Виген Акопян: Карабах: молчание Еревана и "давление" Медведева

Баку, 8 июля 2010, 14:36 — REGNUM  

Международные посредники в лице России, США и Франции методично срывают с переговорного процесса по урегулированию нагорно-карабахской проблемы последние лоскутки режима конфиденциальности. В этом начинании им активно помогает президент Азербайджана Ильхам Алиев, практически каждую неделю выступающий с обширными докладами по теме перед самой разной аудиторией. Официальный Ереван отмалчивается. Только армянский МИД время от времени "выстреливает" единичными комментариями, смысл которых сводится к тому, что Алиев и его подчиненные нещадно искажают "суть переговоров и договоренностей".

Итак, в чем же суть и где искажения?

То, что процесс урегулирования карабахского конфликта достиг некоего знаменательного этапа, после которого может быть только два варианта - срыв и новая война или начало развода сторон - сомневаться не приходится. Посредники намерены разводить стороны по следующему плану, обнародованному на официальном сайте Белого дома:

1. Возвращение оккупированных районов, окружающих Нагорный Карабах,

2. Временный статус для Нагорного Карабаха, гарантирующий безопасность и самоуправление,

3. Коридор, связующий Армению и Нагорный Карабах,

4. Окончательный статус Нагорного Карабаха будет определен в будущем, путем юридически обязывающего волеизъявления,

5. Право всех внутренне перемещенных лиц и беженцев на возвращение,

6. Международные гарантии безопасности, включая миротворческую операцию.

Таков консолидированный вердикт США, России и Франции, вынесенный Нагорному Карабаху в результате почти 20 лет рассмотрения его проблемы. Теперь приведем последние заявления Ильхама Алиева по карабахской теме...

"В первую очередь, оккупационные силы выводятся со всех оккупированных регионов, расположенных вокруг Нагорного Карабаха. Пять районов освобождаются немедленно, а два района - Кяльбаджарский и Лачинский - спустя определенный период. В предложениях предусмотрен пятилетний период. Причина этого в том, что Кяльбаджарский и Лачинский районы расположены между Нагорным Карабахом и Арменией и, в некотором роде, должны быть приняты более масштабные меры безопасности для возвращения азербайджанского населения в эти районы. Однако все регионы, все районы возвращаются под контроль Азербайджана".

"Между Арменией и Нагорным Карабахом функционирует дорога, то есть коридор, и Азербайджан согласился и с этим предложением. Так как это важный вопрос для урегулирования конфликта. Так как должны быть предоставлены все гарантии безопасности..."

"На административной границе Нагорного Карабаха должны быть размещены миротворческие силы, и я считаю, что и в этом для нас нет никакой угрозы, так как должна быть обеспечена также безопасность граждан Азербайджана, которые возвратятся на оккупированные в данный момент земли..."

"Предоставление переходного статуса Нагорному Карабаху не нарушит территориальной целостности Азербайджана. Граждане Азербайджана должны вернуться в Нагорный Карабах, Шушу (важный исторический центр и стратегическая высота над столицей Нагорного Карабаха - Степанакертом - В.А.), о чем открыто говорится в недавнем заявлении трех стран-сопредседателей. То есть это демократические принципы, отражающие нормы международного права и, таким образом, могут стать единственным вариантом решения вопроса".

Эти заявления были сделаны Ильхамом Алиевым 6 июля, то есть уже по итогам трехсторонних (Алиев - Медведев - Саргсян) переговоров в Санкт-Петербурге, знаменательного регионального турне Хиллари Клинтон и очередного "наезда" посредников. Президент Азербайджана подчеркнул, что Баку "принял эти основные принципы с определенными исключениями, и ожидает аналогичного подхода и со стороны Армении".

О каких исключениях говорит Ильхам Алиев?

Если сравнить его тезисы с базовыми пунктами, опубликованными Белым домом, то можно обнаружить, что азербайджанский президент умолчал только о четвертом пункте - порядке определения окончательного статуса Нагорного Карабаха. Все остальное изложено им совершенно точно, с некоторыми непринципиальными интонациями. Почему же Алиев молчит о грядущем референдуме? По одной простой причине: азербайджанский лидер, который, как представляется, будет править еще лет 20-40, будет делать все, чтобы использовать по максимуму всю неоднозначность этого пункта. "Окончательный статус Нагорного Карабаха будет определен в будущем, путем юридически обязательного (legally-binding) волеизъявления". В каком будущем и чьего волеизъявления?! Сами авторы этого предложения велят трактовать и искажать его как заблагорассудится. Так что, "вины" Алиева здесь нет.

И армянская позиция, заключающаяся в том, что предложения посредников полностью учитывают право народа Нагорного Карабаха на самоопределение, также является произвольной трактовкой именно этого пункта, ибо реализация этого права лишь предполагается в неопределенном будущем, да и сами выразители данного права остаются вне контекста. В контекст документа их (выразителей права) вписали переводчики пресс-службы Кремля, добавив к указанному предложению два слова - "его населения". Но об этом позднее...

Однако самое важное заключается в том, что указанный пункт об отложенном референдуме - самый последний шаг мирного процесса, а до него планируется реализовать все остальные пункты, по которым молчит на этот раз официальный Ереван. Однако, если Ильхам Алиев замалчивает лишь один пункт, красноречиво давая понять, что именно в его отношении у Баку особая позиция, то можем ли мы сказать, что у Еревана особая позиция по всем остальным пяти пунктам?

Согласна ли Армения на первом же этапе сдать Азербайджану весь пояс безопасности Нагорного Карабаха, а через пять лет - находящиеся в тылу Карабаха Кельбаджар с Лачином? Если нет, то почему президент страны не заявит об этом прямо - на достойном своего оппонента уровне? А если правда, то не идет ли речь о прямом игнорировании Конституции Нагорного Карабаха, торжественно принятой на основе всенародного референдума?

Какой именно временный статус будет дан Карабаху, и войска какой страны будут оберегать этот статус от пересмотра? Кто будет охранять коридор между Арменией и Нагорным Карабахом - армянские войска или международные миротворцы? Касается ли право возвращения на свои территории армянских беженцев, изгнанных в великом множестве из Баку и других азербайджанских городов? Вот те вопросы, на которые хотелось бы услышать ответ от армянских властей. Если молчание по ним трактовать по азербайджанской аналогии, то неужели у Еревана особая позиция по всем этим пунктам? С трудом верится...

Итак - процесс будет запущен по описанному плану?

Важнейшим тормозящим моментом для его запуска мог бы стать внутренний протест в Армении. Однако такового протеста нет. В свое время лидер армянской оппозиции, экс-президент Левон Тер-Петросян заявил: "Серж Саргсян заручился не только содействием международного сообщества, но и поддержкой властей Нагорного Карабаха. Монолитность правящей верхушки и экономической элиты Армении, отношение международного сообщества, пассивная позиция властей Нагорного Карабаха делают невозможным реализацию задачи по организации в Армении массовых акций протеста, направленных против нынешней позиции властей в вопросе разрешения конфликта". То есть, если верить Тер-Петросяну, план сдачи территорий Азербайджану в обмен на обещание провести новый референдум не получит афронта и со стороны властей самого Нагорного Карабаха. И этому прогнозу стоит поверить, учитывая тот факт, что президент Нагорного Карабаха, его МИД и все остальные органы воздержались комментировать заявление президентов США, России и Франции по проблеме Нагорного Карабаха. То есть вердикт остался без ответа...

А молчание, как знак согласия, есть "продукт непротивления сторон".

Какие действия могут предпринять азербайджанские власти, скажем, между первым и последним этапом карабахского урегулирования - выводом войск и новым референдумом? Здесь остается только гадать, поскольку физическое возвращение азербайджанцев в Шуши уже само по себе по своему конфликтному потенциалу в настоящих условиях является событием, способным полностью разрушить не только ход мирного процесса, но и все возможные международные гарантии.

Теперь несколько слов о роли России в этом процессе. Западные аналитики и эксперты усердно внушают, что именно активная линия Москвы позволила достичь столь знаменательных результатов в карабахском процессе. Прикрепленный к карабахскому конфликту с самого начала его возникновения британский спецслужбист Том де Ваал, написавший в стиле срочных донесений разведки книгу "Черный сад", прямо заявляет: "С конца 2008 года президент России Дмитрий Медведев начал лично работать над мирным разрешением конфликта. В прошлом январе в Сочи Медведев провел большую часть дня с президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым и президентом Армении Сержем Саргсяном, но результат оказался нулевым. В прошлом месяце в Санкт-Петербурге он провел более двух часов с ними и достиг небольшого прогресса. Но эта российская инициатива высокого уровня не удостоилась особого внимания вне России, хотя ни один здравомыслящий политик такого ранга, как Медведев, не стал бы так упорно работать, если бы не захотел достичь успеха... Даже если Медведев надавит, президенты двух стран не захотят поставить свои подписи на листке бумаги, который положит начало историческому компромиссу. Ведь если они так поступят, то это поднимет волну критики в их странах, а международная награда за такой шаг будет гораздо менее определенной".

Весьма запутанная мысль, однако главная цель автора состоит не в анализе, а как раз в продвижении тезиса о "давлении Медведева" на Армению и Азербайджан. Известное дело: кто давит, тот и ответственен за результат давления. "Поступь" Медведева в карабахском урегулировании, в отличие, скажем, от роли Обамы или Саркози - двух других лидеров стран-сопредседателей Минской группы ОБСЕ, выпячивается намеренно. Встречи в трехстороннем формате с Алиевым и Саргсяном - в Сочи и Санкт-Петербурге - предваряют важные заявления и этапы карабахского процесса.

Майендорфская декларация, принятая по итогам одной из таких встреч 2 ноября 2008 года, фактически так и осталась невыполненной в части повышения мер доверия и укрепления режима безопасности. Какие же гарантии может дать Москва, что Мадридский процесс не приведет к тому, что прогнозируется экспертами чаще и упорнее всего - к новой войне? И кто в этом случае будет ответственен за взрыв ситуации в регионе?

Посредники не упускают повода заявить о том, что между ними нет никаких разногласий. Однако, как упоминалось выше, пресс-служба Кремля с неизвестной и до сих пор никак не объяснённой целью по-своему откорректировала английскую (официальную) версию заявления президентов РФ, США и Франции по карабахскому конфликту. Кремль вставил слова "его населения" после ключевого пункта о механизме определения окончательного статуса Нагорного Карабаха, который, повторимся, звучит так: "Окончательный статус Нагорного Карабаха будет определен в будущем, путем юридически обязывающего волеизъявления". А что если Азербайджан через два года будет настаивать на том, что в "юридически обязательном (legally-binding) волеизъявлении" будет участвовать все население Азербайджана, как это и прописано в азербайджанской Конституции? Готов ли будет Кремль - несмотря на неофициальный статус его текстов, так грубо "назначаемый крайним" ответственным за ход и результаты урегулирования - отвечать за достоверность публикуемого на своей официальной странице контента?

Или, несмотря на всю публичную роль Москвы, именно "теневые" США и их официальная английская версия останутся для кавказских дел истиной в последней инстанции?

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.