Ованнес Никогосян: Армянское и азербайджанское общества готовы к войне в Карабахе

Баку, 6 июля 2010, 13:07 — REGNUM  

Международное сообщество в лице президентов стран-сопредседателей МГ ОБСЕ приняло очередную декларацию по карабахскому мирному процессу - на полях саммита G8 в Канаде (26 июня). Несколько предварительных оценок по декларации напрашиваются сами по себе. Во-первых, разные толкования и принципиальные неточности в официальном английском документе и его русском переводе (на сайте Кремля) наверняка испортили настроение всех оптимистов. Хотя изначально МИД Армении поприветствовал оба варианта (!?), но уже позднее на итоговой пресс-конференции с Хиллари Клинтон глава МИД Армении Эдвард Налбандян назвал декларацию G8 лишь выражением "содействия переговорному процессу", тем самым унизив его значимость (tert. am, 04/07).

Конечно, как говорит мистер Фриман, некоторые "уловили мессидж", т.е. наличие определенных недопониманий между Москвой и Вашингтоном, например, о статусе пояса безопасности НКР, подтвердилось. Однако, при первом же удобном случае ситуацию решился исправить американский сопредседатель Роберт Брадтке, подчеркнув, что между сопредседателями "нет никакой разницы, в том числе и разности мнений" (Interfax, 04/07).

Во-вторых, так никто и не дал реальную оценку действиям азербайджанской диверсионной группы у села Чайлу, Мартакертского района НКР (18 июня). Такой критики не было озвучено ни в упомянутой декларации, ни в совместном заявлении сопредседателей, ни в бакинских и ереванских публичных заявлениях Госсекретаря США Хиллари Клинтон. Принимая во внимание динамику нарушений режима прекращения огня и сопутствующие этому милитаристские заявления из Баку, можно резюмировать, что азербайджанская политика по процессу в целом воспринимается, как легитимная. Мол, страна потерпела разрушительное поражение в войне 16 лет назад, до сих пор не может смириться с потерей части своей советской территории, и поэтому в Баку все такие воинственные и злые. Это самый опасный вызов для региональной безопасности, который пока не осознан.

Вопрос на засыпку: почему все-таки сопредседатели в своем совместном заявлении обвинили неназванных инициаторов столкновения в "попытке срыва мирного процесса"? (REGNUM, 21/06). Если официальный Баку дал свое согласие на Мадридский документ и с начала года всеми доступными СМИ даже распространял дезинформацию о якобы непринятии Арменией этих принципов, то зачем сегодня он пытается, фактически, "сорвать мирный процесс"? И здесь ответ мы получаем от замминистра ИД Азербайджана Араза Азимова, который смело стал ньюзмейкером, предложив оставить в стороне Мадридские принципы (фактически, отказавшись от них) и приступить к оформлению всеобъемлющего соглашения. "Разработка, собственно, базовых принципов не дает (?!) каких-либо практических результатов по урегулированию", заявил он 2 июля (1 news.az) - в преддверии визитов Хиллари Клинтон и сопредседателей МГ ОБСЕ. И тут еще один букет вопросов. Зачем отказываться от этих "принципов", если с января с.г. в Баку кричали о своем согласии с ними, обвиняя армян в затягивании с официальным ответом? Что именно было обсуждено в Петербурге, что заставило Алиева-младшего занервничать? Если Баку отрицал просочившиеся слухи о новых идеях в Петербурге, а в Ереване разные "осведомленные" эксперты собирали пресс-конференции, то российский сопредседатель решил раскрыть карты. По словам Игоря Попова (RFE/RL,03/07) в Степанакерте были затронуты уже те предложения, прозвучавшие во время трехсторонней встречи в Санкт-Петербурге, как бы намекая на некий прогресс. Тут весьма кстати будет отмечено, что с легкой руки СМИ вошел в обиход термин "петербуржские принципы", содержание которого на самом деле равно нулю.

К этому тривиальному умозаключению можно прийти, только лишь сравнив декларации Группы Восьми 2009 (Италия) и 2010 (Канада) годов, которые отчетливо показывают, что никакого продвижения по базовым принципам за год не наблюдалось. Вообще, если декларации G 8 продолжатся и в будущем, это станет своего рода стабильным показателем отсутствия прогресса - по разным причинам. Складывается впечатление, что единственной целью держав является размещение миротворцев, и все. Но и здесь не все складно. Иран устами своего посла в Ереване уже заявлял, что не потерпит присутствия НАТОвских "голубых касок" на своих границах (RFE/RL,24/06). Спикер же Совета Федерации РФ Сергей Миронов заявил, что российским миротворцам в Карабахе вообще не место (Эхо Москвы, 01/07). Вопросы, вопросы:

И если вернуться к заявлению Араза Азимова, как можно оформить какое-либо соглашение, если принципы, т.е. самое главное - кто будет участвовать в референдуме и на какой именно территории, остается более чем неясным не только в Армении, НКР и Азербайджане, но и негласно есть противоречия между Вашингтоном и Москвой. А иначе объяснить принципиальные несовпадения в переводе текста декларации G8 просто невозможно. И важнее всего - кто будет подписываться под таким документом? У президента Армении нет таких полномочий - власти НКР де-юре ничего Еревану не делегировали, а сам НКР прямо не участвует в переговорах. В свое время они дали свое "согласие" (consent), которое было только лишь политическим, а не правовым и обязательным. Одним словом - любая подпись из Еревана не будет иметь юридической силы с точки зрения международного права.

Очень даже известный регионалист Том де Ваал в интервью британскому BBC (2 июля) предложил гипотезу, что два вопроса пока остаются несогласованными: а) когда армянские силы будут выведены из Кельбаджара и Лачина; б) кто будет иметь право голосовать на референдуме по будущему Карабаха. Если второй вопрос вполне исходит из логики процесса, то абсурдность первого очевидна. Kонечно, переговоры ведутся в полной конфиденциальности, но все-таки важно подчеркнуть, что даже, условно говоря, самые большие "предатели" (если они есть) в Ереване и слышать не хотят про сдачу именно этих двух регионов из-за их стратегической значимости (водные ресурсы и сухопутная связь).

Были прогнозы, что Клинтон приедет в Баку и Ереван не с пустыми руками, а именно: будут представлены некоторые предложения о последовательности реализации предварительно согласованных шагов по карабахскому процессу. Оставалось только надеяться, что ни одна из сторон не будет так разочарована после встречи, что начнется новая перестрелка на линии соприкосновения, как это было после встречи в Санкт-Петербурге. Но видимо усилия или желания были недостаточными. Ни одна из стран-сопредседателей не может оказать достаточного давления, чтобы решить вопрос. Ведь приемлемый вариант решения по обе стороны баррикад предполагает полную и безоговорочную капитуляцию одной из сторон. На пресс-конференции по итогам визита в Баку, госсекретарь Клинтон призналась, что "США не могут решить конфликт, но могут помочь сближению сторон, чтобы они договорились" (04/07,News.az). А именно: ни у кого нет того магического ключика, который откроет двери в конце темного тоннеля. А пока нет решения, война остается вполне возможным сценарием. Участвуя на многих дискуссиях по карабахскому урегулированию, я понял самое главное: война просто не может начаться в обычных условиях, так как риски со всех трех сторон слишком велики. Да и результаты ролевых игр в ведущих военных институциях Англии и США уже который год показывают, что во всех трех обрабатываемых сценариях Азербайджан ждет а) медленное, б) быстрое и в) очень быстрое поражение с потерей возможностей управления страной. Война может начаться только из-за "фактора глупости" - кто-то сделает провокацию, и все начнется. Правда, это будет максимум продолжаться неделю: ни у кого нет ресурсов для изнурительной войны.

Известный политолог Игорь Мурадян, обобщая данный этап, пишет, что "по существу, все без исключения державы понимают, что проблема не имеет политического урегулирования" (lragir.am; 25/06/2010). Если, как пишет автор, только Россия и США имеют необходимые ресурсы для притягивания сторон к новой войне, то только, казалось бы, объединенная Европа могла бы способствовать установлению мира с использованием инструментов мягкой силы. Но и Европа оказывается "недееспособной" в полной мере. Вспомним хотя бы последнюю резолюцию Европарламента, с односторонней и предвзятой критикой только одной из сторон. Да еще и политика Азербайджана, который не идет на сотрудничество с Арменией в европейских форматах делает совершенно неэффективной роль Европы, по крайней мере в среднесрочной перспективе.

В чистом остатке у нас вопросов больше, чем вразумительных ответов. Ясно одно: если и в армянской, и в азербайджанской прессе муссируется, пережевывается и обсуждается лучшее время начала войны, а не ее (не)возможность или (не)желательность - война обязательно будет. Она уже в воздухе. Общества к этому явно готовы, к сожалению. Ни посредники, ни международное сообщество не сделали ничего, чтобы остановить эскалацию ненависти.

И это точно тот случай, когда так приятно будет ошибиться!

Ованнес Никогосян - директор НПО "Институт Публичной Политики" (Армения)

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.