О ситуации со свободой слова в Латвии и Эстонии

Рига, 22 июня 2010, 02:06 — REGNUM  

Неправительственная организация Freedom House, базирующаяся в Вашингтоне, составила очередной Рейтинг свободы прессы в мире за 2010 год. Выводы о состоянии свободы СМИ специалисты организации делают на основе оценки таких критериев, как свобода слова, степень правительственного контроля над СМИ, условия работы журналистов в стране, случаи применения насилия по отношению к журналистам, экономическая и политическая ситуация в стране, и так далее.

Российская Федерация в этом рейтинге заняла 175 место, а государства Балтии имеют более высокие места: Эстония 19-е, Латвия - 56-е.

Но давайте смотреть фактам в лицо. Мы приводим некоторые примеры отношения к журналистам в этих странах "со свободной прессой".

С первых дней независимости этих балтийских государств стало хорошим тоном всячески осложнять жизнь и препятствовать работе российских и русских журналистов, аккредитованных в этих странах. Причем, давление оказывается также на тех журналистов других стран, кто лоялен к России. Такое отношение за 20 лет не только не исчезло, но всё более усугубляется. И если в первые годы своей независимости власти Латвии и Эстонии напрямую или косвенно ограничивались угрозами высылки, то со вступлением в Евросоюз они многократно усилили гонения, вероятно, ощущая за спиной мощь поддержки европейского сообщества.

Начнем с того, что рассказала финская журналистка Леена Хитанен. В 1995 году депутат эстонского Парламента Пауль Ээрик Руммо объявил журналистку "членом русской пропагандистской машины" из-за того, что она всего лишь взяла интервью у известной правозащитницы Ларисы Семеновой, заместителя директора таллиннского Центра информации по правам человека!

После этого в 1996 и 1999 годах Леена Хитанен сталкивалась с трудностями по получению визы; был объявлен недействительным ее вид на жительство; ее фотограф был допрошен полицией безопасности. Полиция хотела знать, кто является информаторами Леены Хитанен. Секретарь тогдашнего эстонского премьер-министра Марта Лаара госпожа Сирье Киин обзванивала финские газеты и финское посольство в Таллине и требовала, чтобы журналистку уволили и выслали. По словам Хиетанен с такими проблемами сталкивались и другие финские журналисты.

За прошедшие годы ничего не изменилось. Факты, которые приводит Леена Хиетанен - это срез деятельности властей и спецслужб Эстонии (и Латвии) по отношению к неугодным журналистам, которыми они пользуются с момента обретения независимости. Существует целый ряд методов, которые прибалтийские спецслужбы используют в этой борьбе.

Во-первых, консульства отказывают в выдаче виз неугодным журналистам.

Вот история с Юрием Снегиревым, журналистом российской газеты "Известия". Он вел репортажи из Таллина сразу после того, как эстонские власти перенесли памятник Бронзовому солдату из центра города на кладбище. Тогда вся русская диаспора вышла на улицы в знак протеста. Правительство во главе с Андрусом Ансипом выступило с позиции силы: в ход пошли полицейские дубинки, а в пустующих ангарах морского порта срочно организовали подобие концлагеря. Туда стаскивали избитых туристов, предварительно сковав руки пластиковой лентой - стальных наручников на всех не хватало. Был убит российский гражданин Дмитрий Ганин. Убийцы до сих пор не найдены.

Юрий Снегирев - репортер, и он брал интервью по обе стороны баррикад. После того, как встретился с активистами "Ночного дозора" - общественной организации, защищавшей памятник солдату, заметил за собой слежку. Позднее, в Москве он вручил ежегодную премию газеты "Известия" Дмитрию Линтеру, лидеру эстонской русскоязычной общественной организации "Ночной дозор", выступавшей против переноса Бронзового солдата.

Спустя два года Снегирев вновь собрался в командировку в Эстонию, оформил документы. Через два дня ему вернули паспорт без визы и бумагу, в которой значилось, что в визе отказано без объяснения причин и что причины эти он не может узнать ни при каких обстоятельствах.

Казалось бы, Эстония - часть Евросоюза, где чтят демократические принципы. Эстонцы не могли отказать журналисту выполнять свой профессиональный долг. Но отказали.

Другой пример. Российский режиссер Борис Чертков в 2009 году снял фильм "Прибалтика. История одной "оккупации". Фильм посвящен событиям, которые до сих пор вызывают в Прибалтике споры и резкие оценки. Это рассказ о годах, которые страны Балтии провели в составе Советского Союза, и о том, что происходило после выхода из СССР. Накануне 5-летия вступления этих стран в Европейский союз участники фильма оценивали плюсы и минусы интеграции Эстонии, Латвии и Литвы в Европу. В фильме участвуют бывшие премьер-министры стран Балтии, депутаты Сеймов, историки, экономисты и журналисты, представители властных структур бывшего СССР и России, историки.

Интерес к фильму был сильно подогрет резкими оценками балтийских политиков. В частности, министр иностранных дел Латвии Марис Риекстиньш объявил его пропагандистским. На показ фильма в странах Балтии был введен запрет официальными властями.

Чтобы прояснить ситуацию, 14 апреля 2009 года была организована презентация фильма в Риге. В ней собирались принять участие авторы - продюсер фильма Валерий Шеховцов и режиссер-постановщик фильма Борис Чертков. Однако посольство Латвии в Москве отказало Борису Черткову в визе без объяснения причин.
Отказ властей Латвии выдать визу российскому режиссеру вызвал недоумение в МИД России, сообщил официальный представитель российского внешнеполитического ведомства Андрей Нестеренко. "Фильм далек от однозначных утверждений и представляет собой скорее приглашение к дискуссии по этой теме. Но, судя по всему, латвийские власти не готовы к открытому и непредвзятому обсуждению мнений, не совпадающих с их официальными оценками советского периода в истории Прибалтики, раз отказывают во въезде в Латвию российскому тележурналисту", - говорится в комментарии.

Подобные действия наглядно показывают, чего на практике стоят демагогические заявления официальной Риги о приверженности принципу "свободы слова", готовности вести с нами диалог по любым "сложным" темам нашей совместной истории.

Сам режиссер Борис Чертков был готов к прямому, открытому диалогу, но ему не дали возможности объяснить свою позицию, отказав во въезде в Латвию.

Еще один пример. Шеф-редактор электронной версии еженедельника "Российские вести" Дмитрий Ермолаев в июне 2008 года намеревался посетить саммит Совета государств Балтийского моря. Ермолаев входит в журналистский пул МИД РФ и оформлял визу при поддержке Консульского департамента. Консульский отдел посольства Латвии в Москве без объяснения причин аннулировал визу. Ермолаев считает, что это действие связано с вмешательством руководителя латвийского Бюро по защите Конституции Яниса Кажоциньша, который неоднократно упоминался в критических публикациях журналиста. Как заявил Ермолаев, отказ в выдаче ему въездной визы является попыткой давления на российские СМИ, которые отражают проблемы русскоязычного населения Латвии.

В июле 2008 года Латвия отказала во въезде и калининградскому корреспонденту информационного агентства REGNUM Андрею Выползову. Пикантность ситуации состояла в том, что журналист победил во Всероссийском конкурсе в честь 50-летия Евросоюза, за что был премирован московским представительством Европейской комиссии трехдневной поездкой в Ригу. Ему вернули паспорт с соответствующим штампом. При этом за счет представительства Европейской комиссии в Москве на имя журналиста уже был приобретен авиабилет и забронирован номер. Интересно, что сотрудница Еврокомиссии настоятельно просила его не говорить в латышском консульстве, что он едет в Ригу по линии представительства, уточнив: поскольку отношения между Латвией и Россией сложные, лучше будет указать в качестве цели поездки туризм, - рассказал Андрей Выползов.

Второй метод воздействия на неугодных журналистов в Прибалтике - прямая дискредитация, стремление испортить профессиональную репутацию.

Каждую весну Полиция Безопасности Эстонии (КАПО) выпускает информационный ежегодник - книгу, в которой представлены все "главные враги" Эстонской Республики. В принципе, на такой анахронизм в стиле сталинских времен можно было бы не обращать внимания, если бы эстонские чиновники не принимали этот труд как руководство к действию. В отчетах за 2007 и 2008 годы мы находим, например, информацию о российских журналистах. Описывая деятельность "русских экстремистов" в Эстонии, составители ежегодников относят к ним почему-то Екатерину Зорину - собственного корреспондента телеканала "Россия", и Галину Сапожникову, обозревателя российской газеты "Комсомольская правда". Отмечается, что они проявляют "особую прыть в распространении лжи и пропаганды". Под последним подразумевается, например, то, что журналистки, исполняя свой профессиональный долг, делают репортажи с ежегодных слетов ветеранов СС, которые с одобрения властей проводятся в эстонском местечке Синимяэ.

Неугоден Полиции Безопасности и международный медиа-клуб "Импрессум", созданный журналистами "Комсомольской правды", в котором собираются представители эстонского медиа сообщества, чтобы обсудить интересные творческие и общественные темы. В клубе выступают достаточно известные деятели медиа сферы, а также лидеры общественного мнения из России и из других стран мира. Кроме этого, "Импрессум" проводит конкурсы и мастер-классы и организовывает поездки журналистов из Эстонии в Россию. Кстати, одному из победителей организованного медиа-клубом конкурса "Некороткая память" журналисту "Постимеэс" Андрею Бабину руководство газеты пригрозило увольнением, в случае, если он примет награду и отправится в творческую командировку в Россию. Журналист выбрал поездку и вынужден был уволиться.

Эстонская Полиция Безопасности пытается вмешиваться и в бизнес. Так, в 2009-м году КАПО пыталось воспрепятствовать презентации изданной медиа-клубом книгу "Последний эстонский герой", посвященную Арнольду Мери, который первым из эстонцев получил Золотую Звезду Героя Советского Союза. Чтобы сорвать мероприятие, руководство КАПО "настоятельно рекомендовало" владельцам нескольких арендованных конференц-залов в разгар финансового кризиса аннулировать договор об аренде и вернуть клубу деньги.

Но и это еще не все. В декабре 2009 года комиссар эстонской Полиции Безопасности Андрес Кахар опубликовал в газете "Ээсти Пяэвалехт" эссе, в котором без каких бы то ни было оснований обвинил журналистку газеты "Комсомольская правда" Галину Сапожникову (которая возглавляет основанный в Таллине медиа-клуб "Импрессум") в связях со Службой внешней разведки РФ (СВР). Фактов, которые доказывали бы справедливость этого обвинения, в публикации приведено не было. Зато было дано распоряжение не переводить эту статью на русский язык и не публиковать, дабы не сделать ее доступной публике, говорящей на русском языке. За этими обвинениями, не имеющими под собой ни аргументов, ни судебных разбирательств, последовали репрессии: всякий раз когда Галина Сапожникова пересекает границу, она подвергается унизительному досмотру со стороны эстонских пограничников, с перлюстрацией бумаг и блокнотов, о чем свидетельствуют многочисленные протоколы. Сапожникова рассказывает, что сталкивалась с давлением со стороны властей и угрозами немедленной высылки из страны еще на заре эстонской независимости - в середине 90-х. За это время репрессивная машина по отношению к журналистам, мнение которых отличается от официальной точки зрения, только набирала обороты.

Русские журналисты Прибалтики регулярно получают "приветы" от властей в виде обысков: в феврале 2007 года тщательному досмотру на латвийско-эстонской границе был подвергнут шеф-редактор газеты "Комсомольская правда" в Северной Европе Олег Самородний. Что примечательно, пограничников тоже интересовали исключительно рабочие блокноты. Не надо быть провидцем, чтобы догадаться, как и в случае с бесконечными досмотрами его коллеги Галины Сапожниковой, представителям спецслужб ни разу не удалось обнаружить в их вещах чего-либо запрещенного к провозу в Эстонию. Скорее всего, обыск был использован в качестве метода психологического давления, как и попытки сотрудников Полиции Безопасности незримо сопровождать журналистов на всех интервью, "неся дежурство" за соседними столиками в кафе.

Попытки медиа-клуба "Импрессум" способствовать построению гражданского общества в Эстонии, создав дискуссионную площадку для русских и эстонских журналистов, названы Полиций Безопасности опасными для государства и в последнем отчете, опубликованном в апреле 2010 года. Безосновательные обвинения, оскорбительные фото-коллажи, небрежное отношение к фактам и откровенная ложь - вот что демонстрирует эстонская "охранка" в своей затянувшейся войне с русскоязычным медиа сообществом. И это несмотря на то, что в Эстонии проживает 30 процентов населения, родным языком которого является русский!

Третий метод - прямое вмешательство они в творческий процесс, скрытые и открытые формы надзора.

Например, режиссер-документалист Олег Беседин, автор фильмов о Бронзовом солдате и Герое Советского Союза Арнольде Мери, регулярно приглашается на "промывку мозгов" в Полицию Безопасности Эстонии, где ему диктуют, что и как он должен снимать.

Другой режиссер-документалист, Екатерина Талдонова из московской кинокомпании "Мастер-фильм" в октябре 2009 года отправилась в Ригу собирать материал для фильма. Намерения были самые добрые. Но ситуация стала накаляться еще в Москве, когда в консульстве задержали визу. При въезде в Латвию на границе Талдонова подверглась тотальному обыску. На вопрос: "Что вы ищете?" - латышские пограничники отвечали: "Документы, фотографии. Нам был сигнал". В Риге неприкрытая слежка сопутствовала всему сроку пребывания Талдоновой. Режиссера и ее друзей всюду фотографировали: в музее оккупации, в ресторанах, в магазинах, в отеле. В таком режиме тотальной слежки Талдонова не решилась подвергать риску людей, которые могли бы стать участниками фильма и отказалась от съемок. Власти дождались ее отъезда и показали по телевидению репортаж о том, что она будто бы пробралась в страну под видом туристки и что-то тайно снимала. По следам этой поездки продюсер группы уже получил отказ в Шенгенской визе в Чехию.

Четвертый метод: месть журналистам за критические публикации о ситуации в странах Балтии, чем не гнушаются даже официальные структуры.

В конце 90-х с этим столкнулся режиссер-кинодокументалист Алексей Шишов, снявший фильм "Латвийские хроники" - о том, как жила и развивалась страна Латвия с 30-х по 90-е годы 20 столетия. Сразу после премьеры режиссер получил официальную бумагу от латвийского МИДа, в которой было написано, что его фильм - "это клевета на латвийскую действительность и геббельсовская пропаганда" и что отныне его въезд в Латвию будет затруднен.

Журналист латвийской русскоязычной газеты "Час" Игорь Ватолин прочувствовал на себе другое проявление "прибалтийской демократии": ему, постоянному жителю Латвии, без объяснения причин был запрещен въезд в Эстонию на 10 лет - вероятно, за гражданскую позицию, занятую им по отношению к переносу Бронзового Солдата.

Под предлогом того, что "журналисты представляют опасность" для Эстонии на 10 лет был запрещен въезд в страну и другим латвийским журналистам - Елене Слюсаревой из русскоязычной газеты "Вести сегодня" и главному редактору латвийского русскоязычного портала "Весточка" Сергею Малаховскому. Последний, кстати, в марте 2010 года был уволен со свой должности и лишен доступа к управлению порталом - за ярко выраженную гражданскую позицию по отношению к неонацизму.

Все факты, которые мы приводим, были взяты нами из открытых источников и, следовательно, должны быть известны и экспертам уважаемой организации "Freedom Haus", которая составляет ежегодные рейтинги свободы прессы. Хотелось бы верить, что недостаток информации о нарушении прав русскоязычных журналистов в странах Балтии с нашей помощью будет восполнен, что позволит сделать международную медиа карту по-настоящему объективной.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.