительства о выводе газопровода "Север-Юг" из списка объектов, не подлежащих приватизации. Если предположить, что данный газопровод, связывающий Россию с Грузией и Арменией, связанной в свою очередь с Ираном, может быть выкуплен акционерами NABUCCO, то присоединение Ирана к NABUCCO через армянскую газотранспортную сеть, на 80% принадлежащей "Газпрому", становится технически реальным вариантом. Такое решение могло бы не только сделать NABUCCO интересным для России, исключить монополию Турции в транзите газа в Европу, но и способствовать снятию политической и экономической напряженности на Южном Кавказе вовлечением Армении в важный региональный проект.

Турецкий узел

После длительных переговоров Анкара в июне 2010 года подписала долгосрочное соглашение с Азербайджаном о поставках природного газа, закрепив все достигнутые договоренности, включая закупку газа с месторождений "Шах-Дениз-1" и "Шах-Дениз-2" (разработка второй фазы Шах-Дениза намечена на 2014-2017 года.) на юго-западе Каспийского моря. Без подписания этого документа проект NABUCCO был бы в принципе провален, поскольку газопровод Баку (Азербайджан) - Тбилиси (Грузия) - Эрзрум (Турция) является одним из его ключевых отрезков.

Ухаживания "Газпрома" за Баку (российский монополист предлагал азербайджанским властям закупать весь газ, добываемый этой страной по европейской цене) увенчались согласием Азербайджана направлять в Россию сначала 0,5 млн. кубометров, затем 1 млрд. кубометров, а в итоге целых 2 млрд. кубометров газа. Нельзя не упомянуть, что соглашение между Баку и "Газпромом" было подписано в день визита президента Армении Сержа Саргсяна в Турцию и на фоне протестов азербайджанской стороны против армяно-турецкого диалога. Более того, объемы газа, которые Азербайджан отпускал "Газпрому", увеличивались параллельно с активизацией России в переговорах по урегулированию нагорно-карабахского конфликта, что позволяет называть азербайджанский газ для России - политическим.

Свой вклад в обеспечение ресурсной базы для NABUCCO, наряду с Азербайджаном, готовится внести также Иракский Курдистан. Президент курдской автономии Масуд Барзани в ходе визита в Турцию предложил обеспечить поставки из северного Ирака по цене намного ниже азербайджанского и российского - в пределах $150 за 1 тысячу кубометров. Газета Milliyet сообщила, что Анкара заинтересовалась предложением Иракского Курдистана и начала переговоры с центральными властями Багдада, чтобы последние дали разрешение на экспорт иракского газа в Турцию. Ранее европейские функционеры неоднократно заявляли, что рассматривают богатые газовые месторождения северного Ирака, расположенные в районе Киркука, в качестве источника газа для NABUCCO. Официальный представитель RWE Михаэль Розен фактически подтвердил это, заявив, что германская компания ведет "интенсивные и конструктивные переговоры с Азербайджаном, Северным Ираком и Туркменистаном о поставках газа для NABUCCO".

Именно работа Анкары с Азербайджаном и Ираном, а также готовность пойти на диалог по газу с Иракским Курдистаном в итоге сыграют решающую роль в реализации NABUCCO. Наряду с этим Турция вряд ли захочет стать "похоронным агентом" для "Южного потока" и постарается сконцентрировать на своей территории оба проекта. Похоронить "Южный поток" могут лишь подписавшие меморандум о строительстве Прикаспийского газопровода центральноазиатские президенты. В частности, тот же Назарбаев, призывающий сегодня ЕС активизироваться в проекте NABUCCO, лишающем подписанный им же меморандум всякого смысла.

В свете демарша Украины против проекта "Южный поток", России удалось добиться согласия Турции на прохождение газопровода в ее исключительной экономической зоне в Черном море. Правда, вопреки прогнозам, в ходе визита президента РФ Дмитрия Медведева в Турцию "дорожная карта" с маршрутом прокладки "Южного потока" в Черном море подписана так и не была. Тем не менее, победителем в конкурентной борьбе между Россией и ЕС можно по праву назвать Турцию, которая стала важнейшим транзитным звеном и для "Южного потока" и для NABUCCO, а главной проигравшей - Украину, самоубийственно утерявшую позицию практически монопольного транзитёра в этой части Евразии. Однако сотрудничество России с Турцией по строительству и эксплуатации "Южного потока", как представляется, не обойдется без проблем: по той простой причине, что в отличие от Украины, Турция будет контролировать весь букет маршрутов "диверсифицированного" транзита, а это позволит диктовать ценовую политику.

Европейский NABUCCO, российский "Голубой поток" и российский "Южный поток" лягут в фундамент новой региональной сверхдержавы, которая возьмёт в свой узел интересы Южной Европы, Балкан, Ближнего Востока, Среднего Востока, Закавказья и Средней Азии. То "глобальное Косово от Балкан до Синьцзяна", которое рисовал на глобусе США советник Барака Обамы Збигнев Бжезинский, будет реализовано на глобусе новой Турции. И России придётся с этим считаться больше, чем она хотела бы - даже в рамках "стратегического партнёрства" с Анкарой.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
25.02.17
The Daily Express: «Печально известная победа Красной Армии над нацистами»
NB!
25.02.17
Украинские нацбатальоны захватили Донецкую фильтровальную станцию
NB!
25.02.17
1917: Кто же отступил от Бога – страна или Церковь?
NB!
25.02.17
Варшава вспомнила о роли Германии в создании «Большой Украины»
NB!
25.02.17
Иран закупает в Казахстане 950 тонн уранового концентрата
NB!
25.02.17
Турция—Россия: политика «баланса внутри балансов»
NB!
25.02.17
Омурбек Бабанов: «У нас общая история. Наш дед погиб за наш общий народ»
NB!
25.02.17
«Русские хакеры действуют в сети уже 10 лет под крышей ГРУ»
NB!
25.02.17
На Украине сейчас в моде «бесплатная аренда»: обзор рынка недвижимости
NB!
25.02.17
Климатология — лженаука
NB!
25.02.17
МГИМО имени В.И. Чуркина — это справедливо и важно!
NB!
25.02.17
В американском штате Арканзас возобновлена смертная казнь
NB!
25.02.17
Более 50% американцев высказались за расследования связи между Трампом и РФ
NB!
25.02.17
Активисты устроили провокацию с российскими флагами на выступлении Трампа
NB!
25.02.17
Неуклюжая попытка президента США сохранить лицо
NB!
25.02.17
Премьер Армении ездил в Грузию за альтернативой
NB!
25.02.17
Савченко рассказала о боевом духе и условиях содержания в ДНР пленных ВСУ
NB!
25.02.17
«Я, оказывается, революционер. Что этим хотят сказать?»
NB!
25.02.17
Папа Римский: Третья мировая война может произойти из-за недостатка воды
NB!
25.02.17
Внешняя политика России обретает силовой характер
NB!
25.02.17
Генералы на службе у Трампа: шанс реализма?
NB!
25.02.17
Госдепартамент США начнет проводить брифинги для прессы с 6 марта