Этот день в истории: 1579 года. 21 июня отряд атамана Ермака поступает на службу к купцам Строгановым

, 21 июня 2010, 13:24 — REGNUM  

Ермак Тимофеевич, покоритель Сибири. Лубок XIX века.

1579 года. 21 июня отряд атамана Ермака поступает на службу к купцам Строгановым

«Мы говорили о происхождении, доброй и худой славе, верности и неверности донских Козаков, то честных воинов России, то мятежников, ею не признаваемых за Россиян. Гневные отзывы Иоанновы о сей вольнице в письмах к Султанам и к Ханам Таврическим были истиною: ибо Козаки, действительно, разбивая купцев, даже Послов Азиатских на пути их в Москву, грабя самую казну Государеву, несколько раз заслуживали опалу; несколько раз высылались дружины воинские на берега Дона и Волги, чтобы истребить сих хищников: так в 1577 году Стольник Иван Мурашкин, предводительствуя сильным отрядом, многих из них взял и казнил; но другие не стремились: уходили на время в пустыни, снова являлись и злодействовали на всех дорогах, на всех перевозах; в быстром набеге взяли даже столицу Ногайскую, город Сарайчик, не оставили там камня на камне и вышли с знатною добычею, раскопав самые могилы, обнажив мертвых. К числу буйных Атаманов Волжских принадлежали тогда Ермак (Герман) Тимофеев, Иван Кольцо, осужденный Государем на смерть, Яков Михайлов, Никита Пан, Матвей Мещеряк, известные удальством редким: слыша, как они ужасают своею дерзостию не только мирных путешественников, но и все окрестные Улусы кочевых народов, умные Строгановы предложили сим пяти храбрецам службу честную; послали к ним дары, написали грамоту ласковую (6 Апреля 1579 года), убеждали их отвергнуть ремесло, недостойное Христианских витязей, быть не разбойниками, а воинами Царя Белого, искать опасностей не бесславных, примириться с Богом и с Россиею; сказали: "имеем крепости и земли, но мало дружины: идите к нам оборонять Великую Пермь и восточный край Христианства". Ермак с товарищами прослезился от умиления, как пишут: мысль свергнуть с себя опалу делами честными, заслугою государственною и променять имя смелых грабителей на имя доблих воинов отечества, тронула сердца грубые, но еще не лишенные угрызений совести. Они подняли знамя на берегу Волги: кликнули дружину, собрали 540 отважных бойцов и (21 Июня) прибыли к Строгановым - "с радостию и на радость, - говорит Летописец: - чего хотели одни, что обещали другие, то исполнилось: Атаманы стали грудью за область Христианскую. Неверные трепетали; где показывались, там гибли". И действительно (22 Июля 1581 года) усердные Козаки разбили наголову Мурзу Бегулия, дерзнувшего с семьюстами Вогуличей и Остяков грабить селения на Сылве и Чусовой; взяли его в плен и смирили Вогуличей. Сей успех был началом важнейших».

Цитируется по: Карамзин Н.М. История государства Российского. М.: Эксмо, 2006.

История в лицах

Грамота Ивана IV купцам Строгановым:

От царя и великого князя Ивана Васильевича, всеа Руси – на Чюсовую, Максиму Яковлевичу сыну да Миките Григорьеву сыну Строгановым. Писал к нам из Перми Василий Пелепелицын, что послали вы из острогов своих Волжских атаманов и казаков, Ермака с товарыщи, воевати Вотяки и Вогуличи и Пелынские и Сибирские места сентября в 1 день, а в тот же день, собрався, Пелынский князь с Сибирскими людми и с Вогуличи приходил войною на наши пермские места и к городу к Чердыни к острогу приступил, и наших людей побили и многие убытки нашим людей починили. И то сделано вашею изменою: вы Вогуличь и Вотяков и Пелынцов от нашего жалованья отвели и их задирали, и тем задором с Сибирским салтаном ссорили нас.

А Волжских атаманов к себе призвав, воров наняли в свои остроги без нашего указу. А те атаманы и казаки преж того ссорили нас с Ногайскою ордой, послов Ногайских на Волге, на перевозех побивали и Ордобазарцов грабили и побивали, и нашим людем многие грабежи и убытки чинили. И им было вины свои покрыти тем, что было нашу Пермскую землю оберегать, и они зделали с вами вместе по тому ж, как на Волге чинили и воровали: в которой день к Перми к Чердыни приходили Вогуличи сентября в 1 день, и в тот же день от тебя из острогов Ермак с товарыщи пошли воевать Вогуличь, а Перми ничем не пособили.

И то всё сталося вашим воровством и изменою. А толко бы вы нам служили и вы б тех казаков втепоры в войну не посылали, а послали их и своих людей из своих острогов нашие Пермьские земли оберегать!

И мы послали в Пермь Воина Оничкова и велели тех казаков, Ермака с товарищи, взяв отвести в Пермь и в Усолье в Камское, и туто им стоять велели, разделяся, и из тех мест на Пелынского князя зимою на нартах ходить воевать велели есмя тем всем казаком и Пермичем и Вятчином, с своими посланники с Воином с Оничковым и с Иваном с Глуховым, чтоб вперёд воинские люди, Пелынцы и Отяки и Вогуличи, с Сибирскими людми на наши земли войною не пришли и нашие земли не извоевали. А велели есмя тем казаком быти в Перми до весны и на Отяки и на Вогуличи ходить с Воином воевать и их в нашу волю приводить по нашему указу.

А вы б, обсылася в Чердынь с Василием с Пелепелицыным и с Воином с Оничковым, посылали от себя воевать Вогуличь и Отяков. А однолично б есте, по сей нашей грамоте, казаков всех толко к вам из войны пришли, послали их в Чердынь, тотчас, и у себя их не держали; а будет для приходу вам в остроге быти нелзя (т.е. если вам из-за возможного прихода туземцев в острогах без казаков быть нельзя), и вы б у себя оставили немногих людей, человек до ста с которым атаманом, а досталных всех выслали в Чердынь однолично, тотчас. А не вышлете из острогов своих в Пермь Волжских казаков, атамана Ермака Тимофеевича с товарыщи, а учнёте их держати у себя и Пермских мест не учнёте оберегати, и такою вашею изменою что над Пермские месты учинитца от Вогуличь и от Пелынцев и от Сибирского салтана вперёд, – и нам в том на вас опала своя положити болшая, а атаманов и казаков, которые вам служили, а нашу землю выдали, велим перевешати.

И вы б тех казаков однолично отпустили в Пермь и нашим делом над Пелынцы и над Вогуличи и над Отяки промышляли, по нашему указу, ссылался о том с Василием с Пелепелицыным и с Воином Оничковым, чтобы дал Бог их извоевать и в нашу волю привести, а Пермьской земли и ваших острогов уберечи.

Цитируется по: Покорение Сибири и Иван Грозный // Вопросы истории, № 3. 1947

Мир в это время

В 1579 году экспедиция Фрэнсиса Дрейка пересекает Тихий океан и высаживается на Марианских островах

Портрет Ф.Дрейка. Н.Хиллиард. 1581 год

«У 38° с. ш. в бухте (теперь Дрейкс-Бей) 17 июня 1579 г. англичане высадились на берег и приступили к ремонту корабля, занявшему шесть недель. Дрейк разбил лагерь и укрепил его. Жители (калифорнийские индейцы) подходили к лагерю группами, но не проявляли враждебных намерений, а только с изумлением смотрели на пришельцев. Англичане раздавали им подарки и старались жестами показать, что они не боги и нуждаются в пище и питье. У лагеря стали собираться толпы индейцев — голые дети, мужчины, большей частью нагие, женщины, носившие «юбки из тростника, растрепанного как пакля, а на плечах — оленьи шкуры». Они приносили пиратам перья и мешки с табаком. Однажды, когда в лагерь пришли вождь, его воины в меховых плащах и толпа голых индейцев с женщинами и детьми, пират решил, что настал момент для присоединения к английским владениям открытой им страны.

У одного индейца был «скипетр» из черного дерева, три костяных цепочки и мешок с табаком. «...От имени королевы Дрейк взял в руки скипетр и венок, а вместе и власть над всей страной, назвав ее «Новым Альбионом», на что были две причины: белый цвет прибрежных скал и желание связать страну с нашей родиной, которая некогда так называлась». Перед отплытием Дрейк поставил на берегу столб. На медной пластинке, прибитой к столбу, были вырезаны имя Елизаветы, даты прибытия англичан в страну и «добровольного подчинения» ее жителей королеве. Ниже пират вставил серебряную монету с изображением королевы и ее гербом и вырезал свое имя (пластинка обнаружена в 1923 г., утеряна и вновь найдена в 1926 г.).

Дрейк решил идти от Нового Альбиона через Тихий океан к Молуккам. В конце июля на открытых им о-вах Фараллон (37° 45' с. ш., 123° з. д.) англичане запаслись провизией — мясом морских львов, яйцами и мясом диких птиц — и взяли курс на Марианские о-ва. 65 или 66 дней моряки не видели ничего, кроме неба и моря. В конце сентября вдали показалась земля — один из Марианских о-вов. Но из-за противных ветров Дрейк только в ноябре увидел Молукки. Остановился он у Тернате, выяснив, что правитель острова был врагом португальцев. Англичане получили через него много провизии и двинулись дальше. К югу от Сулавеси, у необитаемого островка, пираты простояли месяц: их судно нуждалось в ремонте, а они сами - в отдыхе. Затем еще месяц корабль блуждал в лабиринте островков и отмелей близ южных берегов Сулавеси, причем едва не погиб, наскочив на риф. У Явы пираты узнали, что невдалеке стоят корабли, такие же большие, как «Золотая дань». Дрейк решил не медлить, не имея ни малейшего желания встретиться с португальцами, и взял курс прямо на мыс Доброй Надежды. «Золотая лань» обогнула мыс в середине 1580 г., а 26 сентября 1580 г. бросила якорь в Плимуте — через 2 года 10 месяцев после того, как покинула Англию, завершив второе, после испанского корабля «Виктория», кругосветное плавание. И Дрейк ставил себе в особенную заслугу, что он был первым командиром, который не только начал, но и закончил кругосветное плавание.

Пиратский «рейд» Дрейка открыл для английских и голландских кораблей морские пути, известные ранее только испанцам и потругальцам, и резко ухудшил англо-испанские отношении. Испанский посол в Англии требовал примерного наказания пирата и возвращения награбленного добра, которое оценивалось в несколько миллионов золотых рублей, но английская королева осыпала милостями Дрейка, дала ему титул баронета, открыто гуляла с ним в своем саду и жадно слушала рассказы о его похождениях».

Цитируется по: Магидович И.П., Магидович И.М. Очерки по истории географических открытий. Том 2. М.: Просвещение, 1983. с.319-320

Материал предоставлен АНО "Руниверс"

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.