Андрей Островский: Антироссийские заявления Лукашенко как зеркало Таможенного союза

Минск, 14 июля 2010, 09:41 — REGNUM  

В Белоруссии сегодня наблюдается ситуация, которую можно назвать "эхо минувшей войны". Войны газовой. Уже официально подписаны двусторонние соглашения по транзиту и тарифам, то есть объявлен мир, но белорусская сторона в лице Александра Лукашенко старается закрепить мнимые или реальные успехи, достигнутые на поле газового боя. Успехи закрепляются легко - нужно как можно изощрённее оскорбить Россию и подчеркнуть, что она белорусам не указ.

Почему именно Россию, а не Европу или США? Потому что от России Белоруссия зависит очень сильно, а от Европы и США практически не зависит, то есть для того, чтобы белорусской публике показать наличие белорусского суверенитета, нужно вступить в конфронтацию именно с Россией, то есть укусить руку дающего. Не возмущайтесь подобному поведению президента, это у белорусских властей такой оригинальный способ благодарности к братской России.

Причём Белоруссия находится в союзных отношениях с Россией в рамках СНГ, ОДКБ, Союзного государства, а теперь ещё и Таможенного союза. С 6 июля этого года Белоруссия и Россия стали на шаг ближе, но антироссийская словоохотливость белорусского лидера от этого только усилилась. Раз так, то поищем причины такого поведения Лукашенко.

Первая причина, которую можно увидеть за словесами Лукашенко - это потенциальная выгода белорусским производителям, а в перспективе и всем белорусам от Таможенного союза. Выгода заключается в том, что постепенно таможенные барьеры начнут исчезать, белорусские товары получат возможность спокойно и свободно появляться на российском и казахстанском рынках. Соответственно, увеличится доход населения. Белорусы почувствуют прелесть увеличения зарплат, не зависящую от политических амбиций долгоиграющего белорусского президента. Следующим шагом будет желание более тесной интеграции, ведь она приносит экономический эффект. В белорусском массовом сознании появится убеждённость интеграции, ориентации на единое пространство, которое из единого экономического может стать единым ментально. Единая ментальность не до конца была уничтожена парадом суверенитетов, она начнёт восстанавливаться, а это гораздо более быстрый процесс, в отличие от создания единого ментального поля с чистого листа. В общем, интересы белорусов окажутся несовместимы с интересами белорусской элиты и конкретно Лукашенко. Белорусский президент попросту потеряет часть влияния на вечно склонную к стадным инстинктам белорусскую массу. Наоборот, масса перестанет эти инстинкты проявлять и постарается выйти из подчинения людям, навязывающим эти инстинкты. В принципе, Лукашенко и остальная белорусская элита боится потерять влияние и быть списанными на свалку истории за ненадобностью.

Именно по этому поводу, из-за страха оказаться не у властных рычагов, Лукашенко с новой силой стал заигрывать с Западом. 8 июля на встрече с еврокомиссаром по вопросам расширения ЕС и европейской политики соседства Штефаном Фюле белорусский лидер прямо заявил, что он не собирается ползать на коленях ни перед кем. В перечислении тех, перед кем белорусы ползать не желают, была и Россия. То есть даже после подписания Таможенного кодекса Таможенного союза одна из его составляющих частей рассматривается белорусским президентом как враг. Страх потерять власть подталкивает белорусского лидера к попыткам сохранить видимость поддержки от Запада. Лукашенко на этой встрече противопоставил два полюса. На одном Европа и Белоруссия, на другом - Россия. Белорусский президент, говоря о проблемах с транзитом российских энергоносителей, заявил, что Европа может с Россией говорить по этому поводу спокойно, а Белоруссии так говорить трудно. Таким образом, Лукашенко обозначил в качестве союзника Запад, с которым Белоруссию объединяет аморфное "Восточное партнёрство", а в качестве врага опять возникла Россия, от доброй воли которой вообще-то зависит белорусское благосостояние, т.к. российский рынок для белорусских товаров даёт возможность получать большую и устойчивую прибыль.

Второй причиной в антироссийской риторике белорусских властей можно назвать то, что белорусская сторона так и не добилась подписания Таможенного кодекса на своих условиях. Уступки российской делегации в вопросах газового транзита вынудили белорусского президента пойти на уступки в вопросе подписания Таможенного кодекса. Это были взаимосвязанные явления. Хотя неназванный белорусский источник в начале саммита в Астане заявлял, что Белоруссия не собирается отступать, но эти заявления оказались слишком самоуверенными. В итоге Белоруссия вошла в Таможенный союз не по доброй воле, а по экономической необходимости, обострённой скорыми президентскими выборами. Такой Таможенный союз белорусским властям был не нужен, они хотели, как всегда, получить многое, не давая взамен ничего, кроме обещаний. Но пришлось отойти от привычной схемы, пришлось, получив уступки, самим пойти на уступки. К этому белорусская элита не привыкла. Поэтому антироссийские выпады из уст белорусского президента - это ещё и месть за уступки. Месть за то, что белорусским властям не удалось обмануть своих российских коллег. К сожалению, в белорусской элите и обществе уже все давно привыкли, что паразитирование на России является чем-то совершенно естественным и освящённым символами белорусской независимости. И когда Россия отказалась быть донором себе в убыток, белорусское общество восприняло это с возмущением.

И третья причина - это личные амбиции некоего президента одной из стран, лежащих в "центре Европы". Газовая война подняла градус политических заявлений на достаточно высокий уровень. А, как известно, белорусский лидер до этих заявлений мастак. Течение газовой войны придавало ему энергию и повод для гневных интервью и заявлений, но вот война закончилась, а запал остался. Лукашенко - человек увлекающийся, он ещё переживает перипетии газовой войны, и эти переживания должны находить выход. А так как у президента по статусу есть выход на средства массовой информации, белорусский лидер этим широко пользуется, ведь держание в себе нереализованных на словах угроз ведёт к неврозам. Так что стоит учитывать и то, что антироссийская риторика после подписания Таможенного кодекса - это ещё и выпуск пара, который не был использован вовремя и по назначению.

Вообще же российская сторона подбросила Белоруссии очень заманчивую перспективу - отменить пошлины на энергоносители автоматически при ратификации белорусской стороной пакета документов о едином экономическом пространстве, даже если этот пакет не ратифицирует Россия. Вот здесь у Лукашенко есть шанс первым ратифицировать документы и объявить себя самым главным интегратором, который раньше всех совершил необходимые процедуры. Лукашенко получает определённые плюсы как в глазах местного населения, так и в глазах российской и казахстанской элит. Ну и не будем забывать, что сразу же энергоносители для Белоруссии подешевеют. Государству с огромными долгами и фиктивным ростом ВВП такое предложение становится очень заманчивым. Для достижения своих экономических целей белорусские власти будут вынуждены подстёгивать скорейшее создание единого экономического пространства. Ибо промедление может очень дорого стоить белорусской экономике. Лукашенко понимает, что он вынужден танцевать под российскую скрипку, что очень здорово его раздражает. По большому счёту, белорусская элита, выполнив все условия Таможенного кодекса, пока ещё точно не определилась, каким образом это оценить. Вот и наблюдается привычная антироссийская риторика. Она будет исчезать или проявляться по причинам политическим, в зависимости от того, насколько белорусские власти будут способными реализовывать свои интересы в рамках Таможенного союза.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail