Юрий Баранчик: Москва - Минск: драку заказывали?

Минск, 24 июня 2010, 16:25 — REGNUM  

Анализ выступлений и действий официального Минска (как единого правящего "политического класса") последних дней, одна реплика г-на Семашко "Я требую от "Газпрома" к 10.00... " чего стоит, вызывает уже даже не недоумение, а откровенную улыбку: ребята до сих пор, кажется, не поняли, в какую игру они играют, и какие ставки в ней стоят. Речь для Москвы, в отличие от официального Минска, в этом конфликте идет вовсе не о 200 миллионах долларов - Януковичу 45 млрд. долларов "подарили", - а о более высоких материях.

Затеяв явно надуманный спор о "бабках", Москва просто решила в последний раз посмотреть - как поведет себя "союзник". Ладно, Грузия, ладно, молоко, ладно, КСОР ОДКБ, ладно, Ющенко, ладно, Бакиев. Хотя далеко совсем не ладно, но все равно - проехали. Пока. Возьмем мелочь, сущий пустяк - 200 миллионов долларов - и посмотрим, как себя поведет белорусский правящий "политический класс", те люди, которые называют себя "союзниками" и которые танки через себя не пропустят.

И что же видит Москва? Да что там Москва, вся Россия? - Что "братушки" закусили удила и объявили главному спонсору белорусского "экономического чуда" настоящую войну, буквально на второй день конфликта заявив, что перекроют транзит газа в Европу. Что интересно - транзит чужого газа из чужой трубы. Спрашивается - а в чем, собственно говоря, проблема? Разве население республики и предприятия газ не оплачивают? Не то, что оплачивают, а переплачивают. Тогда зачем деньги занимать? Куда свои делись-то?

Кто-то может сказать, мол, это Москва расчетливо подстроила ловушку, в которую попался наивный Минск. Но это явно будет противоречить реальному состоянию дел: Москва поставила перед Минском только вопрос. Как каждый вопрос, он имел несколько вариантов ответа. В одном из них белорусское руководство спокойно, еще в ходе последних встреч в Москве, могло дать разумный ответ и предотвратить дальнейшую эскалацию конфликта. В другом, официальный Минск начинал неправильно реагировать на заданные Москвой вопросы, чем только мог усугубить свое положение. Таким образом, Москва дала официальному Минск полную свободу действий в том, как и на что реагировать.

Минск, почему-то, понял дело так, что его хотят "наклонить", и начал яростно воевать за свою политическую и экономическую "самостийность", став на путь позднего, уже перед самым уходом на политическую пенсию, Ющенко. Минск не понял, что перекрыв транзит российского газа, он перешел непроговариваемый "Рубикон" в союзнических отношениях, т.к. подобное позволял себе только откровенно антироссийский режим Ющенко. Но разве Москва толкнула официальный Минск на такую модель поведения? Принципиально нет - Минск мог тихо оплатить газ и ехать в Астану на подписание Таможенного кодекса с изъятием по нефти и нефтепродуктам. В стране экономический рост как никогда, армада танкеров с венесуэльской нефтью на подходе, что, неужели бы не дожили до 2012 года, когда в силу вступит Единое экономическое пространство?

Т.е. Москва оставила за Минском полную свободу выбора и только наблюдала за тем, как Минск воспользуется этим достаточно справедливым предложением. Что мешало решить все имеющиеся проблемы в спокойном рабочем режиме между соответствующими министерствами и ведомствами? Вместо этого, Минск стал на путь эскалации конфликта, явно не понимая того, что смотрят сейчас не на то, что будет с деньгами за газ и транзит, а смотрят на сущность человеческих отношений между Москвой и Минском. Минск не понял, что вот он его "момент истины". Поведи себя спокойно, с достоинством и красиво - и начнут решаться все твои проблемы - выборы-то на носу. А под них деньги электорату надо платить.

И вот тут нервы у официального Минска не выдержали и он показал, что братские отношения с Россией - не более чем красивые и пустые слова. Сейчас-то конечно захотят отмотать обратно, особенно после того, как лишились валютных поступлений от экспорта газа, который ушел на Украину, но уже поздно - Минск своими собственными руками начал реализовывать сценарий антироссийской игры. При том такой, что уже даже и для Европы он слишком крутой. Как сказал еврокомиссар по энергетике Гюнтер Эттингер - "российский партнер не несет проблем для Европы".

В таких условиях, приближенных к боевым, зачем Москве ждать до 2011 года и только затем переводить цену на российский газ для Беларуси на среднеевропейский уровень? Это вполне можно будет сделать и раньше, после начала функционирования Таможенного союза России и Казахстана и выхода России из Союзного государства.

В этом контексте становится достаточно прозрачной и истинная игра Александра Лукашенко в отношении Бакиева. Он используется Минском, с одной стороны, как предлог для торга, а с другой, гораздо более серьезной, - как механизм связывания инициативы России на постсоветском пространстве. Официальный Минск использует кризис легитимности власти в Киргизии как средство отвлечения от белорусской проблематики, в том числе, выборной. Как думает официальный Минск - чем больше проблем у России будет в Киргизии, тем меньше будет проблем с Москвой в Беларуси накануне президентских выборов. Москва, мол, не сможет воевать на два фронта, и так как ситуация в Киргизии может просто рвануть, то рано или поздно Кремль отцепится и подумает - а зачем нам эта возня с Беларусью, и так проблем хватает. Что там у нас? Выборы? Наши есть? - Наших нет, тогда, значит, поддерживаем Лукашенко.

Вот такая приблизительно логика витает в белорусских правительственных кабинетах. Хотя пример той же Украины показывает принципиально обратное: "Ющенко" как прозападный кандидат для Москвы не так страшен, как авторитарный лидер, так как следуя демократическим принципам, несмотря ни на каких своих внутренних "мух", он обеспечит прозрачный процесс подсчета голосов на выборах. А, собственно только это и надо, в том числе и белорусскому народу - узнать правду о том, как он на самом деле голосует. Такая ситуация абсолютно устраивает и основные мировые столицы - народ сделал свой выбор, власть обеспечила прозрачность процесса - народ сам несет ответственность за свой выбор. Будет плохо - через пять лет придет другой, как на Украине. В этом плане для России даже не страшно, если на выборах в Беларуси придет к власти любой прозападный кандидат, т.к. он просто вынужден будет обеспечить через пять лет прозрачность процесса голосования, на котором победит подлинно патриотически настроенный пробелорусский кандидат.

Подводя промежуточные итоги.

Белорусская власть почему-то решила, что у нее начнутся проблемы, если она оплатит свой долг "Газпрому". Это был стратегический просчет и неверная оценка ситуации: в этом случае как раз таки никаких проблем бы не было. А вот раздувание из этой технической проблемы политического пожара было очень серьезной ошибкой официального Минска. Проблемы, а их масштаб таков, что 200 миллионов долларов по сравнению с ними покажутся тенью прошлогоднего инея и только начинаются.

Российское руководство продемонстрировало, что оно полностью в курсе белорусской проблематики и очень хорошо владеет ситуацией: реакция на белорусские "инициативы" не превышала двух-трех часов, что говорит о достаточно хорошем информационно-аналитическом обеспечении высших должностных лиц страны. В то же время реакция белорусской стороны была зачастую весьма запоздалой и не всегда адекватной уровню угроз.

Ситуация разрешилась так, как этого хотел "Газпром": а) сначала заплатил Минск, а потом ведущая российская ТНК; б) Минск признал долг; в) "Газпром" заплатил по той ставке транзита, которая обозначена в контракте, а не по той ставке, которую требовал официальный Минск. Т.е. по всем трем позициям конфликта "Газпрому" удалось настоять на своем видении проблем и их решения.

Минск должен будет открыть задвижку, иначе начнутся уже проблемы с Евросоюзом. В этом контексте не совсем понятна логика действий официального Минска - одновременно заплатить долг и перекрыть задвижку - зачем был нужен второй шаг?

Данный конфликт окончательно лишил официальный Минск статуса союзника в глазах россиян, о чем говорят последние соцопросы. В этом плане Москва решила для себя важный пи-ар вопрос поддержки своих будущих действия в отношении официального Минска (но не народа республики) со стороны населения страны.

На сегодняшний день Москва создала все необходимые предпосылки для выхода из Союзного договора с Беларусью в случае отказа руководства республики присоединиться к подписанному премьерами России и Казахстана Таможенному кодексу. Чтобы предотвратить крайне нежелательные для общественно-политического и социально-экономического развития республики последствия этого шага, руководство республики должно в ближайшие дни до встречи на высшем уровне в Астане выйти из нынешней тупиковой ветки развития белорусско-российских отношений и дать позитивную повестку развития двусторонних отношений.

Данный конфликт продемонстрировал чрезвычайную финансово-экономическую уязвимость республики. Очевидно, что запас прочности официального Минска в случае выхода России из союзного договора не превышает двух-трех месяцев. Что это означает в преддверие перехода с 1 января 2011 года на полную оплату российского газа по цене, скажем, Украины? Что республика не сможет оплачивать газ по такой цене. Размер же ставки транзита не сможет быть выше, чем на Украине, где она (на 2010 год) составляет 2,7 долл. за 1 тыс. куб. м на 100 км.

Соответственно, перед Москвой рано или поздно, если не в июле, то в декабре-январе, но все равно опять маячит угроза нового газового конфликта с республикой. И у России есть два варианта решения этого вопроса - ограничиться в очередной раз после длительного и публичного скандала повышением цены на газ, либо все же прийти к выводу о необходимости поиска какого-либо долговременного политического решения данной проблемы. Потому что каждые полгода наступать на одни и те же "белорусские грабли" уже как-то даже чересчур.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.