Эксперт: Если акционеры "Казахмыса" близки к Назарбаеву, то их доли могут быть ренационализированы

Астана, 13 июля 2010, 15:32 — REGNUM  

Накануне международная неправительственная организация Global Witness, специализирующаяся на нарушениях прав человека в странах, экспортирующих природные ресурсы, опубликовала доклад "Казахмыс - риск для инвесторов", в котором выступила с резкой критикой. По данным экспертов Global Witness, казахстанская корпорация тесно связана с главой Казахстана Нурсултаном Назарбаевым. Этот факт, по мнению Global Witness, требует тщательного расследования регулятором Лондонской фондовой биржи, так как потенциально представляет опасность для миноритариев корпорации. По мнению эксперта Global Witness Тома Мэйна, "Казахмыс" - вовсе не единственная компания из Казахстана, которая может попасть в доклад организации. Среди прочих - он назвал "Халык Банк" и группу ENRC.

ИА REGNUM: Почему именно "Казахмыс" попал в доклад Global Witness? Индекс FTSE100 измеряется с участием характеристик 100 крупнейших (по капитализации) компаний Лондонской фондовой биржи - и именно компания из Казахстана стала объектом пристального внимания Global Witness.

"Казахмыс" - это первая компания из бывшего Советского Союза, которая вышла на Лондонскую биржу и фактически сразу попала в FTSE100, что само по себе случается нечасто. Сейчас наблюдается целый поток подобных листингов (IPO), включая как крупные, так и менее известные компании. Многие из них несут с собой новые для западных инвесторов риски. О "Казахмысе" много говорят и в самом Казахстане.

ИА REGNUM: Какие еще компании из Казахстана могут попасть в Ваш список и почему?

"Халык Банк", который контролируется зятем Назарбаева, Тимуром Кулибаевым. Группа ENRC, так как "Казахмыс" владеет 26-процентной долей в этой компании.

ИА REGNUM: Какие основные риски несут инвесторы, которые могут не знать особенностей политической конфигурации в Казахстане?

Как мы упоминаем в нашем докладе, в частности, рассказывая про корпорацию "Казахмыс", если обвинения в связях руководства с Нурсултаном Назарбаевым правдивы, то есть риск, что глава Казахстана вполне может воспользоваться своим контролем над компанией вопреки интересам миноритарных акционеров. Другой риск - это если противник Назарбаева окажется во главе страны. А это, между тем, представляется весьма вероятным - и тогда именно компания пострадает от своих связей с высшим руководством государства. Если говорить в более широком смысле, у Казахстана весьма низкие результаты в рейтингах вроде индекса восприятия коррупции, который ведет организацией Transparency International. По нашему мнению, это недостаточно хорошо отражено в проспекте "Казахмыса" - основном документе, которым пользуется регулятор при проверке компании.

ИА REGNUM: Что, на ваш взгляд, будет, если в Казахстане произойдет смена режима? Ведь не будут же власти республики вредить самим себе и атаковать акционеров компаний, которые оказывают существенное влияние на инвестиционный климат страны.

Если настоящие мажоритарные акционеры "Казахмыса" окажутся в ближнем окружении Нурсултана Назарбаева, то их доли в компании вполне могут быть ренационализированы, а руководство - уволено. Это как минимум серьезно повлияет на операции компании.

ИА REGNUM: В своем докладе Вы упоминаете, что из-за неадекватности британских рыночных правил нельзя точно понять, каковы отношения между руководителями-владельцами компании и президентом Нурсултаном Назарбаевым. На официальном уровне - такой информации нет и в Казахстане. При помощи каких методик вы предлагаете составлять информационные обзоры о компаниях?

Компания утверждает, что ее структура владения прошла "обширную проверку". Но публично доступные документы не подтверждают ту картину, которую компания представляет в своем проспекте. Более того, нам известно, что в прошлом, в отчетности компании о структуре владения имелись фактические расхождения. FSA и "Казахмыс" должны предать гласности документы этой "обширной проверки", чтобы разъяснить ситуацию: действительно ли оффшорные структуры - держатели акций - контролируются руководством компании? А если нет, то кем?

ИА REGNUM: Каково ваше отношение компаниям "из регионов, где слаба власть закона, а правящая элита может требовать одолжений, взяток или даже контроля над компанией, в ущерб миноритарным акционерам"? Дело в том, что каждая казахстанская крупная компания, особенно в добывающей отрасли - имеет высоких покровителей, тесно связанных с руководством страны. И некоторые из таких компаний - представлены на Лондонской фондовой бирже.

Нельзя говорить обо всех компаниях сразу, нужно смотреть на каждую в отдельности. Если возможно доказать, что у определенной компании серьезные связи с Назарбаевым или его ближним кругом, то встает вопрос: должна ли служба финансового надзора пускать такую компанию на Лондонскую фондовую биржу?

ИА REGNUM: Да, действительно, а можно ли, на ваш взгляд в принципе допускать компании с неясными связями в истеблишменте на Лондонскую фондовую биржу?

Опять же, нужно рассматривать каждую компанию конкретно и выполнять тщательную проверку. Все существенные связи с государственными деятелями должны быть раскрыты. Тогда, по крайней мере, инвесторы могут понять, кто именно контролирует компанию.

ИА REGNUM: Как вы отреагировали бы на судебный иск против Global Witness от крупной компании? Ведь вы очень много работаете с информацией косвенного характера.

Мы не утверждаем, что косвенные обвинения - чистая правда. Но неоспоримо, что многие люди как в Казахстане, так и за его пределами высказывают эти обвинения. Поэтому в интересах общества и инвесторов Служба финансового надзора должна расследовать эти вопросы и прийти к заключению: правдивы они, или нет.

ИА REGNUM: Многие западные конгломераты имеют устойчивые связи с истеблишментом региона, в котором работают. В частности, вы сами в своем докладе упомянули взятки от иностранных нефтяных компаний, в которых многие обвиняют действующую власть в Казахстане. Между тем, потенциально - такие связи тоже имеют негативное влияние на многие процессы. Довольно часто - транснациональные компании играют по правилам тех регионов, в которых работают. Необходимо ли публиковать и такие сведения? И что будет с рынком, если такие сведения будут публиковаться в официальных отчетах государственных органов? Ведь сфера дипломатии не всегда приемлет жесткой официальной позиции?

Я считаю, что любые отношения с государственными деятелями, если они потенциально могут серьезно повлиять на компанию, должны быть раскрыты. Случай "Казахмыса" - особенно важен, так как официальное лицо, которое может принимать деятельное участие внутри компании, - это глава государства. Кроме того, наша организация интенсивно работает с Инициативой по развитию прозрачности в добывающих отраслях промышленности (EITI). Цель этой международной инициативы - добиться добровольной публикации всех платежей от добывающих компаний (особенно транснациональных). Таким образом, общественность в каждой стране-участнике получает больший контроль над использованием природных ресурсов.

Общественности этих стран проще отслеживать все потенциально коррупционные действия. Казахстан официально стал участником EITI, и мы поддерживаем осуществление EITI в других странах, включая европейские.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.