Михаил Демурин: О прибалтийском "решалове" и долге госслужащего

Рига, 18 июня 2010, 09:49 — REGNUM  

Доктор политических наук Татьяна Викторовна Полоскова выступила с пространным комментарием относительно российской политики в Прибалтике. Его суть сводится к следующему: никакой "оттепели" в отношениях с прибалтами нет, вектор российской политики пока не сменился, хотя подготовка к этому и идет, причем МИД России к инициированию такой смены отношения не имеет, и более того - ей препятствует. Так ли это на самом деле?

Начнем с того, что вектор политики России в Прибалтике сменился еще в марте 2005 года с односторонним и необоснованным отказом от линии на подписание с Латвией и Эстонией в одном пакете договоров о границе и деклараций об основах отношений (так называемых "больших политических документов"). В декларациях, используя преимущественный интерес Риги и Таллина, а также их патронов на Западе, к скорейшему договорному оформлению своей границы с Россией, имелось в виду вывести прибалтов на обязательства о прекращении дискриминации нетитульного населения, неиспользовании их территории в качестве плацдарма для действий, угрожающих безопасности России, гарантиях беспрепятственного транзита российских грузов по их территории (тогда была еще свежа память о присоединении Латвии, Литвы и Эстонии к санкциям против Югославии), отказе от любых претензий к России, связанных с совместной историей (подробно этот сюжет был освещен в интервью автора информационному агентству REGNUM. Фактически это решение привело к отказу и от комплексного, или "пакетного" подхода к отношениям с прибалтийскими государствами в целом - подхода, в котором прогресс на экономической составляющей отношений увязывался с решением интересующих Россию вопросов политического и правозащитного свойства. Возобладала установка на "прагматизм".

Т. В. Полоскова с полным основанием ставит под вопрос плоды этого "прагматизма" для укрепления позиций России в Прибалтике и подчеркивает, что благоприятный политический фон нужен, прежде всего, для продвижения корпоративных интересов российских бизнес-структур, которые "зачастую не имеют никакого отношения к государственным интересам нашей страны, а иногда прямо противоположны им". Странно было бы ожидать от таких компаний осуждения ситуации с правами человека в Прибалтике или отказа вести дела с теми, кто позволяет себе русофобские и антироссийские действия. А терпеть ситуацию, когда именно такие компании оказывают влияние на принятие внешнеполитических решений в Администрации Президента России, о чем пишет Полоскова, не странно?

И здесь в анализируемом нами комментарии осуществляется вторая принципиальная подмена понятий. Серьезные политические решения в отношении Прибалтики, Украины, Молдавии и т. д. в итоге принимаются, конечно же, в Администрации Президента, но не в коридорах, а в конкретных кабинетах, где сидят конкретные государственные чиновники. Они принимаются, видимо, и под влиянием определенных "лоббистских кругов", но не надо пытаться убеждать нас, что на эти решения не влияет позиция Правительства и МИД России. Вопрос в том, чтобы эта позиция имелась и была государственнической, патриотической. Да и с Государственной Думы ответственность за решения в соответствующей сфере компетенции никто не снимал и не снимает. Ответственность всех вышеперечисленных государственных органов прописана в законодательстве, и об этом имеет смысл помнить их сотрудникам.

Т.В.Полоскова ставит в заслугу "профильному Департаменту МИД России", то есть, судя по всему, Второму Европейскому департаменту, что "идти на поводу у инициаторов лоббистских схем там никто не собирается". А на поводу каких схем шел этот департамент и МИД России в целом, когда не стал должным образом реагировать на реваншистское решение Конституционного суда Латвии по российско-латвийскому договору о границе, а также на нарушение пакетного соглашения о выводе российских войск с территории Латвии от 1994 года, выразившееся в демонтаже памятника советским воинам в латвийском городе Бауска в августе 2007 года? Когда не проявил должной координирующей роли в применении всех необходимых рычагов для того, чтобы не допустить осквернения могил и демонтажа памятника воину-освободителю в Таллине? Когда выпускал непроработанное соглашение о воинских захоронениях с Латвией? Когда проявлял аморфность перед лицом выдвигаемых в отношении России претензий за так называемую "оккупацию"? Когда допустил оскорбительное для всех ветеранов Великой Отечественной войны и всего народа России решение по известному делу Василия Макаровича Кононова? Символическими стали сюжеты с получением первым президентом России Б.Н.Ельциным в 2006 году латвийской государственной награды, а в 2010 году - бывшим президентом и премьер-министром Литвы Бразаускасом - российского ордена, в которых МИД по определению должен был сыграть свою роль. Примечательно, что в 2009 году, когда Литва встала на позиции наиболее непримиримого из всех прибалтийских государств противника России, литовскую награду получил и заместитель директора Второго Европейского департамента МИД России Д.Ю.Цветков.

Одним словом, хотелось бы, чтобы при новом руководителе Второго европейского департамента В.И.Татаринцеве у нас появились основания более оптимистично оценивать и само состояние нашей политики в отношении Латвии, Литвы и Эстонии и конкретную роль в них указанного подразделения и МИД России в целом. Пока, однако, приходится оставаться на позиции, изложенной мною в 2008 году в статье "Политика России в Прибалтике: так и будем ходить по кругу?". Во всяком случае, ничего значимого, что опровергло бы критический разбор итогов недавнего заседания Российско-латвийской межправительственной комиссии по сотрудничеству ИА REGNUM и сделанные в этом же ключе заявления латвийских официальных лиц мы от МИД России пока не услышали. А это заседание было знаковым во многих смыслах, в том числе и в смысле "расчистки" для его проведения информационного поля на Псковщине.

Политическое мужество государственного служащего состоит не в том, чтобы не идти на поводу у лоббистских схем, то есть не совершать должностного преступления. И не в том, чтобы увериться в "достоинстве своих намерений" и на этой основе проявлять "реальный прагматизм". Мужество и долг в том, чтобы глубоко проникнуться отечественной политической традицией и долгосрочными интересами Государства Российского и последовательно проводить их в жизнь. Если надо, вступая в конфликт с теми вышестоящими начальниками в своем или более высоких государственных учреждениях, которые этими интересами не руководствуются в силу своей ангажированности в "схемы" или просто по бескультурью и нерадивости. Не за горами время, когда спросится со всех - и с начальников, и с тех, кто из карьерных соображений идет у них на поводу.

Михаил Демурин - чрезвычайный и полномочный посланник 2 класса, директор по программам Института динамического консерватизма

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail