"Скверный мужик" Виктор Тархов против монополизма - Самара, 10 июня

Самара, 10 июня 2010, 23:49 — REGNUM  "Самарская газета" сегодня 10 июня 2010 года опубликовала интервью мэра города Виктора Тархова о ситуации, сложившейся вокруг МП "Самараводоканал".

В статье, в частности, говорится: "Рейдерский захват вместо инвестиций.История вокруг муниципального предприятия "Самараводоканал" успела обрасти мифами и всяческими измышлениями. Зачем на самом деле затеяна передача в аренду имущества стратегического для города предприятия коммерческим организациям, почему вокруг этого столько шума и грохота, "СГ" рассказал сам глава города Виктор Тархов.

- Чтобы было понятно, надо вер­нуться на три года назад. После моего при­хода в мэрию самой острой проблемой ока­залась ситуация с обманутыми дольщиками. Выяснилось, что на новых домах поселка Бра­тьев Кузнецовых, на ул. Тухачевского в основ­ном, и на всем жилье на Советской Армии, построенном вокруг "МТЛ-Арена", застрой­щиками не выполнены технические условия. При этом дома заселены, но жильцы не име­ют прописки, так как дома не сданы в эксплу­атацию. В итоге люди не могут оформить по­лисы медстрахования, без постоянной пропи­ски трудно устроиться на работу и т.д. Разбираемся, почему не выполнены техусловия. Оказалось, застройщикам они бы­ли своевременно выданы на подключение ко всем инженерным коммуникациям. Но постепенно, через допсоглашения, техусло­вия эти усохли в ноль. В итоге нет ни транс­форматорных подстанций, ни водоводов, ни канализации толком - все по времян­кам подключено. Отсюда и проблемы с во­дой на верхних этажах. Пригласили всех за­стройщиков: "Ребята, техусловия надо вы­полнить". На что они говорят: "Второй раз, что ли?". Ну и признались, что уже распла­тились деньгами, чтобы их не выполнять. Письменно подтверждать это, конечно, от­казались, потому что как взяткодатели они несут уголовную ответственность.

- А в прокуратуру вы в связи с этим обращались?

- Мы подготовили папку со всеми доку­ментами по этапам усыхания техусловий и передали в горпрокуратуру с нашим заявле­нием. Там все изучили и умыли руки. Отве­тили, что судебной перспективы здесь нет, а посему заниматься этим делом нет смысла. И этот старый груз до сих пор так и болтает­ся. За три года нам кое-что все-таки удалось сделать по электрическим сетям, по транс­форматорным подстанциям, но с водой и канализацией как было плохо, так и есть. А вопрос надо решать.

- И какова цена решения?

- По домам на Советской Армии тре­буется 500 миллионов, по Тухачевского - полтора миллиарда. Надежды, что где-то деньги эти мы найдем, сначала были. Дума­ли, нырнем в программу "Единой России" "Чистая вода". Я даже встречался с Грызло­вым по этому поводу. Но он объяснил, что программа у них политическая, а вовсе не хозяйственная, посему зря ты к нам пришел. Есть и областная программа "Чистая во­да". Но из-за кризиса все областные целе­вые программы секвестрованы до 2012 года. И здесь ждать нечего. Мы хоть и нарастили собственные доходы города в два раза, про­сто так эти два миллиарда тоже нигде не ва­ляются. И к концу прошлого года мы нашли единственный выход - объявлять конкурс, но не на продажу, а на долговременную аренду имущества "Самараводоканала" под инвестиции. Главное условие победы в кон­курсе - наличие инвестиционной програм­мы. Подали документы восемь компаний, из них три - со стороны, остальные местные. В том числе и ОАО "Облводоканал" с устав­ным капиталом аж 10 тысяч рублей, кото­рое явно было создано специально под этот конкурс. Инвестиционная программа, на­помню, необходима минимум на сумму два миллиарда. А по-хорошему сюда бы надо прибавить еще миллиард - на третий дюкер с фекальными стоками через реку Самару и обеспечение водой Зубчаниновки.

- Какие компании и почему именно они были допущены к конкурсу?

- Заявки подавали ЗАО "ПТС", ОАО "Облводоканал", ООО "Гриф-2008", "Но­вогор Прикамья", "Водные проекты", ЗАО "Экополимер-М" и три крупные москов­ские компании "Росводоканал", который входит в Альфа-групп; "Российские комму­нальные системы" - это холдинг "Ренова" господина Вексельберга, и холдинг "Евра­зия". Все они на этом рынке известны. Например, в соседнем Оренбурге уже четы­ре года работает "Росводоканал", и с не­плохими результатами. Мы проверяли. Же­лающим участвовать в конкурсе было по­ставлено условие: покажите, что у вас есть деньги для инвестиций, - оборотный капи­тал не меньше 500 миллионов. Чтоб не по­лучилось, что компания конкурс выиграла, а денег у нее три копейки. В итоге остались только три компании, и все три московские. И здесь пошли тяжба за тяжбой. Я так пони­маю, что конкуренты, по сути, бьются меж­ду собой, иногда используют "Облводока­нал" как подставную фирму. У него как бы посредническая функция - закажут подать иск, они подают. Так вот, из-за судебных тяжб начиная с ноября прошлого года конкурс то возобнов­лялся, то приостанавливался судом и дока­тился до нынешнего мая, когда на "Самара­водоканале" устроили "маски-шоу". Такое развитие событий городу не на пользу, уж по­верьте. Потому что нужно вводить жилье, вы­полнить наконец технические условия и дать возможность жителям двух больших микро­районов нормально жить в своих домах.

- Горожан пугают, что придут мо­сковские коммерсанты - альфовские или вексельберговские, неважно, и вздуют тарифы до небес. Есть ли рыча­ги, чтобы аппетиты инвесторов укро­щать?

- В любом случае придется учесть вклад инвесторов в развитие "Самараводокана­ла". Они же бизнесмены, а не меценаты. По­этому к некоторому росту водных тарифов это приведет. Но невозможно ведь напле­вать и на интересы десятков тысяч жителей, которые до сих пор живут в несданных до­мах. Увы, деньги умыкнули. Я не следствен­ное управление и ничего предпринять для их возвращения не вправе. Надзирающие органы бездействуют. А мне нужны действия и результаты. Что касается тарифов на воду - и мэ­рия, и инвесторы зажаты особыми услови­ями их повышения. Ежегодно нам спуска­ют цифру, на сколько можно повышать та­рифы: Правительство РФ - в область, а об­ласть - в муниципалитеты. Поэтому как бы инвесторы ни хотели, перепрыгнуть планку установленного предельного индекса им ни­кто не даст.

- Судебные иски в связи с конкурсом по "Самараводоканалу", как вы сказали, - это проявление конкурентной борьбы между участниками. А почему прокура­тура так активно ввязалась в эти про­цессы в интересах коммерческих фирм, будто они сирые и убогие?

- Да, есть иск прокуратуры к департамен­ту управления имуществом. Суть его в том, что не все имущество, которое у "Самара­водоканала" находится в хозведении, про­шло государственную регистрацию и поэто­му город якобы вообще не имел права объ­являть конкурс. Вообще есть три способа распорядится имуществом "Самараводока­нала". Это долговременная аренда, акцио­нирование предприятия и концессия. Акци­онирование подразумевает создание акционерного капитала, а для этого все имущество должно пройти через Регпалату. То же са­мое и с концессией, в концессию можно от­дать только зарегистрированную городскую собственность. Мы остановились на долго­временной аренде. Здесь право собственно­сти никому не переходит - то что было в му­ниципальном "Водоканале", оно там и оста­ется. И поэтому регистрация собственности - условие необязательное. Но прокурор го­рода считает по-другому. Скорее всего, его службы просто не разобрались в тонкостях законодательства. Думаю, судебной пер­спективы у этого иска никакой нет.

- Как это не разобрались? Ведь то, о чем вы говорите, содержится один в один в январском ответе облпрокура­туры на обращение "Облводоканала". Эта фирма подвергала сомнению закон­ность проведения конкурса по передаче в аренду имущества МП "Самараводока­нал" как раз по той причине, что оно не прошло госрегистрацию. Резюме про­куратуры там однозначное: "Оснований для принятия мер прокурорского реаги­рования не усмотрено". Почему же спу­стя пять месяцев горпрокуратура вдруг основания усмотрела?

- Условия конкурса согласованы с Са­марским территориальным управлением Федеральной антимонопольной службы. Законодательство мы изучали чуть ли не с лупой. И при организации конкурса дей­ствовали строго в правовом поле, так как понимали, что на каждый чих не наздрав­ствуешься.

- Такое впечатление, что вся эта громкая история с арендой "Самараво­доканала" возникла потому, что кто-то упорно лоббирует свои коммерческие интересы, используя милицию и проку­ратуру.

- У меня никаких сомнений в этом нет. Потому что форма и методология этого лоб­бирования - один в один рейдерский за­хват любого предприятия. Приходят проку­роры, милиция, всех сгоняют в одно место, держат людей в актовом зале, а "захватчи­ки" в это время режут сейфы в кабинетах. От ключей они отказались - мы их "болгар­кой" взрежем. Все для того, чтобы психоло­гически надавить - будто бы здесь крупные нарушения. На самом деле там нет ничего...

- Вы отправили генпрокурору обра­щение, какой реакции на него ждете?

- Мы добиваемся проверки генпроку­ратурой обстоятельств всего этого шумно­го дела. Назначьте проверку и посмотрите, насколько законно действовали сотрудники милиции и прокуратуры. Думаю, что приезд в Самару сотрудников генпрокуратуры для организаторов этого действа самый плохой вариант. Придется ведь отвечать на вопро­сы, на которые нет убедительных и главное - законных ответов. Кроме того, я обратился к председате­лю Совета Федерации Сергею Миронову и попросил, чтобы он перего­ворил с генеральным прокурором. Отпра­вили обращение и министру внутренних дел Рашиду Нургалиеву, поскольку и мили­ция в этом деле завязана. Я лично написал в блог президента Медведева и надеюсь, он тоже среагирует и даст поручение генпроку­рору Юрию Чайке разобраться, что в Сама­ре произошло. Проверки не самое любимое наше дело, но здесь я очень хочу, чтобы нас проверили. Чтобы если упрекали в чем-то, то аргументированно. Но ведь нет никаких аргументов. Кроме огромного желания лю­быми способами оттеснить конкурентов...

- Есть ли в ситуации с "Самараводо­каналом" политическая составляющая, связанная, к примеру, с предстоящими выборами главы города?

- Думаю, что нет. Политику сюда специ­ально подвязывают. Чтобы прикрыть сугу­бо коммерческий расчет и корысть. "Сама­раводоканал" - это 4,5 тысячи работаю­щих, которые поят миллион сто тысяч чело­век и пропускают стоки со всего города. Это вечный бизнес, вечный сбор денег с населе­ния и промпредприятий. Ну как это кому- нибудь достанется? Вот они и придумывают, чтобы досталось не кому-то, а им. Отсюда и иски в судах, и "маски-шоу". Так все рей­дерские захваты проходят - ничего нового.

- Вы встречались с коллективом "Самараводоканала". Что его работники, пе­режившие "маски-шоу", вам говорили?

- Я почувствовал, что они давно поняли, в чем тут дело. То, что я им рассказал, толь­ко подтвердило их догадки. Но причин опа­саться за себя лично у них нет никаких. Да и за предприятие, по большому счету, то­же. Завод с дурной головы еще могут оста­новить, но оставить миллионный город без воды - на это только сатана может людей об­речь.

- И все-таки, кому так выгодна вся эта шумная возня вокруг конкурса?

- Кто владеет энергетикой и газом, то­му позарез нужна вода, тогда легко делается пар, который крутит лопатки турбин и вы­рабатывает тепловую и электроэнергию. И тогда уж в себестоимости киловатт-часа и гигакалории не разберется и академия на­ук. Если энергокомпании получат "Самараводоканал", это будут чистой воды монопо­листы. И тогда в нашей области будет не гу­бернатор руководить, а тот, кто всем этим владеет. Называется вся эта история борь­бой за монополию. И есть один скверный мужик, который монополии сопротивляет­ся, - это я."

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail