Сергей Шиптенко: Белоруссия и Россия - не воровать или воевать?

Минск, 23 июня 2010, 17:19 — REGNUM  

В белорусских медиа получило распространение следующее мнение: "газовый конфликт" между Россией и Белоруссией вызван вовсе не экономическими причинами, не задолженностью официального Минска перед "Газпромом" за потребленный газ, а политической причиной - отказом входить в Таможенный союз на условиях Кремля.

Мол, не удалось России навязать свои условия Белоруссии - отсюда и раздражение московских политиков, решивших наказать строптивую союзницу испытанным инструментом - "Газпромом". Именно Россия очень сильно заинтересована в том, чтобы Таможенный союз состоялся, причем именно с "изъятиями". А Белоруссия будто бы делает одолжение "не чужим нам людям" и вполне может прожить и без "таможенной тройки".

Причиной недовольства Кремля называется принципиальная позиция Белоруссии по "нефтяным пошлинам", которые противоречат духу таможенного объединения. В Таможенном союзе не должно быть никаких ограничений во взаимной торговле - ни по нефти сырой, ни по нефтепродуктам, ни по газу, ни по чему бы то ни было. И если российская сторона не согласна отменить "нефтяные пошлины", то в таком формате Таможенный союз Белоруссии не то что не нужен, но даже вреден. Такое мнение тиражируется не только штатными комментаторами госСМИ, но и рядом независимых экспертов, привлекаемых госагитпропом для пропагандистского обеспечения позиции официального Минска в информационной войне.

На самом деле Таможенный союз - это не аркан, с помощью которого злые московские "имперцы" тянут "Синеокую" в темницу, замышляя что-то плохое. Таможенный союз - это новые возможности для белорусской экономики, это производственные мощности и рынки сбыта, это рабочие места и возможность получать средства для реализации социальных программ.

Значение Таможенного союза для белорусской промышленности трудно переоценить - достаточно взглянуть на географию и объемы поставок белорусской коммунальной и сельхозтехники, машин, прицепов, станков, продукции легпрома... Не только индустрия, но и аграрное производство "завязано" на поставки в Россию. Помимо экономических аспектов, таможенное объединение стимулирует научную и прочие виды кооперации трех стран.

Очень жаль, что Украина пока не готова к "союзу четырех", но это не повод говорить о несостоятельности объединения или о том, что оно необходимо только России и "в некоторой степени" - Казахстану.

Истинной причиной очередной "газовой войны" является невыполнение официальным Минском обязательств по контракту. Спустя две недели официальный Минск признал факт долга и неизбежность его уплаты. Для того, чтобы простимулировать белорусских партнеров, "Газпрому" вновь потребовалось ограничить подачу газа в республику. Déjà vu? Официальный Минск считает, что нарушение условий российско-белорусского контракта по поставкам газа в республику - правомерно. "Газпром" жестко занял прямо противоположную позицию, длительное время указывая белорусской стороне на то, что не правомерной является установленная "Белтрансгазом" в одностороннем порядке цена 150 долларов за тысячу кубометров на потребляемый Белоруссией российский газ. Таким образом, по подсчетам российского поставщика, образовался долг перед "Газпромом" в 192 миллиона долларов.

Практика прошлых лет показала, что взыскать "недоимку" с белорусской стороны будет весьма непросто - к решению проблемы подключился Д.Медведев, одобривший жесткие меры, предложенные А.Миллером. К огромному огорчению официального Минска, российский президент указал главе "Газпрома" на невозможность помочь братской Белоруссии разгрузить склады и совершить бартерную сделку, приняв оплату пирогами, блинами, маслом или чем-то иным, кроме иностранной валюты.

Наблюдатели замерли в ожидании: уплатит ли белорусский партнер эту небольшую, в общем-то, сумму, реализуя эффектный PR-ход или не упустит возможность упустить возможность? Дальнейшее развитие ситуации реализовало самые смелые фантазии политтехнологов. В конфликт вмешался лично А.Лукашенко и потребовал от "Газпрома" оплатить транзит российского газа через Белоруссию, после чего белорусская сторона выполнит свои обязательства. В ответ А.Миллер распорядился сократить подачу газа в Белоруссию на 15%...

Относительно сроков уплаты долга "Газпрома" перед Белоруссией нет ясности. Российская компания не отрицает, что должна оплатить транзит, но настаивает на том, что первыми должны рассчитаться именно белорусские партнеры. Кроме того, головной офис "Газпрома" не подписал акты об оказании услуг по транспортировке (транзите) газа, рассчитанные и подписанные белорусскими коллегами. Официальный представитель "Газпрома" С.Куприянов в данной связи заявил: "Давайте отделим мух от котлет, транзит и поставки газа. Что касается поставки газа, здесь все предметно четко и понятно. Есть определенная по формуле цена, есть цена, по которой в одностороннем порядке платит за газ Белтрансгаз, есть совершенно понятная величина долга, которая составляет 192 миллиона долларов на данный момент, которую нужно погасить и по которой есть совершенно четкие, предусмотренные контрактом санкции, связанные с ограничением поставок".

Нет определенности и с размером задолженности Белоруссии перед "Газпромом": госСМИ сообщают о совершенно разных суммах как белорусской задолженности перед "Газпромом" (от 130 до 192 миллионов долларов), так и долга российской компании за прокачку газа (от 217 до 260 миллионов). Возможно, мы имеем дело с непрофессионализмом отдельных журналистов или сознательным "сливом" недостоверных данных белорусскими чиновниками. Последние, как известно, весьма неординарны в методиках не только выявления, но и подсчета своих и чужих долгов. Однако, в любом случае речь идет, как верно отмечается практически всеми наблюдателсями, о "смешной" сумме. Тем не менее: эти деньги правительство Белоруссии обещало изыскать в течение двух (!) недель и, возможно, даже прибегнуть к внешним заимствованиям в связи со сложностью доступа к валютным ресурсам. Информагенства передают следующие слова вице-пермьера В.Семашко: "Мы рассчитываем, что в течение двух недель мы найдем возможность, позаимствуем, но рассчитаемся за газ".

Более того: чиновники высшего ранга заявили, что республике сложно изыскать валютные ресурсы и оплачивать контрактную цену за газ потому, что "республика выходит из кризиса". В данном контексте в меньшей степени важно то, выходит из кризиса республика или приближается к пресловутому "дну", а важно уже то, что официально признан факт кризиса, который отрицался более года. Мол, в РБ кризиса нет - в РФ, США, ЕС он есть, а белорусская экономика динамично развивается в соответствии с прогнозными показателями (свыше 10% роста ВВП в год), испытывая негативное влияние извне. Это не белорусская промышленность в неудовлетворительном состоянии, это не потребительские качества ее продукции снизились - это во всем мире упал платежеспособный спрос, это россияне не могут себе позволить купить прекрасные белорусские МАЗы, холодильники, телевизоры...

Подобные "пиаровские" ляпы", несомненно, тешат самолюбие критиков официального Минска, но ничуть не снимают градус тревожных ожиданий среди рядовых белорусов, уже почувствовавших стремительный рост цен, сокращение занятости и реальных доходов (хотя Белстат утверждает обратное) и т.д. Уже сегодня на минских рынках цены на ряд наименований импортной сельхозпродукции и белорусской сопоставимы. Например, картофель сорта "Скарб" прошлогоднего урожая продается по 2500 белорусских рублей, молодой белорусский картофель стоит 2500-4500 (в зависимости от размера клубней), а итальянский и марокканский - 3500 белорусских рублей. То есть в "картофельной республике", исконно специализировавшейся на производстве картофеля "второй хлеб" стоит дороже, чем импортный и менее доступен, чем жителям Вильнюса и даже Москвы, где не только доходы населения выше, но и цены ниже. Основные статьи расходов белорусских домашних хозяйств, согласно данным Белстата - это расходы на питание (40%), одежду и обувь, а также коммунальные услуги, на которые в совокупности тратится примерно 2/3 их дохода. Если расценки ЖКХ вырастут, то сократится платежеспособный спрос на товары и услуги "эконом-класса", что сильно ударит по микробизнесу и потребует очередной порции дотаций госпредприятиям, ориентированным на спрос внутреннего рынка. И в Совмине это прекрасно понимают. Как и то, что выход из сложившейся ситуации - системные реформы, предполагающие раскрепощение частной инициативы, стимулирование самозанятости и многого другого, выходящего далеко за рамки провозглашенных, но так и не реализованных мер по дебюрократизации и либерализации.

Таможенный союз ставит под угрозу автаркичность развития Республики Беларусь. В его формате невозможно торить северокорейский путь. Становятся неизбежными не только экономические, но и социальные реформы, трансформация политической системы. Сейчас Белоруссия, являющаяся лидером среди постсоветских (да и европейских) стран по численности сотрудников силовых ведомств и бухгалтеров на душу населения, явно не нацелена на ускоренную модернизацию. В Едином экономическом пространстве, предполагающем свободное перемещение рабочей силы, из Белоруссии (как и в "докризисные" годы) выедут на заработки отнюдь не чиновники и милиционеры, а строители, инженеры, ученые и все те, о ком еще недавно говорилось на правительственных совещаниях в контексте увеличения средней зарплаты по республике до 700-1000 долларов...

Самой актуальной проблемой для белорусского общества является не повышение цен на услуги ЖКХ, а для правительства - не поиск валюты на оплату "газового долга". Корень проблемы - в низкой компетентности руководителей и инертности масс. Проблема с "мозгами", а не с ценами на нефть или газ, взаимоотношениями с Россией или США. Таможенный союз стимулирует трансформацию пресловутой "белорусской модели", чего очень опасаются ярые и латентные местечковые шовинисты. Ведь включение "большой деревни" в систему евразийской кооперации выявляет истинный уровень местной науки, образования, системы соцобеспечения, конкурентоспособность предприятий и потребительские качества производимой ими продукции, а также многое другое, на чем не первый год паразитируют "первые парни".

Поэтому столь много выявилось пресловутых оврагов практически сразу же, как высохли чернила под договоренностями конца 2009 года. Когда время разговоров, вроде бы, прошло, внезапно выяснилось, что практические шаги по реализации Таможенного союза под различными предлогами не делаются, а принятые на высшем уровне решения "нуждаются в дальнейшей проработке".

Договор о кодексе Таможенного союза до сего дня не внесен в повестку дня заседания Палаты представителей Национального собрания Республики Беларусь. Так утверждали еще днем члены Палаты. Но уже вечером 22 июня А.Лукашенко сообщил, что указанный кодекс "мы ратифицируем без проблем". Такой оборот событий подтверждает политическую подоплеку "газового конфликта" и его привязку к теме Таможенного союза. Таким образом, если и можно говорить о политизации "спора хозяйствующих субъектов" (о чем первоначально пытались говорить белорусские чиновники), то лучше всего об этом расскажут в Минске.

22 июня Совет Министров Беларуси направил письмо руководству "Газпрома" за подписью первого вице-премьера В. Семашко. Из опубликованного на БелТА текста следует, что не исполнившие контрактные обязательства белорусские власти возлагают всю вину за сложившуюся ситуацию на российскую компанию, а также намерены в полном объеме сохранить потребление российского газа белорусскими предприятиями за счет потребителей ЕС: "В противном случае "Газпром" будет понуждать производить отбор газа из транзитной газотранспортной системы для удовлетворения в полной мере нужд народного хозяйства и населения Беларуси".

Но настоящая сенсация грянула тогда, когда гостелеканалы растиражировали видеозапись встречи А.Лукашенко с главой МИД Российской Федерации. На С.Лаврова было больно смотреть. По меткому замечанию одного из минских экспертов, руководитель дипведомства союзной державы вынужден был играть роль психоаналитика во время экзальтированного монолога. Телесюжет, прошедший по всем центральным гостелеканалам (а иных в республике нет) донес не только отчаянную мимику С.Лаврова, но и вызвавшее шок в Брюсселе заявление А.Лукашенко о том, что транзит российского газа европейским потребителям через Белоруссию прекращается: "Газпром должен $260 миллионов, с учетом мая, за транзит. Я приказал правительству перекрыть транзит газа через Беларусь, пока не заплатит "Газпром". Они нам за полгода ни копейки не заплатили".

Вину за невыполнение контракта глава союзной республики возложил на российских партнеров, о чем прямо сказал российскому министру и многомиллионной аудитории телезрителей: "Это они не выполняют контракт. Мы молчали, мы об этом не говорили, они там мямлили устами пресс-секретаря, что мы что-то не подписываем и так далее". Тем не менее, А.Лукашенко сообщил, что необходимую для уплаты "Газпрому" сумму он одолжил у "своих друзей" (и, одновременно, "чужих людей") и вскоре она поступит на счета российской компании.

Вечером 22 июня гостелеканалы Белоруссии обрушили шквал критики в адрес России, "Газпрома" в частности и президента Медведева персонально. Фактически были задействованы все, кто хоть что-то мог сказать негативное о противнике официального Минска в "газовой войне" - от руководителя формально независимого социологического центра "ЭКООМ" С.Мусиенко и главного редактора журнала "Беларуская думка" (печатного органа Администрации президента) В.Гигина до прибалтийских "политологов" с очень юными лицами и никому не известными именами. То есть даже участвовать в этой кампании и оправдывать откровенное воровство и истерию в ответ на жесткое противодействие, по большому счету, никто из уважающих себя экспертов не желает. Госагитпропу Республики Беларусь пришлось рекрутировать тех, кто остался "на крайний случай", а также всех "лучших из худших".

Не удивительно, что интерпретация "международной поддержки" позиции официального Минска в данном конфликте тоже была своеобразной: гостелеканалы сообщили о переговорах А.Лукашенко с президентами Казахстана, Азербайджана и даже сирийской делегацией без упоминая о том, какую позицию в данном раскладе заняло руководство этих государств. Более того: со ссылкой на достаточно сомнительные источники была подвергнута достоверности готовность Украины обеспечить дополнительный транзит российского газа в Европу по своей территории в связи с перекрытием Белоруссией транзита - в то время, как было обнародовано заявление премьер-министра этой страны Николая Азарова о готовности обеспечить прокачку газа сверх нормы в объеме 15-20 млрд кубометров. Таким образом, официальный Минск усугубил и без того непростые в последнее время отношения с южной соседкой.

"Беларусь как современное эффективное государство состоялось", а вот "энергетическая держава сдувается на глазах самым некрасивым образом" - сообщил Первый телеканал НГТРК РБ в сюжете о "газовой войне" с Россией. В обоснование данного вывода были приведены и интервью с российскими обозревателями.

Таким образом, официальный Минск предпочел не платить долг, образовавшийся в результате несоблюдения условий "газового контракта", а развязать психологическую войну на уровне высшего руководства стран, которая очень быстро переросла в полномасшатабный информационный, а затем - и политический, международный конфликт. В него оказались втянуты не только соседние Украина, Латвия и высшее руководство ЕС, но даже неевропейские страны. Издержки "газового противостояния" между Минском и Москвой в полной мере еще только предстоит оценить. Как предварительный важный вывод зафиксируем: эскалации конфликта можно было избежать. Ключевую роль в его развитии сыграли руководители двух стран. Кремль не высказал (скорее всего, и не выскажет) своих предпочтений относительно той фигуры, которую он хотел бы видеть на посту белорусского президента, но, очевидно, совершенно однозначно определился по вопросу того, кто ему в этой роли антипатичен.

Сергей Шиптенко - член Совета общественной организации "Новая экономика" (г.Минск)

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.