Факторы внутриполитической дестабилизации в Армении и ОДКБ: Аналитический доклад

Баку, 15 Июня 2010, 17:00 — REGNUM  

Дестабилизация ситуации в Киргизии поставила масштабные оперативные задачи перед Россией и Организацией Договора о коллективной безопасности (ОДКБ). Временное руководство среднеазиатской республики обратилось за помощью к Москве и, очевидно, в дальнейшем именно Россия будет нести ответственность за возможную операцию Коллективных сил оперативного реагирования (КСОР) ОДКБ (первую в своем роде с момента создания) на юге Киргизии.

В связи с этим вопрос о возможной дестабилизации внутренней общественно-политической ситуации в других странах - членах организации приобретает особую актуальность.

Внутренние риски в Казахстане и Белоруссии в текущий период нельзя считать интенсивными. Ситуация в республиках хорошо контролируется властями. Вместе с тем, события в Оше, вне всякого сомнения, повлекут за собой общественно-политический эффект в Узбекистане и Таджикистане, однако последствия и риски этого "резонанса" в сложившейся ситуации будут, вероятнее всего, направлены не внутрь этих стран, а обратно в Киргизию.

Тесный диалог Москвы с властями Узбекистана и Казахстана должен возыметь стабилизирующий эффект. Узбекская сторона в текущей ситуации должна всячески сглаживать и "тушить" информационный поток, свидетельствующий об этнической составляющей конфликта в Оше, чтобы не допустить масштабной братоубийственной войны. С этой целью размещение миротворческих сил ОДКБ на рискованных участках киргизско-узбекской границы способствовало бы нивелированию угроз.

Внутриполитическая ситуация в Таджикистане в настоящее время в целом стабильна, однако, учитывая социально-экономическую напряженность и слабость систем государственного управления и армии, а также сложные отношения между Таджикистаном и Узбекистаном, существует риск дестабилизации ситуации в таджикско-узбекских приграничных регионах. Не утратил деструктивного содержания и "афганский фактор", воздействующий на Таджикистан независимо от внешнеполитической линии Ирана, Таджикистана и властей Афганистана на формирование "персидского блока". Учитывая это, руководство Таджикистана нуждается в максимально оперативных и публичных консультациях относительно текущей ситуации, существующих угроз и мерах по стабилизации обстановки.

Точкой ассиметричной (наряду с Киргизией) для России и ОДКБ внутренней дестабилизации может стать Армения. Можно сказать, что с точки зрения внутриполитической стабильности Армения - наиболее уязвимая точка ОДКБ, не считая Киргизию, где ситуация уже взорвалась.

Важно отметить, что миссию США в Ереване в настоящее время возглавляет Мари Йованович - бывший американский посол в Киргизии, приложившая руку к свержению Аскара Акаева. Йованович продолжает привычную активность и в Армении. В частности, посольство США планомерно подпитывает различные общественные организации, в том числе и так называемый "Хельсинский комитет Армении". Руководитель этой структуры Аветик Ишханян был замечен во время инцидентов на площади Свободы в Ереване в конце мая 2010 года, когда радикальная оппозиция решила заявить о себе после достаточно длительного перерыва.

Вероятность негативного сценария в Армении в текущих условиях может расцениваться как незначительная, однако вполне вероятная. Между тем, факторы, способствующие дестабилизации внутриполитической ситуации в республике, остаются неизменными уже длительное время. Общественный протест может быть консолидирован вокруг следующих факторов (в порядке убывания значения и потенциальной взрывоопасности):

Карабахский конфликт и отношения с Турцией

На общественном уровне эти две проблемы рассматриваются как единое целое, хотя официальная позиция властей разделяет их. Главной особенностью армянской внутренней политики является ее полное подчинение внешним вызовам и угрозам. Карабахская проблема и отношения с Турцией, будучи вопросами внешней политики, являются вместе с тем наиболее острыми внутриполитическими факторами. Во многом именно по этой причине процесс урегулирования нагорно-карабахской проблемы полностью засекречен и лишь немногие армянские политики информированы о реальной сути переговоров и, главное, о возможных будущих шагах армянской стороны, исходящих из договоренностей с Азербайджаном.

Внутриполитический эффект будущих договоренностей по карабахской проблеме будет многократно преумножен, если эти договоренности не устроят политическое руководство и общественность самого Нагорного Карабаха. Политические системы и экономики Армении и Нагорного Карабаха тесно переплетены.

В этой связи в период дестабилизации ситуации в Киргизии, России необходимо максимально замедлить переговорный процесс между Ереваном и Баку. Решения, призывающие Армению инициативно нарушить статус-кво в зоне карабахского конфликта, бумерангом ударят по России и, в частности, поставят новые оперативные задачи перед ОДКБ. Вместе с тем радикальная оппозиция в Армении получит долгожданный повод для обвинения руководства страны в проигрыше дипломатической войны с Азербайджаном, со всеми вытекающими из этого последствиями.

Социально-экономическая ситуация

Мировой финансовый кризис серьезным образом пошатнул экономику Армении. Резкая поляризация общества и социальный дисбаланс между Ереваном и регионами страны - другой фактор риска. Олигархи, контролирующие импорт и монополизировавшие важнейшие отрасли экономики - от промышленности до розничной торговли, вызывают острое неприятие общественности, но и вместе с тем обеспечивают экономический и отчасти силовой каркас действующей власти. Попытки правительства Армении провести мягкую налоговую реформу и перенаправить хотя бы часть теневого капитала в государственный бюджет длительное время блокируются на парламентском уровне второй по представительности партией коалиции власти - "Процветающей Арменией", лидером которой является олигарх Гагик Царукян.

Тем не менее, значительная часть армянского населения практически самоизолировалась от экономической политики властей и не связывает с нею вопросы своего благосостояния. Основным источником дохода для значительной части населения являются внешние трансферты и в данном контексте стабильность банковской системы страны для них важнее популистских экономических инициатив правительства.

Таким образом, социально-экономический протест населения Армении - необходимый, но не главный элемент возможной дестабилизации. Он может быть востребован противниками действующих властей Армении лишь как дополнительный, побочный мотив. Катализатором протеста в Армении может быть только фактор безопасности, непосредственно связанный с перспективами урегулирования нагорно-карабахского конфликта. Однако данный катализатор также не может сработать автономно и может быть востребован в случае столкновения интересов крупных кланов или групп по интересам.

Столкновение интересов властных и околовластных групп

Конкуренция кланов, криминальных и олигархических финансово-экономических групп - еще один внутриполитический вызов в условиях современной Армении. В армянском обществе уже длительное время насаждается информация о противостоянии между действующим президентом страны Сержем Саргсяном и экс-президентом Робертом Кочаряном, однако никаких явных признаков такого положения дел на текущий момент не существует. Более того, есть понимание, что столкновение интересов этих влиятельных политиков может быть чревато негативными последствиями для них обоих, поскольку действующий президент во многих вопросах обеспечил преемственность прежней политической и экономической линии: сохранена позиция правящей Республиканской партии, репродуцирована коалиционная модель парламента, интересы наиболее влиятельных олигархических групп не пострадали.

С другой стороны определенная конкуренция между окружениями Саргсяна и Кочаряна все-таки наличествует. В условный лагерь экс-президента Кочаряна входят бывший министр иностранных дел страны Вардан Осканян, который, по некоторым данным, имеет интересы в крупном международном бизнесе, в том числе в США и на Ближнем Востоке, вице-премьер Армен Геворгян, некоторая часть функционеров Армянской революционной федерации "Дашнакцутюн", а также экс-президент Нагорного Карабаха Аркадий Гукасян.

Вероятность поддержки Роберта Кочаряна со стороны коалиционной партии "Процветающая Армения" не представляется высокой, поскольку лидер этой политической силы Гагик Царукян в последние годы демонстрирует тяготение к позиции самостоятельного, но при этом балансирующего центра. В позиции лидера второй по численности фракции в армянском парламенте, Гагик Царукян является весьма привлекательным партнером для спикера Национального Собрания и крупного по армянским меркам капиталиста Овика Абрамяна.

Однако спикер состоит в Республиканской партии Армении, председателем которой является президент Серж Саргсян. Характер и перспективы отношений в треугольнике Саргсян-Абрамян-Царукян сыграют важнейшее значение во время парламентских выборов 2012 и президентских выборов 2013 года.

Еще одним балансирующим центром является действующий президент Нагорного Карабаха Бако Саакян. Перспективы его политического позиционирования полностью зависят от результатов переговорного процесса по карабахскому урегулированию. С другой стороны, жесткая позиция Бако Саакяна в будущем может сыграть позитивную роль "громоотвода" для президента Саргсяна.

Цементирующим элементом системы правления Сержа Саргсяна являются силовые структуры. Лояльность армии и полиции - его главный политический капитал, который будет сохранен в том случае, если армянская власть воздержится от каких-либо резких движений и шагов в карабахском вопросе. Стержневым элементом системы власти Армении является и мэр города Еревана Гагик Бегларян, обладающий серьезным финансовым и силовым ресурсом.

Агрессивное столкновение между указанными группами практически исключается, поскольку налицо широкое поле взаимных интересов, а также многополярная система, облекающая взаимные договоренности.

Расклад сил в нынешнем армянском парламенте также не сулит никаких рисков для правящего режима. Парламентская оппозиция, формально представленная в лице двух фракций - АРФД и партии "Наследие" (соответственно 19 и 7 мандатов), - придерживается в целом конструктивной позиции, не переводя конфликтные темы в плоскость "уличного" противостояния. Обе оппозиционные партии армянского парламента позиционируют себя в качестве патриотических политических объединений, а значит "карабахский катализатор" - опять-таки единственный фактор, который может "вытолкнуть" их протест в агрессивное русло.

Более того, АРФД, вошедшая в состав правящей коалиции в период правления Роберта Кочаряна и ушедшая в оппозицию при Серже Саргсяне, рассматривается экспертами именно в качестве противовеса реакционному Армянскому национальному конгрессу (АНК) - объединению политических сил под эгидой экс-правящего Армянского общенационального движения (АОД) во главе с экс-президентом Левоном Тер-Петросяном.

Радикальные и маргинальные группы

Радикальная оппозиция после ряда попыток свержения власти (в 2003, 2004 и 2008 гг.) во многом растеряла свои ресурсы и потенциал. Апогеем протестного нажима на власть в Армении стали события начала марта 2008 года. Напряжение, возникшее по итогам президентских выборов, обеспечивших переход власти от президента Роберта Кочаряна к премьер-министру Сержу Саргсяну в феврале 2008 года, вылилось в беспорядки и столкновения в Ереване. Жертвами тех событий, по официальным данным, стали 10 человек, сотни получили ранения.

В настоящее время оппозиционный лагерь Армении можно условно разделить на три группы:

• парламентская оппозиция (АРФД, партия "Наследие")

• радикальная оппозиция - АНК

• маргинальная группа - отдельные деятели и группы, действующие самостоятельно в силу идеологической несовместимости с крупными группами (например, группа Жирайра Сефиляна, придерживающаяся, в отличие от АНК и Левона Тер-Петросяна резко критической позиции, в частности, по карабахскому вопросу).

Провал оппозиционного движения в 2003-2004 гг., когда экс-президенту Роберту Кочаряну с трудом, но удалось удержать власть, во многом предопределил дальнейший характер блокирования в лагере протестных сил. Избрание Роберта Кочаряна на второй президентский срок стало возможным благодаря нейтрализации активного оппозиционного деятеля Арташеса Гегамяна. По некоторым данным, значительные усилия к реализации этой задачи приложил действующий президент Серж Саргсян. Таким образом, можно констатировать, что своим вторым сроком Кочарян был обязан именно Саргсяну. Нейтрализация Гегамяна самым негативным образом сказалась на перспективах наиболее рейтингового оппозиционера того периода - лидера Народной партии Степана Демирчяна. Проиграв Кочаряну во втором туре и не сумев раскачать ситуацию в стране до точки невозврата, Демирчян потерял надежду на победу, а вместе с ним и доверие своих сторонников. На парламентских выборах 2007 года партия Демирчяна, а вместе с ней и партия Гегамяна "Национальное Единение" оказались вне стен парламента. Гегамян практически приостановил политическую деятельность, а Степан Демирчян влился в состав оппозиционного АНК на правах второго (формально) по статусу лица. В реальности политический вес Демирчяна сегодня уступает многим даже рядовым функционерам АНК.

Президентские выборы 2008 года стали "моментом истины" для экс-президента Левона Тер-Петросяна. По сообщениям армянской прессы, окружение Тер-Петросяна уговаривало его вернуться в активную политику вплоть с 2002 года, однако опытный политик предпочитал хранить молчание, поскольку реально оценивал собственный потенциал. Тер-Петросян понимал, что обеспечить возврат к власти посредством электорального процесса в такой стране, как Армения, невозможно. Да и по рейтингу доверия на тот период он катастрофически уступал Кочаряну. "Прорыв" Тер-Петросяна мог бы состояться только в момент передачи власти Кочаряном преемнику, коим и был Серж Саргсян. Именно поэтому лидер АОД пережидал два срока правления Кочаряна, рассчитывая в нужный момент использовать лояльных себе людей в различных министерствах и ведомствах.

К президентским выборам 2008 года в команду Тер-Петросяна влились молодые политтехнологи, прошедшие подготовку в различных западных организациях и фондах. Наиболее активным из них стал Левон Зурабян - бывший аналитик Международной кризисной группы (International crisis group) - тесно сотрудничающей с западными спецслужбами организации, занимающейся изучением и влиянием на конфликтные регионы, в том числе и Южного Кавказа. Молодая команда экс-президента Тер-Петросяна провела весьма эффективную предвыборную кампанию с использованием возможностей различных мультимедийных площадок, таких как, например, Youtube. Продуманным было и решение отказаться от крайне непопулярного в народе бренда Армянского общенационального движения (АОД), который на уровне подсознания ассоциировался с "темнотой и голодом" начала 1990-ых. Тер-Петросян выступил на политическую арену во главе нового проекта - АНК. В него влились поверженные Кочаряном оппозиционные деятели, наиболее известные из которых - Степан Демирчян и Арам Саркисян (брат убитого премьер-министра Вазгена Саркисяна) успели к тому времени растерять свой политический капитал. Для внушительности было заявлено о вхождении в блок АНК более десятка карликовых партий, названия которых мало что говорят даже экспертам. Между тем, каких-либо идеологических или других общностей в новом объединении не было. Стоит только отметить, что в один с Тер-Петросяном блок вошла даже Марксистская партия Армении с его практически единственным членом и бессменным лидером Давидом Акопяном, да и та вскоре покинула объединение.

Вступление Тер-Петросяна в активную политическую борьбу разбередило внутриполитическое "болото", застоявшееся в период правления Кочаряна. Благодаря финансовой поддержке армянских кругов Франции и России, грамотной работе штаба и многочасовым выступлениям на митингах, Тер-Петросяну удалось фантастическим образом нарастить свой рейтинг с 2%-3% до 20%-25%. Однако выборы завершились победой Сержа Саргсяна, и команда Тер-Петросяна перешла к апробированному на Украине и Грузии сценарию свержения власти. И здесь Тер-Петросян использовал свой главный козырь - единомышленников АОД, которым тем или иным образом удалось остаться на государственной службе в период правления Кочаряна. На сторону оппозиции перешел ряд высокопоставленных сотрудников МИД Армении, заместитель Генпрокурора и некоторые генералы.

Система государственного управления страны встала перед угрозой развала, а это означало, что действующий еще на тот момент президент Кочарян (инаугурация Сержа Саргсяна состоялась через 40 дней после погромов 1 марта) не в состоянии передать своему преемнику всю полноту власти и целостный государственный аппарат. Кочарян отдал приказ о разгоне оппозиции и введении чрезвычайного положения. Одновременно власть предприняла меры по изоляции политического и силового крыла АНК, оставив митингующую толпу фактически без ориентиров и управления.

Разгром оппозиции 1 марта 2008 года можно было спрогнозировать и до этих событий, если учесть, что Тер-Петросян совершенно адекватно оценивал и оценивает возможности тандема Кочарян-Саргсян. Важнейшим минусом политической платформы Тер-Петросяна было очевидное отсутствие прорывных тезисов по карабахской повестке. Можно сказать, что главный оппозиционер в этой части придерживается сопоставимых с Саргсяном взглядов.

Важно отметить, что созданный в августе 2008 года АНК с самого начала не дотянул до заявленной "общенациональной" планки - в него отказалась вступить парламентская партия "Наследие". Безрезультатными были и переговоры Тер-Петросяна с его давними противниками - руководством "Дашнакцутюн". С первых же дней создания в АНК встал вопрос координации действий и разделения полномочий.

АОД - костяк Конгресса и его опытные члены, например Арам Манукян, не демонстрировали особого энтузиазма по поводу активности новых привлеченных членов и составных частей блока АНК. Однако безынициативность членов АОД не означала, что они не желают сохранять свою ведущую роль и уступать ее новым партнерам Тер-Петросяна уже по блоку АНК - Левону Зурабяну, Степану Демирчяну и Араму Саркисяну. Активность Зурабяна и его тесный контакт с Тер-Петросяном и вовсе стали предметом острой ревности и недовольства для столпов АОД. Например, немалую ревность Зурабян вызывает у экс-министра иностранных дел в правительстве АОД Алика Арзуманяна, который сегодня остался практически не у дел.

Пассивность Тер-Петросяна уже после разгрома движения 1 марта 2008 года породила недовольство уже среди тех, кто по итогам тех событий оказался за решеткой и получил самый сильный удар властей. Среди таковых можно назвать Сасуна Микаеляна и Мясника Малхасяна. Еще один активист движения - главный редактор газеты "Айкакан Жаманак" Никол Пашинян - продолжает пребывать под арестом, его соратники и нанятые ими адвокаты не смогли облегчить его участь. Еще одной показательной (для других) жертвой тех событий стал бизнесмен Хачатур Сукиасян, поставивший под удар свои активы в Армении. Дальнейшая "отсидка" и "раскулачивание" Сукиасяна состоялись под "оглушительное" молчание Тер-Петросяна и его коллег.

Недовольство АОД провалом проекта АНК и бездеятельностью Тер-Петросяна начало давать первые результаты. Заместитель правления АОД Хачатур Кокобелян, являющийся совладельцем рудников, а также председатель правления АОД Арарат Зурабян практически поставили вопрос об обособлении АОД от проекта АНК и выступлении на парламентских выборах 2012 года в автономном режиме. Таким образом, речь идет о развале оппозиционного проекта "Армянский национальный конгресс", который сыграл ключевую роль в президентских выборах 2008 года. Однако 14 июня Кокобелян подал в отставку со своего поста. Пресс-служба АОД сообщила, что он, будучи "сторонником более открытой и публичной политики, предложил заменить неопределенную политическую линию оппозиции на более конкретные и решительные действия".

В свою очередь АНК пытается демонстрировать бурную деятельность, показывать, что им интересуются за рубежом и, в частности, в России. Называется имя руководителя национального клуба "Миабануцюн" Смбата Караханяна, якобы тесно связанного с Кремлем и специально "поставленного" следить за армянскими делами. На самом деле миссия Караханяна заключается в проталкивании подготовленных в Ереване теми же политтехнологами АНК антиправительственных статей в различные российские СМИ (в том числе и на третьесортные сайты), что буквально через день преподносится уже в Ереване в качестве "критического отношения" руководства России к армянским партнерам.

По некоторым данным, АНК переживает период дефицита финансов. Главный источник дохода АНК - частные пожертвования из США и России, общая сумма которых не достигает 25 тысяч долларов в месяц. Жизнь в блоке поддерживается и американскими правительственными фондами, такими как Transparency International, International Crisis Group и уже отмеченным Хельсинкским комитетом.

Таким образом, можно констатировать, что лагерь радикальной оппозиции в Армении не восстановил свои силы после 2008 года. Более того, разлад в рядах АНК может принять интенсивный характер, учитывая пассивную позицию ее лидера Тер-Петросяна. По всей видимости, АНК (или АОД, в случае выхода из АНК) будет вынужден выступить с новым лидером, определение которого является крайне сложной задачей. Важно также отметить, что само существование АНК в качестве резко оппозиционной силы является консолидирующим и сдерживающим элементом для околовластных конкурирующих группировок. Полная маргинализация внепарламентской оппозиции не исходит из интересов Сержа Саргсяна. С другой стороны, сама внепарламентская оппозиция сегодня остро нуждается в блокировании с оппозиционной парламентской силой. Однако единственная из двух таких сил, которая могла бы пойти на союз с Тер-Петросяном, партия "Наследие" сама недавно пережила этап внутреннего раскола, а ее лидер Раффи Ованнисян крайне осторожен и вряд ли до президентских выборов 2013 года пойдет на экстраординарную активизацию.

Всё это должно быть учтено при политическом планировании активности стран ОДКБ в зоне карабахского конфликта и самым решительным образом должно повлиять на любые официальные декларации об "ускорении" или "близости" карабахского урегулирования, даже если в этом урегулировании будут просматриваться элементы миротворческой деятельности ОДКБ в целом или стран-участник ОДКБ в отдельности.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
10.12.16
WP: ЦРУ подозревает РФ в поддержке Трампа на выборах
NB!
10.12.16
«Не устал, не ухожу» — президент Гамбии передумал отдавать власть
NB!
10.12.16
«Секрет английского футбола» — изнасилования воспитанников футбольных школ
NB!
10.12.16
Госдеп США: Импичмент президента Южной Кореи должен пройти «мирно и плавно»
NB!
09.12.16
Действие международного права должно распространяться и на Белоруссию
NB!
09.12.16
25 лет СНГ: некоторые итоги
NB!
09.12.16
Японцы хотят создать против нас общий фронт
NB!
09.12.16
Брюссель — Порошенко: где деньги, Пётр?
NB!
09.12.16
Идеология Фиделя Кастро
NB!
09.12.16
Web-разработчики ИА REGNUM запустили свои «фишки» в массы
NB!
09.12.16
«Задержание журналистов в Белоруссии — сигнал Минска к сближению с Западом»
NB!
09.12.16
Минск показал кулак
NB!
09.12.16
Свобода слова под угрозой: орловский политик о задержании авторов ИА REGNUM
NB!
09.12.16
«Театр абсурда» — воронежский депутат о задержании журналистов
NB!
09.12.16
Братская Белоруссия? Это всё прозападническая «оттепель» и евроинтеграция
NB!
09.12.16
Задержание журналистов в Белоруссии — «грубейшее нарушение свободы прессы»!
NB!
09.12.16
В задержании российских журналистов в Белоруссии слишком много вопросов
NB!
09.12.16
«Недружественный акт против России»: задержание авторов REGNUM в Белоруссии
NB!
09.12.16
Генштаб ВС РФ: сирийская армия контролирует 93% территории города Алеппо
NB!
09.12.16
Задержание журналистов в Белоруссии может затруднить отношения с Россией
NB!
09.12.16
Радио REGNUM: второй выпуск за 9 декабря
NB!
09.12.16
Госдума не запретила трансгендерам вступать в брак